26 Июнь, 2016 2:28

Айк Габриелян: Турция на время возвращается к политике «ноль проблем с соседями»

Айк Габриелян: Турция на время возвращается к политике «ноль проблем с соседями»

По словам эксперта по Турции Айка Габриеляна, известный своей злопамятностью и честолюбием Эрдоган решение Бундестага Германии воспринимает как «личное оскорбление».

– На внутриполитическую жизнь Турции решение Бундестага, полагаю, серьезно не отразится: мы стали свидетелями того, что три из четырех политический сил, представленных в парламенте Турции (ПСР, НРП, ПНД, которые по итогам выборов 1 ноября 2015 г. совместно набрали 41.5 млн. голосов) приняли решение, которым осудили резолюцию Бундестага, и это было ожидаемо. Сегодня ПСР и ПНД конкурируют друг с другом за звание самой националистической партии Турции, и, по мнению многих, ПРС в этом вопросе уже превзошла ПНД, а НРП является партией, основанной Мустафа Кемалем Ататюрком – основателем Турецкой Республики, и в ее рядах были лица, в той или иной степени принимавшие участие в процессе Геноцида армян.

Что касается внутриобщественной жизни, то существенного влияния я не ожидаю, учитывая цензуру в турецких СМИ, антиармянскую пропаганду на государственном уровне, еще и прецеденты введения электората в заблуждение, например, на выборах 1 ноября очень многие поверили тезису ПСР «или мы, или хаос» и по сравнению с выборами 7 июня эта партия получила на 5 млн. голосов больше и возможность формирования однопартийного правительства.

Что касается прогнозов на краткосрочную и среднесрочную перспективу, то, по моему мнению, в турецко-немецких отношения можно ожидать большего обострения. Полагаю, известный своей злопамятностью и честолюбием Эрдоган решение Бундестага воспринимает как «личное оскорбление». Как очень метко заметил лидер НРП Кемал Клчдароглу, проблема обострится после того, как тема Геноцида армян будет включена в школьные учебники Германии. О всех возможных контршагах Турции уже были публикации (поиск «темных» страниц Германии, создание препятствий для немецких самолетов на авиабазе «Инджирлик» и для миссии НАТО в Эгейском море, использование турецкой общины Германии и отказ от сделки с подводными лодками).

Необходимо подчеркнуть, что у Турции нет серьезных рычагов против Германии. Здесь более или менее действенная «козырная карта» Турции – это беженцы, которые находятся на территории этой страны и которых Анкара грозится отправить в Европу, но ЕС уже разработал план «Б», который предусматривает размещение мигрантов на греческих островах. Резолюция может принести большую пользу РА, если в этом направлении провести определенную работу. Речь о признании собственного соучастия в вопросе Геноцида армян. Признание ошибок Империалистической и Фашистской Германии, решение говорить об этом вслух будущей Германии даст возможность быть более непринужденной во внешней политике, вести более активную внешнюю политику (сейчас одна из главных причин ее отсутствия, один из сдерживающих факторов наличие подобного (в первую очередь – фашистского) прошлого, а также желание иметь хорошие торговые отношения со многими странами и нежелание рисковать ими). Мы уже были свидетелями того, что после признания Холокоста Германия приложила большие усилия для обеспечения безопасности Израиля, можно сказать – обеспечения существования этой страны. При этом, это выражалось по-разному – в поставках оружия (в том числе и в условиях конфиденциальности), в размещении в Израиле систем Patriot (для защиты от ракетных ударов со стороны Ирака во время первой войны в Персидском заливе), по некоторым данным, в финансировании ядерной программы Израиля (очень мало людей, которые сомневаются в том, что у Израиля есть ядерное оружие). При этом, мы становимся свидетелями продолжения подобной политики и во время правления Ангелы Меркель: Германия поставляет Израилю подводные лодки класса «Дельфин», которые в состоянии носить ядерные боеголовки (1/3 финансирования предоставляет немецкое правительство). Это дает возможность Израилю применить ядерное оружие, в случае если будет уничтожена авиационная и ракетная база Израиля, данное оружие «второго удара» лишает противника возможности выиграть войну против Израиля в результате внезапных бомбардировок. По этому поводу немецкий эксперт Ханс Рюхле заявил, что в данном вопросе немецкое правительство руководствуется стремлением гарантировать безопасность Израиля, и в последние годы правительство Меркель с той же целью задерживает поставки подобных подводных лодок Турции, имеющей плохие отношения с Израилем (сделка оценивается в 3.4 млрд. долларов, с финансовой точки зрения это крупнейшая сделка для военно-морских сил Турции и вторая в сфере расширения обороноспособности Турции после сделки о покупке 100 истребителей F-35). Полагаю, исходя из этого прецедента, Германия, после принятия Бундестагом резолюции, должна заняться обеспечением безопасности Армении, повышением ее обороноспособности, естественно, не в такой степени, как в случае с Израилем, поскольку не она является совершившей геноцид страной. В случае с Арменией это может проявиться, например, в поставках оружия, в финансировании. Подобные требования на начальном этапе может предъявить армянская диаспора – для прощупывания настроений и мнений, а потом в «игру» войдет и Армения.

