11 Май, 2016 11:57

Карабахский вопрос: мораль и международное право

Карабахский вопрос: мораль и международное право

Одобрение правительством Армении заключения по законопроекту о признании независимости Нагорного Карабаха породили дискуссии о фундаментальных компонентах международного права – территориальной целостности и самоопределении народов. Эксперты и юристы проводят различные исследования, пытаясь определить, что из них важнее. Конечно, в большинстве случаев степень значимости определяется не нормативно-правовой базой, а идеологическими, политическими и экономическими интересами. В связи с последними обострениями на карабахско-азербайджанской границе, интересно рассмотреть проблематику юридического статуса Нагорного Карабаха и Азербайджанской республики.

В многочисленных международных договорах, в том числе, декларациях ООН отмечается, что право народов на самоопределение считается общепризнанной юридической нормой. Этот факт имеет существенное значение, ввиду того, что международное право до сих пор не дает общепринятой дефиниции по территориальной целостности. В иерархии международного права "норма" выше «принципа», и любые попытки нарушить норму самоопределения народов во имя принципа территориальной целостности являются преступными. При этом важно подчеркнуть, что эти составляющие международного права нельзя противопоставлять друг другу. Самоопределение народов – есть реализация прав внутри государства, когда один народ, проживающий на какой-либо территориальной единице, определяет свой политический статус на основе референдума. В случае положительного решения этот народ получает искомый статус вместе с территориальной единицей проживания, не нарушая права других народов этого государства. Именно поэтому международное право признает возможность мирного изменения границ.

В праве особую роль играет и моральная сторона вопроса. В международных документах и декларациях подчеркивается, что самоопределение является законным, если оно достигнуто мирными средствами. Народ Нагорного Карабаха объявил о своей независимости на всеобщем референдуме, после чего власти Азербайджана, отказавшиеся принять результаты волеизъявления карабахских армян, применили военную силу. Примечательно, что эта агрессия классифицируется как преступление со всех точек зрения. Даже если Азербайджан не признает политический статус Нагорного Карабаха, он совершил акт нападения против отдельно взятой этнической группы, проживающей на его территории. Международное право говорит, что государство, применяющее насилие и репрессии в отношении конкретных этнических или религиозных групп, не имеет морального права требовать уважения ее территориальной целостности, а угнетаемый этнос имеет полное моральное право на самоопределение.

Требовать соблюдения территориальной целостности может лишь государство, которое на всех уровнях борется с любыми проявлениями ксенофобии и дискриминации, а также разрешает все внутренние споры исключительно мирными средствами. Систематические этнические чистки армянского населения в 90-х гг. в Баку, Сумгаите и Мараге, предпринятая военная агрессия, регулярные заявления официальных лиц об армянах как о врагах, а также героизация преступников делают невозможным возвращение территории и народа Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. По всем канонам международного права Карабах мог требовать признания своего политического статуса. В подобных случаях требуется признание со стороны хотя бы одного члена ООН, который в дальнейшем инициирует процесс признания лоббируемого субъекта.

Сложно сказать, как бы развивалась ситуация, если бы Армения в тот период признала независимость Нагорно-Карабахской Республики. Однако имелись все предпосылки к международному признанию: агрессия Азербайджана, этнические чистки в отношении армянского населения, участие представителей Нагорного Карабаха в переговорных процессах. В документах ОБСЕ, принятых в Хельсинки в 1992 году, отмечалось, что Карабах является стороной переговоров, и его интересы должны представлять избранные народом политики. Несмотря на это, армянская сторона не сумела воспользоваться преимуществом, что позволило Азербайджану сменить дискурс переговорного процесса в свою пользу.

