16 Апрель, 2016 0:58

Микаил Джаббаров о приеме в вузы, качестве учебников и будущем образования в Азербайджане

Микаил Джаббаров о приеме в вузы, качестве учебников и будущем образования в Азербайджане

Trend представляет интервью министра образования Азербайджана Микаила Джаббарова известному блогеру Вячеславу Сапунову.

- Летом 2014 года мы говорили о том, что подготовлен и представлен правительству план действий по государственной стратегии в сфере образования - план действий, как ответ на вопрос "Как делать?" Что же это за действия?

- Да, был подготовлен план действий о развитии государственной стратегии в развитии образования. Этот план был принят главой государства, на основании этого плана и строится наша работа. Документ этот расписывает сроки и задачи, стоящие перед нами в обозримом будущем. Мы начали по этому плану двигаться. И говоря о том, что уже произошло, пожалуй, большой вехой можно назвать начало диагностического оценивания учителей и повышения их заработной платы до уровня средней зарплаты по стране. Подчеркну два важных аспекта этого процесса. Первое: стратегическое значение этого решения. Мы создаем необходимые условия для того, чтобы преподавание стало престижной профессией, профессией выбора. Важно, чтоб педагогическое образование стремились получить талантливые, знающие выпускники. А для того, чтобы профессия учителя была конкурентоспособной на современном рынке труда, общество должно обеспечить привлекательность этой профессии, в том числе и с материальной точки зрения. Принимаемые сегодня меры призваны способствовать восстановлению престижности учительской профессии. И второе: несмотря на те макроэкономические вызовы, с которыми столкнулся Азербайджан и другие страны, богатые природными ресурсами, президент Азербайджанской республики проявил политическую волю и наша реформа не была приостановлена, она продолжается.

- Значит, повысилась зарплата учителей?

- Да, конечно. Уже 40% учителей по всей стране получают зарплату по новому механизму.

- Это, как я помню, связано с перераспределением учебных часов?

- Да, речь идет о повышении учебной нагрузки, доведении соотношения учитель-ученик до 1 к 12, сопровождающихся двукратным повышением заработной платы.

- Зарплаты индексируются?

- Как и всем.

- Но, насколько я знаю, перераспределение учебных часов - это только первый этап "зарплатной реформы"?

- Да, на втором этапе мы введем принцип дифференциации зарплаты. То есть, говоря по-простому, хороший учитель должен получать больше, чем учитель похуже.

- Как же будет это определяться?

- Над критериями подобного оценивания сейчас работают наши эксперты. Будет механизм, который будет широко обсуждаться в профессиональной среде. Это никого не должно пугать. Такого рода системы работают в разных странах. Они основаны не на уравниловке, а на поощрении лучших. Будут учитываться достижения их учеников, общие достижения школ, в которых они работают.

- Как это будет называться: разряды, категории?..

- Я думаю, что самое легкое - придумать, как это называть.

- Да, ведь посчитать отметки-то можно. Но как определить, любит ли тот или иной учитель детей?..

- Совершенно верно.

- Раньше были Заслуженные учителя...

- Они есть и сейчас. Заслуженный учитель - самое высокое звание, какое может получить педагог в системе образования. Оно присваивается особым Распоряжением президента. Они получают дополнительно от государства около 60 манатов. Помимо этого существуют и другие звания, например - Передовой работник образования. Есть дипломы... Но сегодня это не привязано к уровню заработной платы. Но, так как число Заслуженных учителей очень ограничено, в год этого звания удостаиваются около 80-100 человек.

- Немало.

- Казалось бы, немало, но если учесть, что учителей у нас около 150 тысяч, то это примерно 0,06%. Это лучшие из лучших.

- Вернемся к плану действий по развитию государственной стратегии в развитии образования. Что вы считаете другими значимыми достижениями?