Есть достойная внимания деталь: мы знаем, что Германия избегала и избегает поставок вооружений в зоны конфликта, и это может быть серьезным препятствием для того, чтобы помогать Армении оружием. Решением вопроса опять может стать израильский прецедент: когда в 1960-ых в немецкой прессе проскользнула информация о том, что Германия поставляет вооружения Израилю, поднялся большой шум, в Германии решили расторгнуть документ с тем обоснованием, что она не должна заниматься поставками оружия в зону конфликта.

Вопрос разрешился после того, как Израиль (министр обороны – Шимон Перес) возразил: немцы, осознав свои ошибки, должны восстановить историческую справедливость, поскольку соглашение для Израиля имеет жизненно важное значение, и Израиль не может рассматриваться как «участник регионального конфликта», поскольку постоянно находится под угрозой уничтожения египетским диктаторским режимом.

Полагаю, мы можем поднять данный вопрос с этой точки зрения, напомнив, что власти Азербайджана неоднократно угрожали не только НКР, но и РА (в том числе и Еревану), пользуясь поддержкой властей Турции, что РА и НКР на самом деле ведут борьбу за выживание, и к вопросу необходимо подходить именно с этой точки зрения. Не нужно забывать, что 26-й начальник Генерального штаба Турецкой республики (2008-2010 гг.) Илькер Башбуг недавно признался в том, что его самой большой мечтой было объединение Турции и Азербайджана. Как говорится, без комментариев».

– 24 ноября 2015 года, когда Турция сбивала российский «Су-24», наверное, не подозревала, что реакция российской стороны будет такой, полагала, что с успехом может продвигать свои тезисы, касательно того, где именно произошел инцидент и что они не знали о том, что сбивают российский самолет. Но российская сторона эти доводы отвергла. Касаясь подобной «неинформированности» властей Турции, необходимо вспомнить, что буквально за несколько дней до того, как был сбит российских самолет, посол России в Анкаре Андрей Крылов был вызван в МИД Турции, где от него потребовали, чтобы российская авиация прекратила бомбить населенные пункты сирийских туркменов, пригрозив, что в противном случае будут серьезные последствия. Получается, что за несколько дней до инцидента Турции все же удавалось различать российский самолет от сирийского, а 24 ноября Анкара даже мысли не допустила, что сбивает российский самолет.

Несмотря на то, что после инцидента русско-турецкие отношения резко ухудшились, тем не менее, Турция на самом деле желает восстановить тесные связи с Россией. После восстановления экономических связей это выгодно и в том плане, что ухудшение отношений с Москвой резко сузило поле маневров для Турции, возможность продемонстрировать наличие альтернативы, в первую очередь, в условиях ухудшающихся отношений с США.

Россия также желает нормализации с Турцией, в первую очередь, чтобы не ставить под сомнение осуществление проекта «Турецкий поток». Фактически, обе страны сейчас сильно желают нормализации отношений, но, как известно, Турция должна выполнить выдвинутые Россией условия – попросить прощения, выплатить компенсацию и наказать виновных, и это привело к патовой ситуации, которая долго будет сохраняться (если стороны проявят последовательность и не отступят). Но такой высокомерный, воображающий себя султаном и халифом деятель как Эрдоган, полагаю, не готов к тому, чтобы попросить прощения, по крайней мере, в ближайшем будущем. Это для него вопрос имиджа. Кстати, Турция (Ахмет Давутоглу) все время хвастается тем, что является единственной страной, добившейся того, что Израиль попросил прощения. После того, как Турция попросит прощения, может показаться, что выплата компенсации не станет проблемой, но пример Израиля (после инцидента с «Мави Мармара» Турция выдвинула три предусловия для нормализации отношений – попросить прощения, выплатить компенсацию и снять блокаду Газы) показывает, что вопросы могут возникнуть даже здесь. При этом, здесь есть и другие вопросы – размер компенсации, ее форма и так далее: Израиль требует, чтобы компенсация рассматривалась как акт милосердия, а не выплата за антиправовые действия, как этого требует Турция.