Реальность такова, что произошел конфликт между самоопределившимся субъектом в лице Нагорного Карабаха и провозгласившей независимость Азербайджанской республикой. Сегодня азербайджанская сторона навязала международному сообществу иной дискурс, который заключается в том, что существует некий конфликт между двумя членами ООН – Арменией и Азербайджаном. В таких обстоятельствах Армения является государством, претендующим на территорию Азербайджана, а Нагорный Карабах автоматически становится объектом переговоров, что наносит вред его политическому статусу самоопределившейся республики. Подобная ситуация стала результатом провальной внешней политики армянского руководства, лишившего Нагорный Карабах статуса субъекта мирных переговоров.

Теперь Армении приходится воздерживаться от признания Нагорно-Карабахской Республики (НКР), ввиду того, что именно она представляет интересы карабахской стороны в рамках Минской группы ОБСЕ. Если сегодня Армения решится признать НКР, она автоматически станет виновницей слома переговорного формата, что может привести к непредсказуемым военно-политическим последствиям. По сути, официальный Ереван сам себя лишил дипломатических и политических маневров. Между тем, армянская сторона не признает и территориальную целостность Азербайджана. Примечательно, что еще в 2001 году азербайджанская делегация в ПАСЕ направила письмо в комитет министров ЕС с требованием принудить Армению признать территориальную целостность Азербайджана. В своем официальном ответе, комитет отверг требование азербайджанской стороны, подтвердив равносильность нормы самоопределения народов и принципа территориальной целостности.

Другая проблема заключается в том, что Азербайджан говорит о неприкосновенности своих границ, закрепленных в рамках СССР. Эти требования не имеют под собой никаких юридических, политических и исторических основ. Дело в том, что Нагорный Карабах не был частью Азербайджана при его вступлении в СССР. Этот факт четко отражен в решении Лиги Наций, в котором отмечается, что государства-члены организации отказываются признать Азербайджан "по причине требований включить населенные армянами территории Восточного Закавказья и Нагорного Карабаха". Территория Карабаха была передана в состав Азербайджанской ССР решением большевистского правительства без согласия проживающего там народа.

После распада СССР Нагорный Карабах имел право определить свой политический статус наравне с национальными республиками. Более того, Азербайджан действует вне всякой правовой логики. С одной стороны, официальный Баку требует уважать границы при СССР, с другой – объявляет себя правопреемницей первой Азербайджанской республики. Таким образом, объявив об отказе правопреемственности от Азербайджанской ССР, независимый Азербайджан полностью лишился правовых оснований претендовать на границы советского периода.

Официальный Баку часто ссылается на четыре резолюции Совета Безопасности ООН как на документы, подтверждающие территориальную целостность Азербайджана. Подобная интерпретация является искаженной, а отдельные пункты из резолюций вырываются из контекста всего документа. Во-первых, Совет Безопасности не уполномочен делать заключения относительно нормы самоопределения народов и принципа территориальной целостности. Это подтверждается тем, что в резолюциях Совбеза даются лишь ссылки на определенные международные нормативно-правовые акты и декларации. Во-вторых, Азербайджан, будучи инициатором принятия первой резолюции №822, в последний момент отказался ее принять.

Помимо этого, Азербайджан не выполнил ряд важных пунктов резолюций о необходимости прекращения огня и восстановления экономических, транспортных и энергетических связей. До сих пор Азербайджан осуществляет незаконную блокаду армянской границы, провоцирует военные столкновения (не выполняя условие о неприменении и угрозы применении силы), разжигает ненависть к этническим армянам, не допуская в свою страну даже граждан других стран армянского происхождения. В подобных условиях международное сообщество должно действовать решительнее, ибо агрессивная риторика вкупе с систематическими нарушениями режима прекращения огня могут привести к большой региональной войне. История показывает, что политика умиротворения агрессора приводит к плачевным последствиям.

Арег Галстян - кандидат исторических наук, американист, колумнист журналов "Forbes", "The National Interest" и "Россия в глобальной политике", руководитель научно-аналитического портала American Studies, специально для агентства "Новости-Армения"

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Загрузка...
Loading...
��������...