- Мы продолжили работу по оптимизации системы образования. Объединили 14 колледжей, на их базе создали 7 колледжей, а 4 колледжа были переданы в ведение соответствующих вузов. Я думаю, что это самая масштабная реформа в средне-специальном образовании.
Другой момент, который мне хотелось бы выделить, - создание так называемых профилированных классов в 58 школах по всей стране. Всего было создано около 180 профилированных 9-х и 10-х классов - для тех старшеклассников, которые определили для себя будущую сферу деятельности и готовы к профилизации.
Это обычная мировая практика, но ее применение у нас имеет определенные вызовы, потому что по каким-то предметам увеличивается потребность в учителях, по каким-то уменьшается. Повышается рабочая нагрузка у учителей. Но все это служит общей цели - улучшению качества образования, созданию лучших условий для подготовки к высшей школе.

- А что можете отметить особо в дошкольном образовании?

- Здесь самым большим успехом следует, пожалуй, назвать подготовку дошкольников в школах. Напомню контекст: у нас был низкий уровень покрытия дошкольным образованием и для того, чтобы решить эту проблему президент Фонда Гейдара Алиева Мехрибан-ханум Алиева выдвинула инициативу, направленную на строительство большого количества новых детских садов. Благо, в Азербайджане наблюдается положительная демографическая ситуация. А мы в свою очередь, чтобы расширить охват дошкольного образования, приняли решение использовать школьные инфраструктуры. И сперва в бакинских школах - сперва в 80, затем в 140 - стали предлагать классы дошкольной подготовки, специальные 8-месячные курсы, примерно по 3 часа в день.

- Это как "нулёвка"?

- Это, пожалуй, напоминает нулёвку, или подготовительные классы, которые были когда-то.

- С какого возраста туда принимают детишек?

- С пяти лет, то есть как раз за год до школы... И этот проект оказался вполне успешным. И так как результаты превзошли все наши ожидания, мы совместно с Министерством финансов внесли на рассмотрение правительства вопрос о расширении этой программы, чтобы дошкольное образование стало доступно для всех, за счет государства. Рад отметить, что с сентября 2016 года планируем запустить наш проект достаточно масштабно. Наша цель - к 2020 году довести покрытие страны дошкольным образованием до приемлемого уровня.

- Что вы называете приемлемым уровнем?

- Это 70% и выше.

- А сколько сегодня?

- Сегодня 23-25%. Словом, серьезно расширим.

- Это образование будет обязательным?

- Нет, оно будет по выбору родителей. В то же самое время мы постоянно ведем просветительскую работу, объясняя, что, пожалуй, самой важной ступенью образования, с точки зрения будущего успеха детей в жизни, - дошкольная ступень. Существует масса научных и эмпирических доказательств того, что у детей с дошкольным образованием дальнейшие академические показатели выше, а затем и карьерные достижения в будущем превосходят успехи детей, у которых дошкольного образования не было.

- Было ли что-то, что вы планировали, но сделать по тем или иным причинам не удалось или пока не удалось?

- Мы всегда стараемся удерживать баланс между скоростью реформ и их качеством. Потому что образование - особая сфера: по количеству вовлеченных людей, по масштабам, по традиционности и даже по болезненности. Потому что любые реформы затрагивают большое количество людей. Что-то мы планировали сделать быстрей, что-то идет медленнее, чем могло бы идти... Но важнее качество изменений.
В области высшей школы мы пересмотрели подходы к формированию плана приема. Впервые за долгие годы по инициативе Министерства образования в прошлом году был гарантирован минимальный уровень знаний, требуемых при приеме в высшие учебные заведения.
Была пересмотрена система выплаты стипендий. Раньше, если абитуриент поступал в вуз и учился за счет государства, то он получал стипендию вне зависимости от дальнейших академических показателей. Это создавало заведомо неконкурентную среду. Ведь для студентов, которые учились за собственный счет, не было достаточного стимула для хорошего обучения. Сейчас стимул появился, потому что теперь стипендию получают все студенты, которые показывают хорошие результаты в ходе семестровых экзаменов.
Были проведены кадровые реформы, в некоторых вузах приступили к работе новые ректоры. Открылись новые вузы: филиал Первого Московского Государственного медицинского университета имени И.М.Сеченова. Работаем над открытием совместного Азербайджано-Французского университета. Он откроется в сентябре.
Словом, говорить о том, что хотели сделать и не сделали... Это живой организм... Где-то двигаемся действительно не так быстро. Например, по части учебников.

- В чем причина, на ваш взгляд?

