31 Май, 2016 15:17

Статус-кво вокруг Нагорного Карабаха скоро изменится

Статус-кво вокруг Нагорного Карабаха скоро изменится

Помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов вновь всех удивил, заявив следующее: «Мы, как Азербайджан, являемся составной частью международных отношений, акторами мировой политики. Есть определенные требования Устава и Совета Безопасности ООН (СБ ООН), которым мы должны следовать. Есть нормы международного права, согласно которым подобные конфликты должны решаться мирным путем. Но в то же время, есть четыре резолюции ООН, по которым оккупированные азербайджанские территории должны быть освобождены. Не выполняется ни то, ни другое».

А что тогда выполняется? Недавно при посредничестве Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) и при участии глав внешнеполитических ведомств России, США и Франции состоялась встреча в Вене президентов Азербайджана и Армении.

Ее результаты глава Азербайджана Ильхам Алиев оценил как «успешные», хотя при этом, рассуждая о перспективах урегулирования карабахского конфликта, упомянул названные четыре резолюции СБ ООН. Более того, специальный представитель Парламентской Ассамблеи ОБСЕ по Южному Кавказу Кристиан Вигенин, которого в Баку принял Алиев, говоря о технологии урегулирования конфликта, обозначил позицию: «Нужно заменить приведший к человеческим потерям статус-кво на шаги, которые приведут к восстановлению мира в регионе». Затем он уточнил, что под изменением статус-кво имеется в виду «договоренность о создании механизма по расследованию инцидентов и расширение присутствия ОБСЕ в зоне нагорно-карабахского конфликта», призвав «представителей правительств Азербайджана и Армении опираться в ближайшем будущем на эти договоренности».

Продолжил обозначенный информационный ряд уже личный представитель действующего председателя ОБCЕ Анджей Каспшик, сообщив, что разработал и в ближайшие дни представит на утверждение стран-членов ОБСЕ в Вене концепцию по расширению офиса, включая бюджет и итоговое заключение. «Действующее председательство ОБСЕ поручило мне подготовить концепцию расширения офиса личного представителя, - подчеркнул Каспшик. - Расширение не повлияет на мой нынешний мандат, однако увеличится число полевых помощников. Тем самым мой офис сможет увеличить количество мониторингов и наладить регулярные связи с официальными представителями власти. Это позволит предоставлять председательству ОБСЕ и сопредседателям более разностороннюю информацию о ситуации. В то же время это даст возможность более оперативно реагировать на запросы о поддержке в связи с уменьшением риска эскалации в рамках моего мандата».

Правда, пока не ясна практическая сторона реализации этого проекта. Теоретически на линии соприкосновения конфликтующих сторон должны появиться - помимо технических средств мониторинга - такое количество наблюдателей ОБСЕ, которое способно было бы отслеживать ситуацию на довольно значительной линии фронта. В этой с вязи возникают вопросы. Первый: практическая реализация системы мониторинга невозможна без участия Баку, Еревана и Степанакерта. Как будут обстоять дела? Второй: где именно будут физически размещаться наблюдатели при введении системы ротации в их присутствии на линии соприкосновения конфликтующих сторон - в Баку, Ереване, Степанакерте или в Тбилиси? Эти вопросы должны решаться МГ ОБСЕ при подготовке специального юридически обязывающего соглашения, которое должны будут утвердить президенты Азербайджана и Армении в ходе назначенной на конец июня встречи.

