15 Май, 2016 18:30

Армения ужесточает свои позиции в карабахском процессе

Армения ужесточает свои позиции в карабахском процессе

Последние заявления президента Армении Сержа Саргсяна и армянских дипломатов по карабахской проблеме отличаются жесткостью. О том, насколько изменилась позиция Еревана, и готова ли армянская сторона пойти на уступки рассказал в интервью агентству "Новости-Армения" эксперт по международным отношениям организации "Европейская интеграция" Манвел Гумашян.

- Во внешней политике Армения должна проявить более жесткую позицию и я думаю, что мы встали на этот путь. Во всяком случае, есть основания считать, что так и будет, особенно после заявлений президента Сержа Саргсяна и заместителя министра иностранных дел Шаварша Кочаряна.

Точкой отсчета можно считать выдвинутые президентом три условия, которые необходимы для продолжения переговоров. В этом смысле можно утверждать, что идет пересмотр подходов и ужесточение наших позиций в будущих переговорах.

Это однако не означает, что произойдет ревизия Мадридских принципов. В их рамках будут переоценены приоритеты того или иного пункта. Думаю, что на данном этапе задачей номер один должно стать возвращение Карабаха за стол переговоров. Устранение НКР из переговорного процесса в свое время было нашей большой ошибкой, которой по полной программе воспользовался Азербайджан.

Возможно, тогда, с тактической точки зрения, подобный шаг был правильным, но в стратегическом плане мы сейчас пожинаем плоды этой ошибки.

- Армянская сторона может пойти на уступки только в случае полного признания НКР. Об этом много говорил и сам президент. Предметом торга, естественно, являются семь районов в буферной зоне вокруг Карабаха. Я думаю, что в конечном итоге речь будет идти максимум о пяти районах, а по поводу двух, соединяющих Армению с Карабахом, будут отдельные переговоры. Однако, это может произойти только после того, как Азербайджан признает Карабах, и будут даны жесткие международные гарантии не повторения того, что произошло сейчас.

- В данном случае необходима международная гарантия, но гарантия только одной стороны будет очень опасна. Необходимо, чтобы в процессе участвовали все три сопредседателя Минской группы ОБСЕ, а также структуры на уровне ООН и их миротворческих сил. Если же ограничиться только какой-то одной страной, любой, будь это даже страна-сопредседатель, то опасность будет выше той, которая наблюдается сегодня. Поэтому мы дали понять, что только лишь наличие российских сил на границе Карабаха и Азербайджана, в частности, миротворческих, будет недостаточно, и это не приветствуется.

– "Миротворец" - в данном случае сказано с большой натяжкой. Но я бы сказал, что лучшего гаранта мира, чем армянский солдат – нет. В целом, эскалация началась еще с августа 2014 года, когда началась стрельба из всех видов орудий, велся снайперский огонь, осуществлялись провокации, действовали диверсионные группы, и не только против Карабаха, но и Армении.

В этом смысле, армянский солдат был гарантом того, что противник не выполнит поставленных перед ним задачи, но это не гарант перемирия. Для обеспечения перемирия должна быть какая-либо международная гарантия, поскольку в противном случае это будет вечная приграничная война, которую мы сейчас видим.

- Только при наличии жестких международных гарантий и обязательств, которые возьмет на себя, в первую очередь, Азербайджан по неприменению силы и угрозы силой. Если будут международные и надежные гарантии, то они не будут зависеть от тех, кто в данный момент находится у руля власти в Азербайджане. В этом и смысл четких международных гарантий. Хотя бы возьмем ситуацию с Югославией и Косово, где после предоставления гарантий, несмотря на кровопролитие, страна спокойно развивается. Сейчас уже разделенная (Югославия – ред.), постепенно вступает в состав ЕС, и все это происходит в формате международных гарантий. Другого пути нет.

- Если речь идет о ближайших нескольких годах, то - нет, а если о ближайших 10-20 годах, то движение в эту сторону вполне возможно при условии отсутствия каких-либо глобальных форсмажоров. К примеру, сейчас у нас под боком, где-то в 300-400 км от нас, фактически идет война, и куда она пойдет, и как развернется – неизвестно.

Неизвестно, куда может довести турецко-курдская проблема. Даже при условии, что в регионе будет более или менее спокойно, понадобится еще пара десятков лет переговоров – нудных, трудных, мелкошаговых, поэтапных.

- В любом конфликте для достижения примирения необходимо, чтобы в обществе были люди, которые не видели и не почувствовали этот конфликт на себе. Например, франко-германские конфликты. Они в свое время попортили много крови друг другу, но сейчас у них совсем другие отношения, потому что пришло поколение, которое не видело всего этого. Новое поколение примет новое решение, поскольку будет сформирована новая среда, позволяющая сделать это.

Загрузка...
Loading...
��������...