- Почему изменения там не так быстры? Во-первых, мы сталкиваемся с действительно большими проблемами по части создания содержания. Учебники ведь пишутся не чиновниками, а специалистами в каждой сфере. И обеспечить прозрачность выбора учебников - это та половина, которую мы сделали, открыв специальный электронный формат для обсуждения учебников. Мы ничего не скрываем в процессе создания учебников. Но соответствуют ли лучшие из отобранных учебников нашим ожиданиям? Не всегда.

- "Лучшие" - не значит "хорошие"?

- Да, порой так. А во-вторых... Хочется ускорять применение альтернативных моделей. Но у бюрократии есть свои законы и свои временные рамки, в которых она живет. Поэтому иногда процессы согласования и прохождения документов через инстанции не такие быстрые, какие хотелось бы. С другой стороны для создания учебников нужно привлекать лучших специалистов, но их нельзя стимулировать только призывами, особенно в нынешних социально-экономических условиях.

- Да, немало происходит не так быстро и, возможно, не так хорошо. Но что же происходит?

- Происходит много хорошего. В частности мы наладили процесс обратной связи. Если оставить в стороне эмоциональность происходящего, которая порой зашкаливает, и говорить о самом рабочем процессе, мы наладили процесс отделения зёрен от плевел. Содержание некоторых учебников требует незамедлительной переработки, а где-то присутствует чрезмерно эмоциональная оценка или непонимание сути новой программы. По ряду предметов мы добились очень высокого качества учебников.

- Какие это учебники?

- Я не назову конкретные пособия, потому что каждый год авторы учебников участвуют в тендере. И мнение министра может показаться...

- Своего рода рекламой...

- Рекламой не рекламой, но повлиять на беспристрастность тендера может. Мы продолжаем расширение базы специалистов, привлекаемых к оценке учебников. Как я уже сказал, стараемся сделать процесс подготовки учебников максимально прозрачным... Хочу подчеркнуть, что согласно новой методике образования, новые учебники содержат лишь часть необходимой программы. Это не те учебники, по которым училось поколение 80-х и даже 90-х. Большая доля учебного материала сегодня находится за пределами учебника. Она может заключаться, к примеру, в лабораторных занятиях, в проведениях опросов и так далее.

- Новые учебники главным образом направляют?

- Да. А остальное находится, скажем, в художественной литературе, которую ребенок должен прочитать, в семье, где ребенок должен провести какой-то эксперимент... Сегодня уже нельзя ставить знак равенства между содержанием образования и содержанием учебника.

- Появились ли базовые учебники, о которых мы говорили ранее?

- Нет. Базовые учебники не появились, к сожалению. Не появились потому, остались некоторые вопросы, которые пока не нашли своего решения. Однако работа в данном направлении продолжается.

- Тогда особо важный вопрос: что мешает реформам в образовании? Кто или что стоит на их пути?

- Всегда и во всем велика роль человеческого фактора. Нам нужно повышать информированность населения о работе в области образования. О том, какие реформы мы проводим и почему мы это делаем? Мы стараемся преодолевать информационный вакуум - регулярными пресс-брифингами, онлайн-телеканалом Tehsil TV. Мы работаем с общественностью, с экспертами... Второе... Мешает упорство, с которым отдельные люди отстаивают верность советской модели образования. Они знают только эту единственную модель, а потому считают ее лучшей.

- Ту, что сами прошли.

- Да, наверно, в первую очередь поэтому. Во избежание сомнений. Для того времени, социума и государственного устройства советская модель образования действительно была одной из лучших. И очень часто в дискуссиях можно встретить точку зрения, что нужно восстановить ту систему образования. Но та система была создана для другого государства, с другими целями и задачами и существовала в другой социально-экономической среде, которой сегодня попросту нет... Говорить, какое время лучше, а какое хуже (улыбается) - дискуссия философского характера, а не управленческого. Так вот эти люди, не пытаясь понять, в чем преимущества современных образовательных моделей, принимаются сравнивать их с привычными моделями их юности. Это неконструктивный подход, а потому он, безусловно, мешает.
Ну и наконец, третий элемент-помеха... Далеко не все, что мы делаем, всем нравится. И существует определенное сопротивление, вытекающее из "привычности" коррупционных взаимоотношений, которые "никому не мешают". Приведу простой пример: некий студент не желает получать знания и есть преподаватель, считающий, что студенту учиться не обязательно. Второй готов закрывать глаза на то, что студент не учится, а первый готов...