Что касается третьего требования России, то здесь речь, по всей вероятности, о намерении наказать человека, давшего распоряжение сбить российский самолет, чем об убийце катапультировавшегося летчика Олега Пешкова (предполагаемый убийца – гражданин Турции Алпарслан Челик, он в начале заявил, что он убил Пешкова, а потом от своих слов отказался).

– Полагаю, здесь есть несколько основных факторов, почему Турция на фоне ухудшения отношений с Россией не предприняла шагов по нормализации отношений с Арменией. Я уже отметил, что Турция, несмотря на ухудшение отношений с Россией, не желает, чтобы подобная ситуация сохранилась и заинтересована в их нормализации. Второй и, наверное, более серьезный фактор — это нежелание Турции вызвать недовольство Азербайджана. После подписания армяно-турецких протоколов в Цюрихе мы уже стали свидетелями того, как остро отреагировали на это в Баку, по-видимому, такой реакции не ожидала даже Турция. Сейчас иная ситуация: в Турции отлично осознают, что открытие границ с Арменией вызовет резкую негативную реакцию Азербайджана, который очень бурно отреагировал даже на возможность открытия рейса Ереван-Ван, который так и не был осуществлен.

В Турции понимают, что открытие границы с Арменией с экономической точки зрения будет способствовать развитию так называемой Serhat (приграничной) зоны, определенному повышению уровня жизни, входящие в нее четыре региона довольно слабо развиты (Карская провинция по уровню экономического развития занимает 68-ое место из 81 региона Турции, провинция Игдир – 69-ое, Ардаган – на 71-ом месте, а Агры (Арарат) – на 79-ом). Но это не является весомым фактором: развитие населенных курдами районов для руководства Турции не является приоритетом.

С другой стороны, в Турции осознают, каким полезным для них может быть Азербайджан с экономической точки зрения, эта страна после России и Ирана сейчас является третьим поставщиком газа в Турцию. Самый дешевый газ Турция покупает именно у Азербайджана. Не нужно забывать о транс-анатолийском газопроводе (TANAP), который будет способствовать экспорту азербайджанского газа в Европу и который позволит увеличить объемы поставок голубого топлива в Турцию.

Если в дальнейшем объемы поставляемого из Ирана в Турцию газа останутся на том же уровне (согласно подписанному в 1996 году сроком на 25 лет соглашению между странами, Иран экспортирует в Турцию 9.6 млрд кубометров газа в год), то Азербайджан через несколько лет сможет стать вторым основным поставщиком голубого топлива в Турцию (по газопроводу TANAP Турция в начале (Шах Дениз 2) будет получать 6 млрд. кубометров газа в год в дополнение к 6.6 млрд.(Шах Дениз1), которые эта страна получает сейчас).

Кроме этого, азербайджанские энергоносители дают возможность Турции стать крупным энергетическим коридором, в ЕС, США и в мире в целом значительно увеличился ее вес и спрос, с вытекающими из этого последствиями. Теоретически к TANAP в перспективе может присоединиться и экспортироваться в Европу газ из Ирана, Туркменистана, Израиля, Кипра, Ирака, а также Египта и Катара. В этом случае Турция превратится в крупнейший газовый узел в мире, когда по территории этой страны в Европу может транспортироваться газ из десятка стран (в случае строительств «Турецкого потока» – еще и российский). Большая часть азербайджанской нефти через территорию Турции (нефтепровод «Баку-Тбилиси-Джейхан») экспортируется на иностранные рынки. Совместные с Азербайджаном транспортные проекты также очень важны для Турции, что, в частности, касается железной дороги «Баку-Тбилиси-Карс» (БТК). Полагаю, что Турция долгие годы намеренно откладывала строительство своей части БТК, что, по-моему мнению, связано с тем, что Азербайджан, в свою очередь, отказывается отменять или откладывает отмену действующего для Турции в одностороннем порядке (Турция для Азербайджана визовый режим отменила много лет назад) визовый режим (власти Азербайджана, старающиеся не допустить рост влияния шиитских исламистов и это обуславливают требованием Ирана о том, что если Азербайджан отменит для Турции визовый режим, то то же самое должен будет сделать и для иранцев, в противном случае грозясь закрыть сухопутную связь с Нахичеваном) и подписание соглашения о свободной торговле (Азербайджан боится «экономического захвата» со стороны Турции, боится поставить под удар экономические монополии властей и того, что с турецкими бизнесменами, по сравнению с местными, решать коррупционные проблемы, вершить произвол будет труднее).

