10 Май, 2016 19:05

О зверствах азербайджанских военных рассказывают свидетели

О зверствах азербайджанских военных рассказывают свидетели

Месяц спустя после «четырехдневной войны» жители Нагорно-Карабахской Республики (НКР) опасаются новой эскалации. Более тысячи человек, ставших внутренними переселенцами, пока не спешат возвращаться в свои дома. Об этом пишет сайт русского бюро «Международного радио Франции» (RFI).

В прифронтовом селе на севере НКР – Талыше – снаряды уничтожили цветущие сады, а дома уже месяц как опустели. Во дворах – разбитая посуда, разбросанная одежда и детские игрушки. Прямо на дороге лежит мертвая собака. Стрелять в Мартакертском районе начали в ночь на 2 апреля. Север НКР больше всего пострадал от возобновившихся после двадцати лет затишья вооруженных столкновений.

«Мы спали, когда неожиданно началась стрельба. Это было где-то в три часа утра. Мой дом находится на самой окраине Талыша. Я разбудил жену, шестерых детей и вывез к друзьям, в более безопасное место в селе. Я хотел вернуться за родителями. Когда до дома оставалось несколько сот метров, рядом с собой я услышал иностранную речь. Это были азербайджанские военные», – вспоминает 37-летний Гагик Халапян.

Он рассказывает, как отправился предупредить спецназ и вывезти семью из села. В одну машину он посадил двенадцать человек – женщин и детей – и под интенсивную стрельбу выехал из Талыша. Когда ГагикХалапян возвращался за родителями, армянские военные уже не пускали его в село. Было опасно. «Однако, не дожидаясь разрешения, в ночь на 3 апреля мы поехали с другом в мой отчий дом. Когда я подошел к дому, то увидел на двери отверстия от пуль. Я обнаружил, что моих родителей и бабушку убили», – с ужасом рассказывает мужчина.

Интенсивные бои длились до 5 апреля. После того, как стрельба прекратилась, ГагикХалапян смог похоронить своих близких. В Талыше кладбище находится прямо в лесу, возле «линии соприкосновения», поэтому Халапянов похоронили в другом селе.

«Здесь всегда стреляли, но только на постах. Умирали солдаты. Детям я всегда говорил, что „на той стороне живут наши соседи азербайджанцы, они мирных жителей не трогают“. Дверь нашего дома всегда была открыта, документы были в машине, которую я останавливал прямо у дома. У меня и в мыслях не было, что такое может случиться», - рассказывает ГагикХалапян.

Для него история двадцатилетней давности повторяется. Во время карабахской войны начала 1990-х гг. ему было 12 лет. «Помню, как мы босиком бежали от войны», - вспоминает он. Когда настал мир и семья Халапянов вернулась в родное село, их дом был сожжен. Остался только хлев, где они жили несколько лет, пока армянская диаспора США не помогла построить в селе десятки домов. В одном из них Халапяны и поселились.

«Детей расселили по домам родственников. Ночью им снятся кошмары. Двое старших детей никак не могут смириться, а младшие еще спрашивают, когда мы поедем в село к дедушке и бабушке… Я не знаю, как им объяснить, что их больше нет в живых», - говорит Гагик.

Подчеркивается, что по ночам в селе стреляют минометы. Напротив Талыша находится азербайджанское село, которое тоже опустело. Как рассказывают армянские солдаты, ночью там в домах свет не горит.

Как отмечается в материале, административный центр района Мартакерт постепенно возвращается к мирной жизни, хоть и находится всего в нескольких километрах от линии соприкосновения. Напоминается, что во время карабахской войны этот город серьезно пострадал. Почти год он находился под контролем азербайджанских войск, а в 1993 году армяне его освободили. До апрельских событий в городе проживало около 5000 человек, однако сейчас осталась почти половина. Местные власти опасаются, что обстрелы могут возобновиться в любой момент, поэтому жителей переселили в гостиницы Степанакерта, Шуши, а многие уехали к родственникам в Ереван.

В Мартакерте семь домов полностью разрушены, около сотни - частично. «Некоторые дома мы уже начали восстанавливать, привезли стройматериалы, но когда возобновились обстрелы 23 апреля, мы прекратили работы, но это временно», - обещает городской архитектор ОвикГурджян.

Кроме того, 20 снарядов упали только на квартал, построенный для беженцев из Баку. 50-летний Эдик Лазарян переехал из Баку после погромов армян. В начале апреля он остался сторожить огород, свой и опустевший соседний дом, крышу которого снесло осколком снаряда. «Мужчины все - на постах, один сосед в пожарной службе дежурит, а женщины и дети эвакуированы», - сказал Эдик и добавил, что город уже более 20 лет живет в состоянии войны.

Мужчина считает, что два враждующих народа смогут в будущем стать мирными соседями. «Но по-братски мы никогда не заживем», - сожалеет он.

Вместе с тем на сайте американского издания The New York Times фотоблогер Джеймс Эстрин рассказывает об известном армянском фотографе Анаит Айрапетян, которая родом из Арцаха (НКР). Она родилась в горном селе Хцаберд. «Это небольшая деревня из 40 семей, живущих в старых домах, слишком близко расположенных друг к другу», - сказала Айрапетян.

Как отметил автор материала, жители Хцаберда являются этническими армянами. Он напомнил, что в прошлом месяце произошло обострение карабахского конфликта, в результате чего в течение всего нескольких дней погибли около 20 человек. Столкновения между армянской и азербайджанской сторонами продолжаются до сих пор.

Эстрин пишет, что Анаит хоть и родилась в Хцаберде, но выросла в городе Абовян – в Армении. Однако летние каникулы она проводила в этом арцахском селе у своей бабушки, которая рассказывала ей различные истории, водила гулять среди полей и учила доить овец. Тогда были счастливые времена.

Однако она находилась в селе также и во время войны начала 1990-х, в результате которой множество домов деревни были разрушены, и семеро молодых мужчин Хцаберда погибли. Жители деревни были убиты горем. Автор напомнил, что война началась после того, как жители Арцаха проголосовали за отсоединение от Азербайджанской ССР и воссоединение с Арменией. Вскоре после этого азербайджанские вооруженные силы начали крупномасштабные боевые действия.

«На протяжении пяти лет в селе не играла музыка, даже на свадьбах. Каждую субботу все жители села шли на кладбище и все, что вы могли услышать - это женский плач», - рассказала Айрапетян,передает Panorama.am.

Загрузка...
Loading...
��������...