3 Июль, 2016 0:25

Кто и кому будет диктовать в «паре» Россия – Турция?

Кто и кому будет диктовать в «паре» Россия – Турция?

Было ли сенсацией то, что сейчас Россия и Турция, по крайней мере, визуально – предпринимают шаг за шагом для того, чтобы вывести двусторонние отношения из положения пике? И да, и нет. Если ориентироваться на взаимные «пропагандистские установки», исходившие от официальных властей России и Турции – то, да, промежуточный исход 7-месячной конфронтации из-за сбитого Су-24 и убитого пилота – Героя России, достаточно сенсационен. Если исходить из реплики представительницы Госдепартамента США печально знаменитой «раздатчицы печенюшек» Виктории Нуланд – то тоже да, выходит, что и для американцев шаги турецкого президента Тайипа Реджепа Эрдогана и его российского коллеги Владимира Путина стали неожиданностью. Правда, Нуланд не уточнила – какой, приятной или неприятной.

Процесс нормализации уже углубляется, о чём свидетельствует и «скоропостижная» встреча в Сочи министров иностранных дел РФ Сергея Лаврова и Турции Мевлюта Чавушоглу. Переговоры шли около 40 минут, как и планировалось. Министры обсудили экономику, энергетику, торговлю и предстоящую встречу на высшем уровне: достигнута договоренность о встрече глав государств, которая, скорее всего, состоится в Сочи в августе. Министры выглядели вполне сносно – дипломатично и приветливо улыбались.

29 июня Эрдоган заявил, что в ходе телефонной беседы с Путиным, состоявшейся ранее в тот же день, они договорились о встрече на полях саммита G20, который пройдет 4-5 сентября в Китае. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков не смог подтвердить эту информацию. По его словам, место и время встречи будут согласованы по дипломатическим каналам. Телефонный разговор между президентами России и Турции состоялся 29 июня по инициативе Москвы и стал ответом на письмо «с извинениями», присланное турецким президентом 27 июня. Само собой разумеется, практически ничего существенного неизвестно ни из текста письма Эрдогана, ни из его телефонного разговора с Путиным, ни из переговоров Лавров-Чавушоглу. Хотя в целом можно себе представить, о чём должны были бы говорить президенты, если их телефонный (!) разговор был примерно таким же по длительности, как и переговоры Лавров-Чавушоглу – около 40 минут…

Однако заметно, что, как ранее анонсировал шеф пресс-службы российского президента Дмитрий Песков, нормализация отношений не дело ближайших месяцев. Пока напрямую отменены два действующих в отношении Турции ограничения: рекомендация воздерживаться от продажи туров в Турцию и запрет на чартерные авиаперевозки. Остальные пункты указа пока остаются в силе, но правительству РФ поручено провести переговоры с турецкой стороной и по их результатам вносить в указ изменения. Встреча в Сочи стала первым реальным шагом к нормализации двусторонних отношений. Встаёт вопрос – так ограничилось ли для Турции всё «одними помидорами», или же, учитывая длинный шлейф засекреченности с последних российско-турецких контактов, обещание Путина о том, что для Анкары обострение отношений с Москвой «одними помидорами не закончится», реально воплощается в жизнь.

Если всё замкнуть лишь на российско-турецкой конфронтации и забыть, что глобальной причиной конфликта-то была Сирия и действия российских Военно-космических сил против террористических группировок, поддерживающихся Турцией, то ситуация выглядит не как сенсационная. Эрдоган не от хорошей жизни написал письмо «примирения» Путину, его на это подтолкнула тяжелая экономическая ситуация после потери российского рынка и российских туристов. Турция потерпела провал в сбыте своей сельхозпродукции, которая реально никому в ЕС (да и в соседних странах) не нужна. И утратила реноме дешёвого «туристского рая» - ведь, помимо России, и Германия пошла на определённые ограничения. А подавляющим большинством туристов, которые обеспечивали всю функциональность экономической системы, на которой базируется режим «умеренных исламистов» Турции, были как раз немцы и россияне. В итоге Эрдогану, вдобавок к «головной боли» из-за неудавшихся авантюр в Сирии и из-за курдского восстания в Западной Армении и Междуречье, рисковал осенью столкнуться и с мощным социально-экономическим взрывом, на грани банкротства десятки тысяч мелких предприятий, живших за счёт сбыта немцам и россиянам турецкой продукции разных сфер промышленности и ремёсел.

