18 Апрель, 2016 19:08

‘Информационная война’ — как она есть

'Информационная война' - как она есть

- В контексте каждой страны понятие "информационная безопасность" имеет свой, отличный от других, смысл. Например, в США на этот счет есть очень конкретное определение - это не больше, не меньше, чем защита электронных сетей и сайтов. Мы же больше воспринимаемся как представители "идеологизированного пространства" и посему в понятие "информационная безопасность" включает больше само ее содержание. Важна и техническая сторона вопроса - те же разнообразные сайты, электронные адреса, медийное поле - все, что касается СМИ. Надо признать, что это весьма неустойчивая сфера - трудно понять, где все начинается и где заканчивается, в какой момент информация становится опасной и где она безопасна. Особенно обостряются "информационные войны" в военное время, потому что все становится более наглядным, явным. Сегодняшнее положение в стране вынуждает понять и проанализировать - в чем заключается настоящая опасность и как ей противостоять.

- Есть аспекты "информационной безопасности", о которых мы либо очень мало знаем, либо совершенно не осведомлены. Речь идет, к примеру, о радиоэлектронной борьбе (РЭБ), активно используемой на границе. Это разновидность вооруженной борьбы, в ходе которой осуществляется воздействие радиоизлучением на радиоэлектронные средства систем управления связи и разведки противника с целью защиты своих систем от аналогичных воздействий и проч. Это сфера, играющая колоссальную роль, но о ней, практически, ничего не известно. Все строго засекречено, а работающие в этой системе узкопрофильные специалисты связаны договором неразглашения имеющейся у них информации.

- Азербайджанцы сегодня нападают не с той мощью, как это было раньше. Так, первая самая большая кибервойна между Арменией и Азербайджаном была в 2000 году – в истории она явилась первой межнациональной кибервойной. В Армении на то время существовало всего 30 сайтов, 25 из которых было взломано. В ответ на это армяне взломали около 30 азербайджанских сайтов, что полностью уничтожило и их интернет. Это даже отразилось на денежном курсе Азербайджана. В те годы это была серьезнейшая проблема, а нынче есть школьники, которые в день могут взломать до 400 сайтов. Через пять лет на армяно-азербайджанском киберпространстве пошла вторая волна перепалок.

На сей раз армяне, поумнев и набравшись опыта, не лезли в азербайджанские "сети" и не взламывали их сайты. Война была односторонней – лишь с их стороны. Как следствие – три года азербайджанцы царствовали у нас в сетях. Это было ужасно - чего только там не было, особенно на армянских национальных сайтах! В основном, ставились фото жертв Ходжалу. Эти нападки очень походили на ссору соседей, когда один из них ночью пишет на двери соседа "козел", наутро второй сосед видит эту надпись, сердится, затем чистит ее, а спустя два дня тот же сосед вновь надписывает - "все равно, козел". Поначалу это, конечно же, действует на нервы, но после пятого-шестого раза тот уже не обращает внимания, может и вовсе не стереть надпись. Именно по этому принципу, полагаю, на множестве армянских сайтов месяцами развевался азербайджанский флаг… У наших же будто и не было охоты что-либо менять. Действительно, когда сайт просто так взламывается, в этом нет ничего особенного, но в 2012 году это все перешло всякие границы, и началась широкомасштабная кибервойна. Армянский ответный удар привел к тому, что азербайджанская пресса отключилась на сутки. В итоге, за границу информация шла только из Армении.

- В сети есть "черный рынок", который может найти каждый из нас, стоит лишь дать поиск по Google. Там у всего своя цена - сколько стоит взломать сайт или чей-то "профиль". Кто-то это использует как основной заработок. Оплата начинается с 50-60 долларов, но вот "укладывать" национальные сайты – несравнимо дороже - может доходить до сотен долларов в день. Для Азербайджана это не деньги. Они пустили 20 тысяч долларов только на взлом армянских сайтов и хозяйничали тут 2 недели. Эти атаки были настолько сильные, что практически у всех были проблемы с интернетом. Может об атаках тогда мало кто знал, но каждый из нас непременно спешил обругать своего интернет-провайдера. Но в том-то и дело, что причина тут крылась не в некачественной работе, а в тотальном нападении соседней страны.

Подобный пример есть у России с Эстонией, когда в 2007 году русские хакеры парализовали всю эстонскую сеть, страна была в коллапсе, так как там все было переведено в электронную систему. Эстония даже обратились в ООН с призывом о помощи. В 2008 году то же самое русские проделывали и с Грузией, но так как там и по сей день преобладает бумажная (документарная) система, они более безболезненно вышли из подобной ситуации. Все эти примеры свидетельствуют о том, что кибервойны - мощное оружие, заставляющее "замолчать" противника, перекрывая его источники информации.