Несмотря на все это, полагаю, что позиция Турции в вопросе БТК вскоре изменится, что связано с ухудшением русско-турецких отношений (турецкие грузовики встречаются с трудностями, когда по территории Грузии направляются в Россию), а также из-за того, что времени от времени происходят вспышки «войн грузовиков» с Ираном (огромные очереди турецких грузовиков скапливаются на турецко-иранской и иранско-туркменской границе из за проблем, связанных с транзитом по территории Ирана), что нанесло большой вред экономической экспансии Турции в Центральной Азии.

Для Турции также очень важны инвестиции Азербайджана. После резкого спада всемирных цен на нефть азербайджанская компания SOCAR готова вложить в Турции 17 млрд. долларов, а в дальнейшем довести эти показатели до 50 млрд, обеспечив тысячи рабочих мест.

Исходя из всего этого, а также учитывая наличие общеизвестных проблем между Арменией и Турцией, я в ближайшем будущем не вижу предпосылок для нормализации отношений между двумя странами. В любом случае, у Турции есть такой вариант открытия границы с Арменией, который в какой-то степени может облегчить, казалось бы, неизбежный гнев Азербайджана. Речь о тактике «маленьких шагов», которые в июне 2011 года в статье, опубликованной в азербайджанской газете «Зеркало» представил известный азербайджанский журналист и политический аналитик Рауф Миркадыров, ссылаясь на источник в турецком МИД. Он подчеркнул, что все начнется не с претворения в жизнь известных цюрихских протоколов (которые предусматривают установление дипломатических отношений), а с таких шагов, которые, якобы, продиктованы интересами простых граждан. Речь об открытии армяно-турецкой сухопутной границы для рядовых граждан (в 1993 году Турция в одностороннем порядке закрыла с Арменией воздушную и сухопутную границу, но под давлением международной общественности воздушную границу в 1995 году открыла), поскольку по большому счету для взаимных визитов граждан Армении и Турции особых препятствий не существует. Подчеркивалось, что открытие сухопутной границы с первого взгляда будет преследовать цель снизить расходы рядовых граждан (в обход Грузии), естественно, предполагается оживление в торговле, в том числе и в приграничных районах, что снизит противостояние жителей приграничных с Арменией районов Турции.

Следующим серьезным шагом должна стать заявка на пути к установлению дипломатических отношений между Арменией и Турцией, хотя, он тоже должен быть продиктован «исключительно интересами рядовых граждан». Дело в том, что граждане Армении и Турции в двух странах лишены правовой, в том числе и консульской помощи и, исходя из этого, необходимо открыть консульские секции в Ереване и Анкаре при посольствах какой-либо страны (США, например), имеющей теплые отношения с двумя государствами.

Полагаю, что отношения, которые в последние годы построили Грузия и Россия, могут быть определенным примером для Армении и Турции: между Грузией и Россией также нет дипломатических отношений, но это не мешает им строить прямые торгово-экономические отношения друг с другом, оставив на будущее восстановление дипломатических отношений и другие весьма сложные вопросы.

– Президент Турции Эрдоган всегда отличался своими исламистскими взглядами, в том числе, будучи мэром Стамбула, когда на 4 месяца оказался в тюрьме за исламистское четверостишье. Активной деятельности Турции на Ближнем Востоке способствует желание взять на себя господствующую роль в регионе и в исламском (суннитском) мире, нео-османская политика Турции, тот факт, что значительная часть Ближнего Востока в прошлом была в составе Османской империи (в свое время Давутоглу заявил, что Турция обязана заняться своими соседями, поскольку если обвести на карте вокруг Турции круг диаметром 1000 километров — в него попадет 20 стран, а если круг диаметром 3000 километров — в него попадет 70 стран), высокая активность шиитского государства Ирана в регионе и необходимость противостояния ему, самопровозглашенная роль «защитника прав мусульман» (хотя сейчас Турцию обвиняю в предоставлении авиабазы «Инджирлик» авиации иностранных государств, которые с этой территории в Сирии наносят удар по мусульманам), разочарование касательно членства в ЕС и, «Арабская весна» с вытекающими последствиями. В частности, если бы «Арабская весна» не касалась Сирии, то полагаю, тесные отношения между президентом Сирии Башаром Асадом и Эргоданом, которые были до народных волнений в арабской стране, сохранились бы и сегодня.