Визуально, Путин также не от хорошей жизни сделал вид, что принял «извинения» Эрдогана. В качестве слуха распространяется версия, что на российского президента давило протурецкое лобби в России, которое заинтересовано в развитии экономических отношений с Турцией, в особенности туризма, подтверждением чему явилось то, что перво-наперво Путин распорядился снять ограничения на поездки в Турцию. Но, во-первых, протурецкое лобби, если даже считать, что оно начинается с профессионального тюрколога Д.Пескова, не настолько мощно, чтобы взять да «повлиять» на человека, у которого уйма обязательств перед своими военными и Оборонно-промышленным комплексом. Можно без сомнений утверждать, что лоббисты военных и оборонщиков на десять порядков мощней, чем всё тюркоязычное население РФ, не говоря уж о довольно-таки узком круге пресловутого «протурецкого лобби». Да и какой процент в российской экономике составляют, допустим, доходы тех, кто специализировался на перепродаже турецкой сельзохпродукции в России, или же делал свой бизнес на выковыривании денег из кошельков россиян, не способных покупать путёвки в более безопасные страны? Рискнём предположить, что вряд более чем 2-3%, а то и меньше. Но ведь было заметно, что в Кремле точно чего-то ждали от Эрдогана, причём давно. И речь не о прошлом годе – а о, допустим, весне-лете 2016 г. Поэтому Путин и неожиданно быстро отреагировал, став инициатором телефонного звонка Эрдогану.

Однако и этот разговор, и встреча Лавров-Чавушоглу, и даже возможная встреча Путин-Эрдоган в августе в Китае – на наш взгляд, всего лишь последовательные этапы непростого процесса, в основе которого для Москвы – точно не резоны экономики, торговли и туризма. Глупо читать всякие измышлизмы на тему о том, как же турки благодарны президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву за «посредничество в нормализации» отношений с Россией. При всём тщательном учёте политического веса Алиева и в Закавказье, и в Организации тюркских государств, и в СНГ, и ещё во многих и многих иных международных структурах, после апрельских событий на фронтах Арцаха у азербайджанского президента просто не было стратегического манёвра для того, чтобы он, который только-только под диктат Турции (и, думаем, не только Турции) пытался возобновить широкомасштабную войну в Закавказье, против которой одновременно и жёстко (непосредственно со 2 апреля) выступили союзники по Сирии – Иран и Россия, вдруг взял бы и выступил удачливым результативным посредником между Москвой и Анкарой. Но в том, что «сглаживанию» шероховатостей в российско-турецких отношениях были бы рады в США и Израиле, сомневаться не приходится. И не стоит обманываться на «удивление» госпожи Нуланд – на деле, в Вашингтоне очень этого хотели. И вот результат, уже не смешной – при новых пробуксовках мирных переговоров в Вене по Сирии, вначале президент США Барак Обама внезапно предложил России некое «военное сотрудничество» в Сирии «в борьбе с терроризмом». А следом и Турция вдруг запросила сотрудничества с ВКС России в Сирии, и тоже «в борьбе с террористами».

Рассматривать российско-турецкие отношения в отрыве от ситуации в Сирии и в «привязке», допустим, к российско-азербайджанским или российско-армянским отношениям – на наш взгляд, полнейшая бессмыслица. В конце концов, и Су-24 сбивался в Сирии, и несчастный военный лётчик Пешков погиб там же, а не в небе над Арменией, Азербайджаном, Арцахом и т.д. А в Сирии, несмотря на крупный успех иранцев и армии Ирака (все остальные союзники неважны) при освобождении иракской Эль-Фаллуджи, сейчас у всех определённый стопор. Напротив, у террористов – ряд локальных успехов. В частности, провалилось курдо-американское наступление на Эр-Ракку. А затем провалилось наступление на этот город и сирийской армии с иранцами. Наконец, поводов у Эрдогана «в связи с Сирией» мечтать о нормализации отношений с Путиным – не меньше. Связка «поставки российских вооружений иракским и сирийским курдам – появление ПЗРК у турецких курдов» не может не беспокоить турок. В конце концов, а вдруг у курдов в Турции неким маршрутом в скором времени окажутся и тяжёлые вооружения, в частности, бронетехника? И у иракских, и у сирийских курдов такие тяжёлые вооружения уже есть, связь же с соплеменниками в Турции – более чем надёжна и функциональна. Получается, что в конце мая Эрдоган из-за визита Путина на Святую гору Афон не зря «понервничал» и буквально кричал о том, что Россия и США составили заговор против Турции, что «они нам [т.е. туркам] не простили захват Константинополя», и т.д., и т.п.

