24 Июнь, 2016 15:25

Беспилотники миротворцев могут появиться в небе над Арцахом

Беспилотники миротворцев могут появиться в небе над Арцахом

Ограниченность потока объективных сведений о содержании петербургской встречи президентов заставляет нас обращать внимание на любую информацию, касающуюся переговорного процесса.

Высказывания и оценки французского посла на состоявшейся во вторник пресс-конференции позволили заметить, что одним из главных предметов переговоров все еще остается формирование механизмов контроля и расследования инцидентов на линии соприкосновения. Жан-Франсуа Шарпантье подтвердил, что разработка соответствующего регламента близка к завершению. Таким образом, требования армянской стороны, которые Азербайджан до недавних пор усиленно торпедировал, судя по всему, удовлетворены.

Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Армении Жан-Франсуа Шарпантье заявил, что располагает сведениями о том, что в венской штаб-квартире ОБСЕ продолжаются активные консультации по поводу выработки механизмов расследования вооруженных инцидентов. По словам дипломата, стороны близки к тому, чтоб утвердить доработанный проект, предложенный Анджеем Каспршиком. Личный представитель действующего председателя после состоявшихся в Вене переговоров глав Армении и Азербайджана получил поручение внести соответствующие предложения. Шарпантье утверждает, что в ходе санкт-петербургской встречи Саргсян и Алиев уделили обсуждению механизмов расследования инцидентов особое внимание. “Если в заявлении по итогам последней встречи президентов об этом не упоминается, это еще не значит, что президенты на эту тему не говорили”, - заявил посол.

Дан ход делу, которое официальный Баку до недавних пор усиленно пытался провалить. Представители политического руководства Азербайджана не раз выступали против применения механизмов контроля и расследования вооруженных инцидентов. Глава пресс-службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев месяца полтора назад заявил, что механизм расследования инцидентов приемлем лишь в том случае, если “будет составной частью процесса вывода армянских военных с оккупированных азербайджанских территорий”. В противном случае, по словам Гаджиева, эти меры “будут служить сохранению статус-кво, основанному на факте оккупации”. В том же духе высказывался и заместитель руководителя администрации президента Азербайджана, заведующий отделом по внешним связям Новруз Мамедов. По его словам, содержащиеся в венском заявлении сопредседателей оценки, касающиеся механизмов расследования, являются позицией Минской группы, но никак не Азербайджана. “Мы же по этому поводу на себя никаких обязательств не брали”, - отметил он. И вот теперь после столь жестких высказываний бакинские правители, похоже, готовы смириться с тем, что механизмы расследования все-таки будут утверждены и начнут применяться на практике. Таким образом, получается, что Азербайджан под давлением сопредседателей пошел на уступки и более не пытается торпедировать инициированный Арменией процесс.

Причины, по которым Азербайджан препятствовал внедрению механизмов расследования инцидентов, вполне понятны. Ведь эти меры позволят фиксировать не только факт нарушения режима прекращения огня, но и позволят установить, кто именно является нарушителем. Если бы эти механизмы работали в начале апреля, Азербайджану не удалось бы избежать ответственности за развязанную войну. Кстати, Жан-Франсуа Шарпантье обратил внимание на это обстоятельство. По его словам, “установление механизмов контроля и расследования приведет к повышению уровня доверия и прольет свет на апрельские события”.

Еще один важный сигнал, направленный французским дипломатом. Жан-Франсуа Шарпантье заявил, что Париж готов оказать всестороннее содействие в решении технических вопросов, связанных с внедрением механизмов контроля и расследования. Это важно, если иметь в виду просочившиеся в прессу сведения о недостатке у ОБСЕ средств, необходимых для приобретения соответствующего оборудования. Технические средства, позволяющие контролировать соблюдение режима прекращения огня, стоят совсем не дешево. А бюджет ОБСЕ на 2016-й год не предусматривал приобретение спецсредств для использования на линии соприкосновения в Карабахе. В создавшихся условиях остается рассчитывать только на добровольных доноров. Заявление французского посла, думается, следует расценивать как подтверждение готовности Парижа взять на себя финансирование программ, связанных с приобретением необходимой спецтехники. В этой связи стоит напомнить про опубликованные некоторыми ереванскими газетами сведения, согласно которым министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян в ходе своего визита во Францию достиг договоренности о поставках оборудования, необходимого для контроля приграничных инцидентов.

О том, какое именно оборудование потребуется, поговорим чуть позже. А пока разберемся с мандатом мониторинговой миссии. Азербайджану удалось добиться того, чтобы полномочия группы Анджея Каспршика не были существенно расширены. Судя по всему, изменения коснутся лишь состава и численности мониторинговой группы. Известно, что сейчас личный представитель действующего председателя ОБСЕ имеет всего лишь 5-6 полевых помощников. Ясно, что в таких условиях невозможно проводить объективный и всесторонний мониторинг. Для примера: на востоке Украины за соблюдением режима прекращения огня следят 260 полевых помощников. Численность команды Анджея Каспршика, судя по всему, увеличится раз в 20. Сам Каспршик комментирует ситуацию так: “Расширение не повлияет на мой нынешний мандат. Но увеличение числа полевых помощников позволит моему офису чаще проводить мониторинги и наладить регулярные связи с официальными представителями властей. Это позволит предоставлять председательству ОБСЕ и сопредседателям более разностороннюю информацию о ситуации. В то же время это даст возможность более оперативно реагировать на запросы, связанные с уменьшением риска эскалации в рамках моего мандата”.

Теперь попытаемся разобраться, что именно следует понимать, говоря о “технических средствах контроля”. Таковых несколько. Прежде всего это – специальные радары, которые устанавливаются на опасных участках линии соприкосновения. Эти устройства позволят перманентно проводить мониторинг ситуации. Приборы не только констатируют факт нарушения режима прекращения огня, но и фиксируют, какая именно из сторон открыла огонь первой. Другой способ мониторинга – это средства космического контроля. Две из трех стран сопредседателей – США и Россия – такими средствами обладают. Более того, нет сомнений в том, что эти средства они давно используют с целью установить истинную ситуацию на линии соприкосновения. Вот только с Минской группой они этой информацией не делятся, исходя из разных соображений. Не факт, что Москва и Вашингтон захотят предоставить посредникам свои космические ресурсы для мониторинга передвижения войск. Третий и, быть может, самый эффективный из способов наблюдения - это беспилотные летательные аппараты. Подобные устройства успешно используются сейчас для мониторинга соблюдения режима перемирия на севере Сирии и на востоке Украины. Известно, что в Сирии применяются беспилотники российского производства, которые Москва предоставила безвозмездно. В Украине ОБСЕ до недавних пор использовала германские беспилотники “Luna”, имеющиеся на вооружении Бундесвера. Но в начале года миротворцы отказались от услуг немцев, взяв у частной фирмы в лизинг минивертолеты “Camcopter S-100”, производимые австрийской компанией “Schiebel”. Эти современные беспилотные устройства, оснащенные камерами и радаром, считаются наиболее удобными для мониторинга соблюдения режима перемирия. Летательный аппарат может работать в любых погодных условиях и способен работать без подзарядки в течение восьми часов. Точность фиксируемых им данных поражает. Вот только стоимость достаточно впечатляющая. Цена нового “Camcopter”-а переваливает за два миллиона долларов. Но если французы действительно не поскупятся, то не исключено, что очень скоро в небе над Арцахом появятся мирные беспилотники с логотипом ОБСЕ. Хочется надеяться на то, что арцахскому небу они принесут мир.

Загрузка...
Loading...
��������...