14 Май, 2016 19:15

Небольшое, однако необходимое уточнение касательно прекращения огня: Жирайр Липаритян

Небольшое, однако необходимое уточнение касательно прекращения огня: Жирайр Липаритян

hetq.am

Война, начавшаяся в начале апреля, выдвинула новые вопросы, о которых у многих есть свое мнение и ответы. Эта война также вернула на политическую и дипломатическую арену договоренность о прекращении огня, достигнутую большими усилиями уполномоченного представителя РФ по делу НКР того времени, бывшего российского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Владимира Казимирова.

В военные дни и после них и Ереван, и Степанакерт положили в основу своей дипломатической кампании факт нарушения этой договоренности со стороны Азербайджна, а в основе этого договора подчеркивают важность «бессрочности» прекращения огня, по майскому договору. Подобные заявления были и с нашей стороны, от официальных, а также неофициальных источников. В этой связи чувствую себя обязанным сделать уточнение, которое, однако, некоторым покажется неважным, но, по-моему, оно имеет существенное значение.

Майский документ 1994 года, точнее три документа, составляющие этот договор, сочетают два основных пункта: провозглашение прекращения огня и 30-дневные интенсивные переговоры, с целью подписания более широкого – политического договора. В текстах этой майской договоренности нет слова «бессрочный» или какого-либо выражения с тем же смыслом. А это уже как минимум представляет неопределенность для сторон конфликта. То есть, в чем заключается связь между этими двумя основными пунктами – эти 30 представляли срок прекращения огня? Что было бы через 30 дней после подписания этих договоров, в особенности, когда никто не ожидал достижения согласия по политическому договору за этот месяц.

За  этими майскими документами не последовало интенсивных переговоров по политическим вопросам. Были только предложения от ОБСЕ об усилении прекращения огня, которые, так сказать, не дошли до места.  Россия не использовала свой первый успех, ускорив свое ходатайство для достижения подписания политического договора.

По моей памяти и впечатлению, все три столицы были склонны видеть майскую договоренность в качестве гарантии временного прекращения огня. Если б не было так, то трудно объяснить участие трех сторон в шагах, предпринятых Ереваном, после мая. То есть, была необходимость в дополнительном документе, в работе над которым приняли участие три стороны.

В конечном итоге, учитывая «инвалидность» Минской группы и отсутствие новых шагов со стороны России, Ереван решил пойти по пути получения нового документа, подтверждающего бессрочность прекращения огня посредством прямых переговоров с Баку и Степанакертом. С этой целью в конце июня Ереван предпринял определенные дипломатические шаги для достижения укрепления прекращения огня и, фактически, «бессрочности» прекращения огня, прежде всего, посредством Минской группы. Минская группа не смогла положительно отреагировать на эти шаги, а за это время Россия попыталась вновь взять на себя посредничество, что было близко к тому, чтобы ереванская инициатива не удалась.

Упорствуя в достижении своей цели, Ереван решил обратиться к ведению прямых переговоров с Баку и Степенакертом и добился успеха. 28 июля 1994 года три стороны подписали новый документ. В нем впервые было использовано выражение, соответствующее понятию «бессрочное прекращение огня». Этот документ подтверждал майское прекращение огня, подчеркивал фактор ускорения интенсивных переговоров и добавлял новый пункт: «стороны конфликта обязуются подтвердить свои обязательства по отношению к сохранению прекращения огня в договоренный период и сохранять прекращения огня до подписания большого политического договора, который включит в себя полное прекращение военных действий».

В документе стороны впервые дают согласие на сохранение прекращения огня до подписания политического договора в связи с конфликтом. Все члены Минской группы ОБСЕ, включая Россия, ознакомились с этим договором, когда Министерство ИД РА об этом сообщило действующем председателю ОБСЕ, письмом от 2 сентября 1994 года.

Более того, чтобы не оставалось никаких недоразумений в связи с интенсивными переговорами, 30 дней и бессрочностью прекращения огня, вновь по инициативе Еревана и посредством прямых переговоров Министерство обороны Азербайджана через 30 дней после июльского документа сделало новое заявление, подтвердив важное новшество июльского документа, обязательство сторон соблюдать прекращение огня до подписания политического договора. По той же инициативе, МИД НКР также сделал подобное заявление на следующий день.

Два замечания. Во-первых, я счел необходимым опубликовать это уточнение не только для истории (намного подробнее я обращался к этому в моей новой книге, которая находится в процессе подготовки), но и потому что важно понимать роль различных участников,  важность бессрочности прекращения огня, и в то же время знание эффективных методологий переговоров.

Во-вторых, учитывая, что в МИД РА пакет этих документов может остаться незамеченным или даже быть утерянным, полный пакет, составленный из моих копий, с необходимыми разъяснениями в июне 2013 года я передал Министерству ИД РА, когда Баку начал утверждать, что Азербайджан не имеет никаких обязательств в связи с прекращением огня.

Жирайр Липаритян

1991-1994 гг. советник Президента РА,  1993-1994гг. первый вице-министр ИД РА, 1994-97гг. старший советник президента РА, историк, профессор, дипломат

12 мая 2016

hetq.am

 

Загрузка...
Loading...
��������...