- Стимулировать "слепоту" преподавателя.

- Да, давайте использовать этот термин. С точки зрения обывателя, вроде бы обоим в результате такого "сотрудничества" хорошо. Но давайте посмотрим на ситуацию шире. Завтра этот студент получит диплом медика. Или инженера. Или педагога! Сегодня очень трудно найти сферу жизни, где оказание непрофессиональных услуг - неверный диагноз, неправильная конструкция - не приведет к прямым или отложенным непредсказуемым, а то и трагическим последствиям. Вот почему интерес общества и интерес государства не всегда совпадает с тем, как некий индивид понимает свой интерес. Это вторая, немаленькая категория. Вот почему мы всегда призываем к повышению общественного контроля... У нас очень любят говорить о нарушениях, но при этом просьбы конкретизировать претензии, указывать на конкретные случаи остаются без ответа. Кому еще мешают реформы? Всем тем, кто не хочет жить и работать в правовом поле. И в целом, конечно, человеческая среда не любит реформы. Во всех сферах жизни, не только в образовании. Реформы, как правило, принимаются лишь перед лицом крайней необходимости. Мы верим в то, что система образования закладывает основы конкурентоспособности общества в целом. Поэтому мы намерены продолжать выполнение тех планов и задач, которые заложены в Национальной стратегии в области образвания.

- Говоря о реформах, нельзя не коснуться вопроса коррупции. Самая популярная, самая больная тема. Утрачивается ли ее актуальность?

- Коррупция в образовании - это проблема. Но это не феномен. Есть легкий вариант ответа на этот вопрос и он заключается в перечислении десятков случаев за последний год-полтора, когда коррупционные нарушения были вскрыты, люди были уволены, по некоторым дела были переданы в правоохранительные органы, по отдельным случаям есть вступившие в силу решения суда. (В течение 2015 года 12 директоров школ получили выговор, 22 - строгий выговор (последнее предупреждение), а 20 директоров были освобождены от занимаемой должности в соответствии со статьями 70 и 186 Трудового кодекса АР. - Прим. В.С.) И это, безусловно, будет продолжаться. Потому что абсолютно необходимо в этой сфере пресекать все правонарушения. И нарушители должны нести ответственность.
Второй аспект - профилактика. То есть системные меры, направленные на то, чтобы устранить возможность предполагаемого коррупционного действия. Тут, как я говорил, мы отдаем приоритет использованию современных информационных технологий, внедрению электронного учета, "электронизации" всех услуг в сфере образования, которые исключают возможность вмешательства человеческого фактора. Яркий пример - прием учеников в первый класс.
Когда мы ввели электронную систему, то отпали некоторые вопросы, связанные с нарушениями, с приемом в "престижные" или "непрестижные" школы, с какой-то непрозрачностью в этой области, когда не было ясно, есть ли места в той или иной школе. Но, мы не останавливаемся на достигнутом и в настоящее время еще больше усовершенствуем эту систему. Также подобные системы мы продолжим внедрять и в других областях. В ближайшее время, до конца этого года, будет создана электронная система перевода студентов из вуза в вуз. Известно, что годами, если не десятилетиями, в этой области было много коррупционных нарушений. Теперь процесс перевода того или иного студента будет происходить без человеческого вмешательства, на основании критериев, по которым студент имеет право перевестись в другой вуз или на другой факультет или не имеет.
В то же самое время... Я подхожу к третьему блоку... есть правда, заключающаяся в том, что из образования невозможно исключить процесс человеческого общения. И он не ограничен только оцениванием знаний. Здесь стоит упомянуть то, что я называю "средней температурой по больнице". Образование не является отдельным островом. Все равно решение "идти или не идти на коррупционное преступление" делает человек - учащийся, учитель или должностное лицо. Одно дело, если есть система, в которой без нарушения закона невозможно двигаться. Но мы стараемся создать ее полную противоположность, и "расшить" те места, которые дают возможность или необходимость коррупционных действий.

