24 Июнь, 2016 15:24

Воевать нельзя договориться: куда вставили «карабахскую» запятую?

Воевать нельзя договориться: куда вставили «карабахскую» запятую?

По приглашению президента России Владимира Путина, в Санкт-Петербурге 20 июня состоялись переговоры между президентами Армении и Азербайджана, посвященные урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков непосредственно перед встречей заявил, что основной целью переговоров является выработка некой формулы взаимодействия, которая бы позволила застраховаться от дальнейшей эскалации конфликта. Достаточно обтекаемая формулировка, тем более, что конкретные вопросы, вокруг которых должны идти переговоры, так и не были озвучены.

Был любопытен эмоциональный настрой глав государств непосредственно перед началом переговоров. На трёхстороннюю встречу президенты Ильхам Алиев и Серж Саргсян вышли как на боксерский поединок. Напряжение буквально витало в воздухе. Однако после встречи с российским президентом оппоненты вышли совершенно преобразившимися. И Саргсян, и Алиев вовсю улыбались, и даже сфотографировались, пожимая друг другу руки.

Что же такого им сказал Владимир Путин, что так резко разрядило обстановку?

По итогам встречи главы государств выступили с совместным заявлением, в котором дословно говорится следующее: «Президенты Республики Армения и Азербайджанской Республики подтвердили достигнутые на последнем армяно-азербайджанском саммите в Вене 16 мая сего года договорённости, направленные на стабилизацию ситуации в зоне конфликта и создание атмосферы, способствующей продвижению мирного процесса. С этой целью президенты условились, в частности, увеличить число международных наблюдателей под эгидой ОБСЕ в зоне конфликта. Они выразили удовлетворение сохраняющимся в последнее время режимом перемирия на линии соприкосновения. Состоялся обстоятельный обмен мнениями по сущностным аспектам урегулирования, решение которых позволит создать условия для прогресса в нагорно-карабахском урегулировании. Президенты отметили важное значение своих регулярных контактов по нагорно-карабахской проблематике, и договорились продолжить их в таком формате в дополнение к работе сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые были приглашены на завершающую часть встречи в Санкт-Петербурге».

Как мы видим, кроме общих фраз и подтверждения венских договоренностей, ничего конкретного озвучено не было, хотя еще до встречи и президент Армении, и президент Азербайджана выступали с резкими заявлениями, направленными на обоснование своих позиций. После переговоров, как уже отмечалось, стороны выступили со схожими позитивными заявлениями. Так, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров выступил с официальным заявлением, в котором ни словом не обмолвился об «оккупированных территориях» и «миллионе беженцев»: «Азербайджанская сторона позитивно оценивает результаты встречи в Санкт-Петербурге президентов Армении и Азербайджана с участием президента России Владимира Путина. Встреча прошла конструктивно. Мы верим, что эта встреча создаст возможности для скорейшего прогресса в переговорном процессе по урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта».

В унисон своему азербайджанскому коллеге высказался и глава МИД Армении Эдвард Налбандян: «Сегодняшняя встреча была довольно полезной, и с некоторой осторожностью могу отметить, что проходила встреча в конструктивной обстановке. Президенты достигли взаимопонимания в том, что если по ряду вопросов будет договорённость, то возможно будет обеспечить подвижки в переговорном процессе по карабахскому урегулированию», — заявил Налбандян.

Радужные комментарии конфликтующих сторон совсем не вписываются в реальные настроения и психологическую атмосферу, которая доминирует в армянском и азербайджанском обществах. Ведь, на самом деле, из итогового заявления сторон складывается ощущение, что под ним подписывались не лидеры стран, над которыми десятилетиями довлеет тяжелейший конфликт, а добрые соседи, между которыми возникло небольшое недоразумение.

«Масла в огонь» подлил заместитель главы Администрации азербайджанского президента Новруз Мамедов, который утверждал, что на саммите в Санкт-Петербурге Алиев и Саргсян согласовали поэтапный план — сдачу «буферных территорий» вокруг НКР Азербайджану с условием последующего определения статуса Нагорного Карабаха. Армянская сторона пока никак не отреагировала на данное заявление.

Впрочем, оптимизм иссякает в тот момент, когда итоги встречи начинают разбирать по «косточкам» политические аналитики из Армении и Азербайджана.

Например, азербайджанский политолог Зардушт Ализаде прокомментировал их в довольно мрачных тонах. Ализаде, в частности, сказал: «Санкт-Петербуржская встреча проводилась с целью еще раз показать решающую роль России в карабахском вопросе, однако ее посредничество не имеет цели реального урегулирования конфликта». Далее Ализаде продолжает: «Наивно было ждать что-либо от этой встречи. Саргсян полностью устраивает Кремль, зачем на него давить? Он устраивает и США, поэтому когда-то я говорил, что крабахскую проблему превратят в подобие палестинской, и все будет продолжаться так, как и было. Россия в карабахском вопросе занимает позицию тренера, который стоит и управляет игрой так, как пожелает, а в роли игроков выступают Армения и Азербайджан. В карабахском конфликте могут поменяться форматы, требования, подходы, но его сущность останется прежней. Карабах не будет возвращен Азербайджану, и не будет передан Армении. Карабах будет оставаться крючком для сохранения в постоянно подвешенном и покорном России состоянии и Азербайджана, и Армении», — фатально утверждает Ализаде. Вместе с тем, он не исключает эскалации конфликта — «новая война в регионе возможна, хотя и маловероятна».