Сейчас мы видим, что то же самое происходит и в Армении. Азербайджанцы пытаются пробиться на наши национальные сайты и средства массовой информации. Но это лишь одна сторона вопроса. Важен и вопрос информационных оттоков, имеющих психологическое воздействие на людей. Когда в сети публикуются номера телефонов воюющих солдат, их родители понимают, что у врагов имеются контактные данные их детей. Эта информация, если она попала в руки нравственно обреченных людей, может доставить много неприятностей. Это могут быть и лжезвонки с хорошо обыгранными "сценками", и "опасные" информации с конкретными адресатами.

- Существует армянская группа ananun.am. У нее собран мощнейший компромат на азербайджанскую пропагандийную машину. Группа эта занималась и разоблачением лиц, занимающихся сей "пропагандой". На их сайте видно, как они подкупают экспертов, пускают в сеть лжеинформацию, исподтишка творят свои грязные делишки. Так, например, были азербайджанские "википедисты", которые сканы старых газет меняли при помощи фотошопа и ставили на Википедии в качестве "доказательств о наличии старых документов". Их очень скоро заблокировали, поставив вход под контроль. В их группе насчитывалось 26 человек и называлась эта история - "26 бакинских википедистов". И таких примеров, касательно "технического крыла", достаточно много.

- А вот это уже другое крыло - информация и пропаганда. То, что используется с целью влияния на сознание людей - тоже считается оружием, которое активно применяется и в военное время. На сегодняшний день азербайджанская сторона во всю мощь использует свои СМИ. Как известно, президент Алиев за последние три года сделал свою прессу совершенно управляемой - половина журналистов была просто уничтожена: кто убит, кто спасся бегством из страны, кто сидит в тюрьме... Самое удивительное то, что за пару дней до нападения, их выпустили, но их голосов уже не слыхать.

В Азербайджане принято публиковать только то, что спускается сверху и прошло четкую цензуру. Например, утром 2 апреля они ничего не писали, ни одной заметки не было, и все потому, что сверху не знали, о чем сообщать. Ни один журналист не осмеливался, даже ссылаясь на армянские источники, сообщить, что уже есть десятки жертв... Вместо этого обсуждался конфликт каких-то поп-актрис. Азербайджан прикинулся эдаким "островком милосердия".

В отличие от Азербайджана, если в Армении официально будет объявлено военное положение, механизмы контроля над сайтами станут работать автоматически. Любое сообщение журналистов будет проверяться вышестоящими органами, после чего только публиковаться. Будет дана четкая установка - что "можно", а что "нет". И в основном, все будет "нельзя". Но в том-то и дело, что в Армении военное положение не вводилось даже в 1991-1994-е годы.

- Самые опасные фейки те, которые создаются азербайджанскими тайными организациями. Там действуют азербайджанцы, которые очень хорошо говорят по-армянски (в основном, это выходцы из Армении). Они говорят на нашем жаргоне, однако это жаргон двадцатилетней давности. Это легко почувствовать, присмотревшись к словам, которые они используют. Это не те, кто через гугл-переводчик заходят и пишут несуразность - есть армянин, я любить Армению, дa здравствует "Индюшка" - это просто тамошние националисты-кьярты, которые думают таким образом помочь своим... Но реальные наемники работают серьезно. Их всегда можно распознать. Если человек слишком упорно проявляет свою заинтересованность военным положением, потом меняет тему, говорит немного, скажем, о кино, а затем вновь возвращается к первоначальному разговору, то имеет смысл остеречься. Был такой случай, когда некая особа представилась женой солдата, который, якобы, на тот момент был на фронте, а затем неожиданно вдруг начала рассуждать на геополитические темы, заговорила о каких-то территориях. Все подобные разговоры нужно сразу пресекать и игнорировать.

Не следует обращать внимание и на все те сообщения, целью которых является желание посеять панику. Пусть даже это будут сообщения на хорошем армянском, с информацией, что брат только что позвонил с поля боя и сообщил о количестве жертв. Человеческий мозг так устроен, что все, что связано с сильными эмоциями и переживаниями, накрепко запечатлевается в нашем сознании и в нашей памяти. Об этом "агенты" очень хорошо знают. Надо знать: в такое нелегкое время, в котором мы сейчас пребываем, об общем военном положении представления есть только у очень ограниченного числа людей. Сегодня целенаправленно делается все возможное, чтобы солдаты не были осведомлены о событиях ни на передавай, ни в горячих точках – это может эмоционально повлиять на их душевное состояние и решить исход боя.

- Военная информация по-любому не может быть полностью прозрачной. Ожидать в военное время от Министерства обороны информации такой же точности, как от Министерства сельского хозяйства или градостроительства – невозможно уже хотя бы потому, что специфика работы Минобороны связана с секретностью. Другой вопрос, что общество, медиа и армия должны совместно прийти к определению границы между секретностью и открытостью. И, надо признать, что у нас эта граница более или менее интуитивна верно определена. Понятно, что в военных операциях сознательно используется дезинформация. В министерстве обороны есть отделы, которые занимаются именно подобной информацией. Все это похоже на ловкие гамбиты, в которых невозможно обойтись без доли обмана. Собственно, война – это когда одни играют, чтобы победить, а другие – чтобы не проиграть.

Загрузка...
Loading...
��������...