1 Июль, 2016 17:04

Что является «настоящим бичом» в карабахском урегулировании: интервью Владимира Казимирова

Что является «настоящим бичом» в карабахском урегулировании: интервью Владимира Казимирова

В 1992-1996 гг глава посреднической миссии РФ по Нагорно-Карабахскому урегулированию, спецпредставитель Президента России, экс-сопредседатель Минской Группы ОБСЕ от РФ Владимир Казимиров считает, что это – невыполнение договоренностей, а одной из сторон конфликта – и официально взятых обязательств.

– Сам факт переговоров трех президентов в Санкт-Петербурге можно только приветствовать и пожелать, чтобы подобные встречи имели место и впредь. Но с оценкой итогов этой встречи лучше не торопиться. Как бы ни были привлекательны заявления президентов, судить-то придется по делам – будут ли выполняться достигнутые договоренности? Настоящий бич в карабахском урегулировании – невыполнение договоренностей, а одной из сторон конфликта – и официально взятых обязательств.

– Воинственная авантюра в начале апреля с.г., как бы она ни выделялась на фоне прошлого, вполне вписывается в общий подход официального Баку к урегулированию в Карабахе. Поддержание, а периодически и нагнетание напряженности регулярно осуществлялись им и прежде. Одна из его основных установок – «не давать покоя оккупантам». Ей подчинены многие действия Баку: гонка вооружений, воинственная риторика, периодические инциденты, армянофобия и т.п. Цели, как внутриполитические, так и внешнеполитические. Своих сограждан надо убедить в том, что руководство АР не смирится с итогами той войны. А во внешней политике это способ давления не только на армян, но и на посредников, на ОБСЕ и международное сообщество в целом.

– Весной 1994 г. выдалась редкая возможность привести стороны конфликта к прекращению огня и военных действий. А это было для нас внеочередной задачей. Упускать эту возможность ради проработки или даже доработки других проблем урегулирования означало бы продолжение трагедии для обоих народов. И ещё неизвестно, когда возможность выйти на перемирие была бы достигнута нами вновь.

– На всех этапах урегулирования в Карабахе у России были соответствующие предложения и идеи, которые не сразу, но, в конечном счете, как правило, воспринимались и Минской группой ОБСЕ. Но о каком-то цельном плане мне неизвестно.

– В процессе нагорно-карабахского урегулирования в начале 90-х гг. было немало расхождения между Россией и США, но сейчас их стало намного меньше, чем по другим международным проблемам. Радует довольно слаженная деятельность сопредседателей Минской группы ОБСЕ от России, США и Франции.

– Все помнят, как официальный Баку мешал снижению напряженности вдоль линии соприкосновения (не хотел отзывать снайперов с передовых позиций, противился идеям расследования инцидентов, уклонялся от принятия мер доверия и т.д.). Сопредседатели и международные организации долго избегали критики в адрес конкретных сторон конфликта, но такого «нейтралитета» придерживаться все труднее.

– Развязывание полномасштабной войны вокруг Карабаха совершенно недопустимо. Достаточно вообразить в дополнение к Сирии, Ираку, Афганистану еще один очаг войны в этом регионе, как сразу станет очевидной полная нетерпимость такой ситуации. Именно недопустимым считают это в Москве, что немаловажно. Да и позиция ОБСЕ, с 1992 г. занимающейся карабахским урегулированием, не может быть терпимой к такой войне. Да и Совет Безопасности ООН, уже имеющий опыт саботирования выполнения коренного требования своих четырех резолюций 1993 г. о прекращении военных действий, не сможет остаться безразличным к такому рецидиву.

Вместе с международными организациями Россия – то ли как член ОДКБ, то ли как ближайший сосед к этому региону – будет иметь более чем достаточно оснований для конкретных действий. Полагаю, что там, где надо, это ясно понимают.

– Объективно карабахский конфликт, несмотря на ряд трудностей, безусловно, имеет мирное решение. Всё зависит от того, насколько хватит мудрости и политической воли у руководителей сторон этого конфликта. Похоже, кое-кто из них уже норовит отсидеться на троне и передать решение следующим поколениям.

Что касается принуждения к миру… Лучше сказать не принуждение, а понуждение к миру также можно считать допустимым, но никак не силовыми методами, а убеждением руководителей сторон и их общественности в безысходности отстаивания максималистских позиций, которое лишь оттягивает разрешение проблем. Коренной вопрос сейчас – устранить какие-либо шансы, а тем более попытки вернуться к поискам силового решения. Полное исключение возможностей новой войны открыло бы реальный путь к взаимным уступкам и трудным, но спасительным компромиссам.

Загрузка...
Loading...
��������...