Для иллюстрации могу привести такой пример. У меня была дискуссия с одним из коллег. Мне сказали, что по их сведениям, раньше за некое действие коррупционный тариф был равен, скажем так, единице. А теперь он возрос до пяти единиц. И это, дескать, свидетельствует о возрастании коррупции. Я же возразил, что с моей точки зрения, это говорит о понижении коррупции. "В чем же логика?" А логика в том, что коррупционер посчитал свой риск, опасность быть наказанным возросшими в пять раз.
Парадоксально, но это факт: мы стали вскрывать больше нарушений из постоянно уменьшающегося их количества. Порой мы просто устранили поводы для подобного рода правонарушений: улучшилась система снабжения школ, средства для хозяйственных нужд директорам зачисляются на пластиковые карточки, что усиливает прозрачность их трат... и так далее.
В мае 2014 года в министерстве был создан специальный отдел - Департамент внутреннего контроля, который был занят только этим направлением, наладили работу горячей линии. Все заявления расследуются до самого конца. Очень помогают наши коллеги-правоохранители. Ведь коррупционные преступления в сфере образования ничем не отличаются от коррупционных нарушений в любой другой сфере. В целом нетерпимость к этому негативному явлению растет во всех сферах нашей социально-экономической жизни, и образование тут в авангарде. Коррупции в наших школах, в наших вузах быть не должно и она будет искореняться.

- В 2014 году у Министерства образования был недобор учителей в средние школы, так как во время экзаменов преподаватели не набирали требуемое количество баллов. Каков сейчас тренд?

- Система получила сигнал, что мы не готовы понижать уровень требований, предъявляемых к учителям. Поэтому мы наблюдаем повышение показателей, люди стали намного серьезнее готовиться к экзаменам. В 2015-16 году на работу в результате централизованных экзаменов было принято 2878 учителей. А по сравнению с предыдущим учебным годом это означает, что количество занимаемых вакансий увеличилось на 30%.
А в целом количество вакантных мест по всей нашей системе составляет меньше 1%.
Мы повышаем требования к учителям, но и предлагаем им in-service training - курсы повышения квалификации, если говорить классическими терминами.

- Кто их учит?

- Учат лучшие учителя, лучшие методисты. Они у нас есть и всегда были. Другой вопрос, всегда ли они были востребованы? Сейчас мы внедрили те механизмы, которые позволяют лучшим учителям, не обязательно возрастным, но талантливым, передавать свои знания и методики. В этих целях мы реформировали деятельность и управление нашего Института профессионального развития учителей, который раньше назывался Институтом повышения квалификации. Я уже рассказывал, что благодаря диагностическому оцениванию мы выявили слабые места у тех или иных учителей. И специальные тренинги позволяют им заполнить пробелы.

- Диагностическое оценивание учителей продолжается?

- Оно проходит регулярно. Мы уже охватили 40% преподавательского состава - это свыше 60 тысяч учителей. Тогда мы начали с Баку, теперь охвачены 12 регионов, крупные города: Гянджа, Сумгаит.

- Мы еще упоминали о профессиональных стандартах. Разработаны ли они?

- Профессиональный стандарт это перечень того, что должен уметь или знать учитель. Стандарт необходим в первую очередь на стадии подготовки будущего учителя, потому что сложно давать дополнительные знания, нагонять, когда учитель уже работает. Это требует отрыва от работы, требует больше ресурсов и так далее. Вот почему мы особенно фокусируемся на процессе подготовки учителей. И думаю, что изменения, которые мы ввели, будут ощущаться в наших школах в ближайшие годы.

- Вопрос, возникший в связи с последними событиями на фронте... Как вы оцениваете современную Начальную Военную Подготовку (НВП) в школах - качество программы, уровень преподавания. Кто ее преподает? Во всех ли школах? В чем ее отличие, скажем от советской НВП?