В реальности же, Владимиру Путину новый конфликт в стратегической близости от российских границ не нужен.

В Армении также не разделяют оптимизма переговорщиков. Так, политолог Айк Мартиросян в интервью армянским масс-медиа отметил несколько нюансов прошедшей встречи: «Инициировали встречу, встретились, может даже вместе успели кофе попить, и что? Неужели вопрос об увеличении количества наблюдателей от ОБСЕ в зоне конфликта, это вопрос, ради которого должны были встречаться президенты после окончания боевых действий? Вопрос Арцаха (Карабаха) не имеет решения в том формате, о котором сегодня говорят в политических кругах. Происходит какой-то непонятный, на первый взгляд, процесс. Вопрос может найти решение только военным путем, — уверен армянский политолог, — все карты, как говорится, на столе, все варианты возможны, и, конечно же, происходит процесс, который очень сложно увидеть извне, но не трудно догадаться. Происходят архиважные процессы, потому что, если увидели, как у армянской, так и у азербайджанской стороны беспрецедентно позитивный настрой, что вызывает серьезные подозрения, особенно после апрельской эскалации. В политическом и историческом смысле непонятно, как так получается, что тебя шантажируют, втягивают в войну, и после всего этого идут контакты, и вдруг обе стороны оценивают итоги положительно», — отметил Матриросян.

Далее политолог подчеркивает ключевой нюанс, над которым экспертное сообщество размышляет в последние дни: «Ситуация такова, что если что-то положительно оценивается с азербайджанской стороны, то это не может быть положительным для армянской, однако армянская сторона, на удивление, тоже оценивает итоги положительно. Такое ощущение, что произошла некая революция, либо мы договорились с ними, что они признают Арцах (Карабах), а взамен мы ничего не даем, и мы из-за этого очень счастливы, или мы предварительно договорились о том, о чем сейчас просто предпочитаем не говорить. Никакая страна в мире и никакой народ не ведет переговоры о территориях, и мы всей нацией знаем об этом и уже даже не удивляемся. Я не понимаю, мы уже более 20-ти лет ведем переговоры, готовы сдать территории, и Азербайджан на это не соглашается, хочет еще больше, потом начинает войну, и после этого нам еще вести переговоры? Армении нужно объявить, что она не собирается с таким государством вести переговоры, и готовиться к самообороне», — заявил Мартиросян.

Высказалась и российская сторона. В частности, депутат Государственной Думы РФ от партии «Справедливая Россия», член парламентского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Олег Пахолков сказал: «Главным доказательством эффективности встреч в верхах является то, что в Карабахе не стреляют. Я лично желаю матерям Азербайджана и Армении больше не терять своих сыновей на этой войне. Надеюсь, рано или поздно, карабахский конфликт будет решен, хотя сейчас обе стороны выставляют друг другу заведомо неприемлемые друг для друга условия. Тем более, что военного решения проблемы нет. Если Армения и Азербайджан решат начать войну, Москва никак не сможет остаться в стороне. Ни США, ни Франция как сопредседатели мирного процесса, не находятся внутри этого конфликта. А Россия как бы внутри. И не столько из-за географического расположения, сколько из-за наличия больших диаспор армян и азербайджанцев. Кстати, здесь они не конфликтуют между собой, значит, могут уживаться. Очень хотелось бы, чтобы армяне и азербайджанцы точно так же вместе сосуществовали в Карабахе. Вот это и является целью России и организуемых Москвой встреч между президентами Азербайджана и Армении», — подчеркнул Пахолков.

Вот примерный настрой сторон, которые участвовали в переговорах в Санкт-Петербурге. На самом деле, большинство экспертов полагает, что и венские, и петербуржские переговоры не инициировались ради увеличения контингента миссии ОБСЕ в зоне конфликта. Понятно и то, что у сторон уже есть чёткое понимание сущности уступок и компромиссов, на которые они готовы пойти. Главная задача Москвы на сегодняшний день видится в закреплении кулуарных договорённостей между Арменией и Азербайджаном, которые, несомненно, в той или иной форме уже достигнуты. Иначе объяснить странное благодушие сторон не получается, тем более, что ничего нового априори сопредседатели не предлагали.

А это значит, что запятая в предложении «воевать нельзя договориться» уже поставлена, вот только публично об этом говорить, судя по всему, еще рано.

Загрузка...
Loading...
��������...