Теперь поговорим об Израиле. 6-8 июня в Сочи принимали израильского премьер-министра Беньямина Нетаньяху, который приурочил свой официальный визит к 25-летию восстановления дипотношений между двумя странами. И ведь это же был уже третий (!) скоропалительный приезд главы правительства Израиля в Россию с осени прошлого года. Никто из израильтян и не скрывал, что основная тема переговоров – это Сирия. Но мы добавим – и Турция. И то, что ВКС России бомбили и бомбят нефтеколонны грузовиков террористов с ворованной демпинговой нефтью из Ирака и Сирии, идущие в Турцию – разве секрет, что эта демпинговая нефть в основном шла именно в Израиль? И о чём же в итоге договорился Нетаньяху с Путиным – увы, достоянием информированности широких слоёв общественности так и не стало. И всё время, пока Нетаньяху «челноковался» между Тель-Авивом и Москвой, шли непрекращавшиеся турецко-израильские переговоры. И тоже – о нормализации отношений. Отметим: именно в начале апреля (! – сопоставим-ка это с военной активизацией Азербайджана против Арцаха-НКР) Турция заявила, что якобы достигнуты договоренности о скорейшей нормализации отношений с Израилем. На радостях тогда Эрдоган в Вашингтоне даже заявлял, что в случае улучшения отношений с Израилем, Турция была бы заинтересована поставлять электричество в Сектор Газа.

Отметим: турецко-израильские переговоры, как правило, проходили в Англии. Израильскую делегацию на встречах всегда представляли спецпосланник премьер-министра Биньямина Нетаньяху Йосеф Чехановер и исполняющий обязанности главы Совета по национальной безопасности Яаков Нагель. С турецкой стороны в переговорах принял участие замминистра иностранных дел страны Феридун Синирлиоглу. И вдруг 11 апреля Тель-Авив заявил, что «Турция поспешила с заявлением о примирении». Тогда же в апреле прозвучало: «Наши требования к турецкой стороне остались прежними, они были в очередной раз озвучены в Лондоне и сейчас всё зависит исключительно от действий Анкары», - заявил источник в руководстве Израиля. Отметим, что требования израильтян к Анкаре не имеют отношения ни к России, ни к Закавказью, ни к Сирии: 1) немедленно закрыть командный пункт палестинской группировки ХАМАС на территории Турции; 2) принять закон в парламенте Турции, который запретит подавать иски от имени турецких граждан в международные суды против израильских солдат, принимавших участие в захвате турецкой флотилии в мае 2010 г.; 3) немедленно прекратить антиизраильскую пропаганду и перестать выдвигать условия, касательно действий Израиля в Секторе Газа.

И вот 27 июня, т.е. в день когда Эрдоган направил своё письмо «с извинениями» Путину, израильская делегация прибыла в Анкару. А утром 28 июня 2016 г., в Анкаре замминистра иностранных дел Турции Феридун Синирлиоглу подписал с генеральным директором МИД Израиля Дори Гольдом соглашение об урегулировании отношений между двумя странами. Самым оперативным образом – уже 29 июня, военно-политический кабинет Израиля утвердил данное соглашение. Полный текст соглашения не опубликован, и мировой общественности остаётся гадать, о чём договаривались турки и израильтяне. Известно лишь, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху 27 июня заявил: «Соглашение будет иметь колоссальное значение для экономики Израиля, и не только в ближайшие годы, но и на ближайшие поколения». По мнению комментаторов, он имел в виду, прежде всего, перспективу транспортировки израильского газа в Европу через территорию Турции. Как правило, тандем Израиля и Турции мало чего позитивного сулит Ближнему Востоку. Тем не менее, полнейший параллелизм в процессах нормализации и турецко-израильских, и турецко-российских отношениях невозможно трактовать иначе как – посредничество Израиля, а то и нечто большее, в урегулировании острой фазы конфронтации между Москвой и Анкарой. Остаётся лишь понять, чьи условия в «треугольнике» Россия-Израиль-Турция окажутся довлеющими. Судя же по тому, что Москве ещё в прошлом году удалось «уговорить» Тель-Авив ещё меньше вмешиваться во внутренние дела Сирии и израильтяне фактически прекратили свои воздушные налёты на Сирию, «сыграла» именно российская карта, в которой, почти наверняка, свой «навар» намерен получить и Израиль.