- Сегодня этот предмет называется "Допризывная подготовка молодежи". Он знакомит школьников с Вооруженными силами Азербайджана, военной дисциплиной, армейской жизнью, а также обучает их навыкам первой медицинской помощи и гражданской обороны. Допризывную подготовку преподают учителя соответствующей специализации - офицеры в запасе и другие военные должностные лица.
В прошлом учебном году военные кабинеты 49 общеобразовательных учреждений и 1 профессионального лицея были обеспечены современным оборудованием и учебными пособиями со стороны Министерства оборонной промышленности.
Но конечно, было бы необъективно сказать, что во всех школах данный предмет преподается на одинаковом уровне. Недостатки в этой области есть. Они в основном связаны с уровнем инфраструктуры, материально-учебной базы и кадров. Также есть и необходимость в улучшении существующих образовательных программ, нужно создавать дополнительные учебные пособия для учителей. Да и повышать квалификацию учителей тоже необходимо. В связи с этим будут предприняты соответствующие меры...

- Хочется коснуться качества обучения. Как Министерство образования проводит замеры и оценку качества обучения? И каковы результаты за последние год-два?

- Министерство образования стоит на том, что образование должно оцениваться по одинаковым критериям.

- Разумеется.

- Да, это, казалось бы, просто и логично. А если присмотреться, то это не всегда соблюдается в общественном мнении. В какой-то год начинают говорить о среднем балле на вступительных экзаменах. В другой раз подсчитывают число абитуриентов, которые не ответили ни на один вопрос. В следующий раз обсуждается количество набравших или не набравших 700 баллов. То есть критерии все время меняются. Когда же они будут постоянными, тогда недоумения общества вокруг этих вопросов станет меньше. Жаль, когда такая важная тема приносится в жертву популизму

В своей деятельности мы руководствуемся одними и теми же критериями оценки той или иной школы и в целом, соответственно, всей системы образования. Это пропорции учеников, получивших удовлетворительные и неудовлетворительные оценки. Это количество детей, получивших лучшие оценки на выпускных экзаменах - "пятерки" и "четверки". Процент выпускников текущего года, сдавших вступительные экзамены и поступивших в вузы. И конечно, средний балл абитуриента, показанный на вступительных экзаменах. В будущем, я думаю, было бы интересно, если бы к академическим критериям мы бы добавили некоторые неакадемические.

- Что вы имеете в виду под "неакадемическими критериями"?

- Яркий пример: наличие или отсутствие в той или иной школе победителя республиканской или международной олимпиады. Или, скажем, наличие победителя конкурса имени Чайковского. То есть в идеале мы должны стимулировать в своих школах и в своих учащихся не только академические достижения, но и другие формы самореализации. Мир, в котором мы живем, меняется с очень большой скоростью. А целый ряд навыков, которые требуются для успеха в современной жизни, сегодня не охвачен школьной программой. Или не воспринимаются, как необходимые. Например, социализация, умение работать в команде, креативное мышление и так далее. Востребованность целого ряда умений и компетенций сегодня меняется, появляются сферы деятельности, к которым наша школа в идеале должна готовить людей.
Вот почему Институт проблем образования получил от министерства, если можно так выразиться, заказ на среднесрочную перспективу - чтобы мы могли, находить, оценивать и поощрять те аспекты и навыки, которые помогут нам не выключаться из мировой гонки за создание конкурентного гражданина.
А в целом, согласно существующим критериям, академические показатели наших учащихся из года в год повышаются. И это является результатом в первую очередь работы господина президента по укреплению материально-технической базы школ, является отражением лучшего понимания ценности образования со стороны общества. А также, безусловно, есть в этом и значительная лепта учителей, а также и других работников системы образования.

- Уже второй год проходит обучение и назначение директоров в школы города Баку. Насколько я знаю, на эти должности немаленький конкурс. Но, признаться, я не понимаю, почему люди так стремятся становиться директорами школ. Ведь зарплата там не очень высокая, рассчитывать на какие-то коррупционные доходы, согласно тому, о чем мы уже поговорили, не приходится, а вот ответственности - предостаточно. Что и говорить, нелегкая это работа...

- Слава, я все-таки склонен думать, что заработная плата важна, но это не единственное, что движет людьми в карьерном росте. Вместе с тем недавнее постановление Кабинета Министров предоставило нашим школам право зарабатывать деньги. Которые, в свою очередь, направляются на решение проблем самой же школы и в первую очередь на улучшение материального состояния учителей.

- На чем предполагается школам зарабатывать?

