25 Июнь, 2016 20:51

Как Нагорный Карабах будет вводиться в переговорный процесс

Как Нагорный Карабах будет вводиться в переговорный процесс

29 июня главы МИД России Сергей Лавров и Франции Жан-Марк Эйро обсудят процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта, сообщает официальный представитель российского дипломатического ведомства Мария Захарова.

Ранее французская сторона заявила о готовности принять эстафету от президента России Владимира Путина, выступившего посредником на саммите глав Азербайджана и Армении в Санкт-Петербурге. Правда, по словам американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) Джеймса Уорлика, «хотя утвержденной даты следующей встречи пока нет, однако США, Россия и Франция как страны-сопредседатели стремятся по возможности быстро организовать новую встречу президентов». При этом он отметил, что Ильхам Алиев и Серж Саргсян верят в возможность решить конфликт в Нагорном Карабахе мирным путем и сейчас — «самое лучшее время, чтобы это сделать», многозначительно намекая, что ни «в следующем году, ни через два года, ни через пять лет легче не будет».

В то же время Уорлик обозначил еще одну принципиальную позицию. Он заявил, что сопредседатели МГ ОБСЕ считают важным, чтобы «позиция Нагорного Карабаха была представлена». Кстати, чуть ранее и российский сопредседатель в МГ ОБСЕ Игорь Попов говорил о том, что «на определенном этапе к переговорному процессу может быть подключен и Степанакерт». Но на каком? Если иметь в виду, что МГ ОБСЕ готовила пакет документов, которые должны зафиксировать начало практической реализации достигнутых в Вене и в Санкт-Петербурге договоренностей по созданию механизма расследования нарушений перемирия и расширению офиса ОБСЕ в зоне конфликта, то без подключения к этому процессу Степанакерта выполнить поставленную задачу даже технически будет невозможно или очень затруднительно. Но, как известно, важное значение приобретают детали, о которых традиционно как конфликтующие стороны, так и страны-сопредседательницы МГ ОБСЕ предпочитают умалчивать.

Поэтому приходится только домысливать ситуацию, когда сопредседатели МГ ОБСЕ выступили с призывом к Азербайджану и Армении «устранить все оставшиеся препятствия для расширения миссии личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспшика», а также «достигать прогресса в субстантивных переговорах и по предложению создания механизма расследования ОБСЕ». Можно предполагать, что Баку опасается, что предлагаемый ход событий консервирует ситуацию, что создает в будущем для него проблемы. Тогда чем недовольна Армения?

Не исключено, что эта тема будет обозначена в переговорной повестке главы МИД ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, который посетит Нагорный Карабах в качестве председателя ОБСЕ. Как считает глава делегации Европейского союза в Армении, посол Петр Свитальский, учитывая, что «ситуация весьма уязвимая», первичной задачей является все же практическое осуществление мер по установлению доверия, механизмов по расследованию инцидентов на линии соприкосновения», что должно обеспечить благоприятные психологические условия для перехода к широкому политическому урегулированию конфликта. Вспыхнувшая же дискуссия между Баку, Ереваном и Степанакертом о поэтапном (пакетном) или ином варианте урегулирования — при всей своей важности — имеет вторичный характер. Но такая вторичность нивелируется в случае очередного саммита Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна во Франции, и если Париж предложит в развитие идей Вены и Санкт-Петербурга какой-либо свой новый документ-сценарий по урегулированию конфликта. Действительно, не повторять же ему то, что уже достигнуто в Вене и в Санкт-Петербурге.

В данном случае мы сталкиваемся (не случайно) с рядом совпадающих моментов. В октябре 2014 года, когда президент Франции Франсуа Олланд выступил в качестве посредника в организации встречи Алиева и Саргсяна в Париже, то саммит пришелся на момент, когда такая встреча состоялась в Сочи при посредничестве президента России Владимира Путина, которая положила конец очередному этапу обострения на линии конфликтующих сторон. Готовящийся сейчас саммит во Франции приходится на послепитерский переговорный цикл, который остановил апрельскую эскалацию. Раньше Париж заявлял, но не озвучивал новый возможный сценарий урегулирования конфликта. Эксперты предполагали, что французская дипломатия стремилась к прорыву на этом направлении, предлагая свои собственные механизмы, которые конечно же были согласованы в рамках МГ ОБСЕ, но могли отличаться от предшествующих вариантов. Но тогда не получилось. Сейчас же, после решения Британии о выходе из Евросоюза, Франция как член ЕС, одна из сопредседательниц МГ ОБСЕ, и Германия (член ЕС и председатель ОБСЕ) могут попытаться доказать, что они сохранили способность к эффективной дипломатии и добиться прорыва в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, чтобы хоть как-то нивелировать кризисную ситуацию в Европе. Посмотрим, что из этого выйдет. Пройдет ли ЕС геополитический тест в Закавказье?

Загрузка...
Loading...
��������...