Что же до турецкой туристической индустрии, то, как это ни покажется странным, сторонникам скорейших засылок российских отдыхающих в Турции пришлось испытать ещё один удар. Речь, конечно, о последнем теракте в Стамбуле, приведшем к большому количеству жертв, аж какой-то россиянин был там ранен. И о том, что главным обвиняемым стал… чеченец, гражданин РФ, которого российские правоохранительные органы безуспешно пытались заполучить то от Австрии, то от Турции, и т.д. В итоге, как сообщали официальные российские источники, конечно, продажи путёвок в Турцию возобновятся. Но, во-первых, «процесс пойдёт» только если состоятся переговоры о безопасности российских граждан в Турции. Во-вторых, - и тут уже сами турки заторопились, что тоже о многом свидетельствует, пока начат процесс восстановления контактов и взаимодействия антитеррористических центров России и Турции. В-третьих, как-то невзначай из Москвы сказали, что, конечно, ехать в Турцию «уже можно», но вот за вопросы безопасности… Судя по всему, отъезжающим придётся либо думать самим, либо понадеяться на турецкие силовые структуры, что представляется крайне ненадёжной гарантией. По крайней мере, для большинства россиян той категории, которая и выезжала в Турцию на отдых. А об остальном, ещё раз подчёркнём, в том числе и о восстановлении турецкого экспорта сельхозпродукции в РФ, говорить не просто рано – этого нет и вряд ли будет, учитывая направленность на сохранение «анти-санкций» со стороны РФ.

Но, тем не менее, это примирение двух, казалось бы, жёстко упиравшихся врагов, каждый из которых держит за спиной нож или камень, и осталось только дождаться того момента, когда кто-то из них нанесёт противнику «удар в спину». Тут нужно придумать и расписать, какие «удары в спину» возможны с обеих сторон. Однако сейчас представляется, что своеобразная «прокси-война», хотя стороны сейчас и расшаркиваются друг перед другом, будет продолжена. В рамках той же Сирии Россия ведь не только с Израилем в секретных контактах, но и с Ираном. А у Тегерана с 28 апреля 2016 г. в силе приказ Верховного лидера Исламской революции, аятоллы Али Хоссейни Хаменеи, озвученный его военным советником генералом-майором Сейедом Ягия Рахим Сэфэви в ходе конференции, посвящённой региональным развитиям:: «Политические, экономические, а также связанные с безопасностью отношения Ирана с политической системой Турции должны быть пересмотрены. Также необходимо провести определённое урегулирование, поскольку Анкара как союзник США, Израиля, а также некоторых арабских стран, действует в соответствии с их политикой». На языке витиеватой восточной дипломатии это означает самое настоящее «объявление войны» Турции. И поэтому, говоря о возможном, допустим, «ударе в спину» Турции со стороны России, придётся иметь в виду, что Москва (не только по Сирии, но и, уверены, по Закавказью) будет и дальше взаимодействовать с Тегераном. Так что нельзя даже исключать, что тот же Путин спланирует следующий свой шаг по налаживанию отношений с Турцией обусловить выводом американских военных баз из Турции, вообще всех американских военных, и т.д. И, по некоторым пока непроверенным данным, некая подобная программа действий имеется. А в перспективе – и это, например, полностью отвечает интересам не только России, но и Ирана – предложить туркам покинуть ряды НАТО. Так что правы те круги в Кремле, которые заранее оговорили: до полной нормализации крайне далеко.

Впрочем, правы и те круги на Западе, которые 2 июля поспешили анонсировать сферу, в которой Анкара уже сейчас готова поступиться своими «принципами». После возобновления отношений с Россией Турция пойдет на ряд уступок в отношении Сирии, сообщила британская «Financial Times» со ссылкой на ряд источников. По данным издания, Анкара может смягчить свою позицию по конфликту в Сирии, в частности сосредоточиться на борьбе с террористическими группировками и отойти от требования немедленной смены сирийского политического режима. «Будут компромиссы и уступки в отношении курдов и повстанцев. Однако Турция не откажется от оппозиции полностью, это не в ее интересах», - заявил лидер группы повстанцев «Фастаким Кама Умирт» Эззедин аль-Саламе. Кроме того, издание сообщает, что Турция ещё до возобновления отношений с Россией принимала меры по смягчению позиции в Сирии. Среди них - увольнение начальника разведки, который отвечал за сирийскую проблематику, что может говорить о готовности к сделке с Башаром аль-Асадом. Мы же ещё раз напомним, что Эрдоган (и именно после заявления иранского генерал-майора Сэфэви) услал в «добровольную» отставку премьер-министра Ахмета Давутоглу – того самого, который прошлой осенью хвастливо заявлял, что именно он приказал сбивать российский Су-24, того самого, который клялся, что «защитит Алеппо», и т.д., и т.п. Того самого, после отставки которого ряд западных изданий писал, что «Америка лишилась своего человека в Анкаре». Впрочем, не стоит забегать ни назад, ни вперёд. Август покажет многое.

Загрузка...
Loading...
��������...