Полагаю, Турция в основном потерпела поражение в вопросе ближневосточной политики, существенно увеличила число недружественных стран, на Ближнем Востоке, роль Турции существенно снизилась, особенно касательно посреднической деятельности. Например, если в прошлом Турция могла предложить свои посреднические усилия Израилю и Сирии, Израилю и Палестине, то в последние годы она лишена такой возможности. Для Турции с амбициями региональной державы со временем стало труднее по разным региональным вопросам сохранять нейтралитет, она в каком-то смысле была вынуждена выразиться по тому или иному поводу. Например, в случае с Египтом казалось, что Турция в свое время поступила правильно, осудила действия многолетнего правителя Хосни Мубарака по отношению к демонстрантам, он, кстати, Турцию рассматривал как страну-конкурента в регионе, и когда в Египте к власти пришел исламист Мухаммед Мурси, то отношения Турции и Египта существенно улучшились. Казалось, что Турция выиграла в данном случае, но из-за ошибок Мурси военные свергли его власть, организатор военного переворота Абдель Фаттах аль-Сиси стал президентом страны, Турция строго осудила все это, и сейчас она, в лице Египта имеет недружелюбно настроенную к себе страну. Это означает, что есть случаи, когда в провале Турция, скажем так, не очень виновата: просто геополитические события очень быстро сменяют друг друга. С другой стороны, Турция для того, чтобы достичь успеха должна вовремя отказаться от своей так называемой последовательной политики и вместо этого проводить более гибкую политику, осознавая, что приговоренный к пожизненному заключению Мурси («Братья мусульмане») в ближайшее время (или вообще) не сможет в Египте вернуться к власти, что Израиль (по требованию Турции) не снимет морскую блокаду Газы.

Получается, что выдвигая подобные требования, Турция для себя же создает патовую, тупиковую ситуацию (Турция уже более 6 лет ждет, чтобы Израиль выполнил три предусловия), выход из которой становится довольно неопределенным, даже в том случае, когда сейчас Турция и Израиль очень желают достичь нормализации отношений (особенно транспортировки израильского газа в Турцию и через ее территорию – в Европу).

С этой точки зрения хотелось бы упомянуть еще и выдвинутой Давутоглу политике «ноль проблем с соседями». В армянских политических кругах бытует мнение, что эта политика провалилась, но я не разделяю его. Почему? Потому что эта политика должна была прослужить и все еще прослужит как промежуточный этап, предшествующий нео-османской политике.

Необходимо помнить, что благодаря усилиям бывшего главы МИД Турции Давутоглу Анкара существенно нормализовала отношения с соседями, даже в отношениях с Арменией были предприняты определенные шаги, и неслучайно в 2010 году американский авторитетный журнал Foreign Policy признал его одним из лучших дипломатов, написав, что Давутоглу стал «новым Киссинджером». Для того, чтобы данная точка зрения стала более понятной, хочу цитировать следующие слова Давутоглу: «Когда мы в отношениях с соседями достигнем уровня «ноль проблем», тогда в плане ведения внешней политики мы получим чрезвычайно широкое поле для маневров». И это стало реальностью: Турция, благодаря усилиям Давутоглу, получила широкое поле для маневров, затем – в текущем десятилетии резко увеличила свою внешнюю политику, тем самым увеличив число стран, недружественных по отношению к ней (соседние с Турцией страны стали все больше обвинять ее во вмешательстве в их внутренние дела). Сейчас я вижу, что пришло время для внесения определенных изменений во внешнюю политику Турции, пришло время для возвращения к политике «ноль проблем с соседями»,- отметил тюрколог.

Новый премьер-министр Турции Бинали Йылдырым уже дважды заявил, что они постараются сократить число недружественных стран и увеличить число дружественных. Йылдырым даже подчеркнул, что вечных врагов не бывает, и этот посыл говорит сам за себя. Все это, как и то, что Эрдоган протягивает «оливковую ветвь» («эпистолярная дипломатия»), попытки нормализации отношений с Израилем (в какой-то степени и с Египтом) дают основания полагать, что Турция хотя бы на время возвращается к политике «ноль проблем с соседями», чтобы снова получить широкое альтернативное поле для маневров, чтобы в будущем снова резко проявить активность в регионе (сейчас даже не исключено, что Эрдоган из-за сирийских курдов ослабит свою жесткую позицию по отношению к Асаду: в вопросе сирийских курдов интересы Эрдогана и Асада совпадают, оба не желают создания сирийскими курдами автономии или независимого государства).

Загрузка...
Loading...
��������...