Но и на этом направлении не все однозначно, если говорить о возможности (в ближайшее время) возобновления переговоров по урегулированию конфликта. В этой связи мы приведем суждения главного эксперта Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексея Синицына, высказанные порталу Vesti. Az, считая их типичными для большинства бакинских политологов. «Я бы со спокойной душой поставил на то, что встреча президентов Азербайджана и Армении в июне не состоится, - говорит Синицын. - Почему-то общественность, причем не только Южного Кавказа, уверена, что если на переговорах в Вене при посредничестве таких глобальных модераторов, как США, РФ и Франция, стороны конфликта согласились встретиться в июне, то это встреча неизбежно состоится. А, что, собственно президенту Алиеву обсуждать с его армянским коллегой? Проблема в том, что корзина конструктивных предложений у Армении абсолютно пуста. Президент Армении Серж Саргсян объявил агентству Bloomberg, что Армения выходит из переговорного процесса, если у нее не появятся гарантии. В Армении их понимают предельно просто - это различные датчики и мониторы, которые будут установлены на линии соприкосновения противостоящих армий, причем со стороны армянских позиций. Господа, вы понимаете всю абсурдность этих требований - фактически под эгидой ОБСЕ установить армейские средства разведки и наблюдения даже не в зоне Карабаха, а на территориях т.н. «пояса безопасности», которые и в Карабах-то географически не входили? Это парадоксально, но Армения, вчистую проигравшая «четырехдневную войну», мечтает руками ОБСЕ лишить Азербайджан права на восстановление своей территориальной целостности силовым путем, от которого Баку никогда не отказывался. Я уверен, что этот вариант «урегулирования» категорически неприемлем для Азербайджана».

Теперь сделаем выводы из приведенных тезисов. Первый: Баку пытается изобразить венский проект по введению системы мониторинга на линии фронта в Карабахе как армянский сценарий. Если это так, то зачем Баку участвовал или кто его заставил принимать участие в переговорах в Вене? Второй: Баку утверждает, что одержал «победу» в так называемой четырехдневной войне. Но тогда что или кто помешал ему конвертировать эту «победу» в дипломатические достижения, и не является ли правильным считать, что президент Алиев решал только проблемы по укреплению своего режима? Далее. Допустим, что Баку под каким-либо предлогом блокирует готовящуюся встречу глав Азербайджана и Армении. Тогда он окажется уже не под прессингом Еревана, а фактически всего мирового сообщества. И что будет дальше?

Вернемся к заявлению помощника президента Азербайджана Али Гасанова. По его словам, «на венской встрече армянская сторона еще раз доказала, что решение конфликта не зависит от ее воли» и «на венских переговорах процессы показали, что Азербайджан говорил со странами-сопредседателями более требовательно, Армения же занималась выяснением воли других». Вот такая дипломатия у Баку.

Как бы не оценивали в Азербайджане действия Армении в формате МГ ОБСЕ, они более логичны и последовательны. Азербайджан же оказывается в фарватере переговорных процессов и проигрывает партию за партией. Судите сами. Тот же Гасанов в интервью национальному телеканалу ANS отметил, что с 4 апреля все международные организации обратились к Азербайджану и Армении с заявлениями, чтобы прекратили огонь. «Естественно, они имеют на это право, нормы международного права требуют того, чтобы конфликт был решен мирным путем, - уточнил Гасанов. - Поэтому Азербайджан вынужденно приостановил войну, и в этом деле основной была роль президента России Владимира Путина». Это правда. Но Баку после этого заявил, что не считает действующим соглашение о перемирии 1990-х годов в Карабахе, и что теперь «Кремль перехватил инициативу в урегулировании конфликта», и с этой целью якобы «Путин намеревался прилететь после 9 мая в Баку».

Москва опровергла эти слухи. После того, как в Вене начались переговоры по урегулированию карабахского конфликта, азербайджанское экспертное сообщество стало утверждать, что эти переговоры «осуществляются по инициативе США, которые перехватили у России инициативу на этом направлении». Теперь в бакинском информационном поле стал циркулировать еще один слух, согласно которому «Путин вызывает президента НКР Бако Саакяна на «ковер» в Москву, чтобы склонить его к принятию азербайджанских решений». Каких? Как говорят в таких случаях на Украине, «с такой мулькой в Одессу не ездят». Все смешалось в азербайджанском «ханстве-государстве». Дело теперь за конкретными действиями личного представителя действующего председателя ОБCЕ Каспшика. Ситуация набирает обороты.

Загрузка...
Loading...
��������...