- Это принятая практика у школ: на организации дополнительных кружков, спортивных секций, на использовании во внеурочное время своих помещений, спортивных площадок и так далее. То есть все виды деятельности, которые могут осуществляться в соответствии с законодательством.

- Как подготавливаются директоры школ?

- Мы исходим из очень простого постулата. Он заключается в том, что успешный директор школы должен владеть необходимыми компетенциями. Если эти компетенции не были даны в процессе подготовки педагогических кадров, значит, мы должны восполнить эти пробелы. Для этого мы разработали специальную академическую программу, на базе трех наших ведущих вузов мы проводим курсы для тех, кто хочет стать директорами школы. Они их проходят. И если они успешно сдают итоговый экзамен, они попадают в пул - для того, чтобы быть назначенными директорами школ. Мы идем к тому, что назначения всех директоров школ будут только из этого пула. Мы начинали с города Баку. С 1 января мы добавили в этот список Сумгаит и Гянджу, а также ряд прилежащих к ним районов. Таким образом, география, как вы видите, значительно расширяется. Уже назначены десятки директоров из числа тех, кто прошел подготовку и успешно сдал экзамен. Более того, за последние три года ни один директор школы не был назначен, минуя подготовку и этот экзамен. А теперь, я думаю, с вовлечением районов, число таких директоров пойдет не на десятки, а на сотни. В ближайшие несколько лет основной состав наших директоров будет обладать всеми необходимыми навыками и компетенциями.

- Вы говорите о новых директорах. А прежние останутся при том, что имели по части компетенций?

- Нет, каждый директор может пойти на эти курсы, чтобы улучшить свои знания и навыки.

- Идут?

- Идут. Идут те, кто понимает, что современное управление требует специальных знаний, не ограниченных только сферой образования: это касается работы с персоналом, финансового менеджмента и так далее. Ведь успех школы во многом зависит от таланта и способностей руководителя. А в планах у нас децентрализовать процесс назначения директоров школ. Сегодня сложилась такая ситуация: директоры школ назначаются министром образования, а руководители районных отделений образования по стране назначаются главами исполнительной власти.

- Есть в этом какая-то нестыковка...

- Да. И мы хотим передать право назначения руководителей школ на места. Но с условием, что директора школ будут назначаться из числа тех, которые прошли необходимую подготовку, сдали экзамен и профессионально готовы. Я, как министр, заинтересован не в том, кто конкретно будет директором - Слава, Микаил или Севиндж, - а в том, чтобы человек, который будет назначен на эту должность, обладал необходимыми для этого способностями и навыками.

- Если я правильно понял, то есть некая очередь из будущих директоров школ, которые ждут, когда освободится место?

- Вы будете удивлены, но наоборот. У нас больше вакансий в школах, чем людей, которые успешно закончили курсы.

- От руководителей вернемся к учащимся... Что нового в области приема студентов? Одна из любимых тем для дискуссий - проходной балл для поступления.

- Да, мы потребовали, чтобы по некоторым специальностям проходной балл был выше минимального. Минимальный балл объявляется не нами. Он объявляется Государственной комиссией по приему студентов (Уже после интервью эта комиссия была преобразована в Государственный экзаменационный центр Азербайджанской Республики, - Прим. В.С.). Мы, конечно, хотели бы, чтоб это делалось совместно, потому что образовательные учреждения, мягко говоря, хорошо понимает, каков уровень знаний необходим для того, чтобы начать изучать ту или иную профессию. И для тех профессий, которые требуют знания математики, физики и так далее, мы установили минимальный балл чуть повыше - 250.

- А каков максимальный балл сегодня?

- 700.

- Выходит, что 250 - это на "троечку"?

- Это тоже одна из интересных "фишек": как одни баллы переводятся в другие...Одна из любимых тем для популистов, о которых я говорил выше. Согласно распространенному поверию, современные баллы переводятся путем простого деления. То есть 700 - это "пять", а до 140 - это "единица". Однако, мягко говоря, это далеко не так. Очень далеко не так.

- Там какая-то сложная формула?

- Да, там на самом деле удивительная формула. И прямого соответствия там нет. Напомню вам, что даже в привычной системе оценок все было не так просто. Хотя бы потому, что в пятибалльной системе единицы не было. Это раз. Во-вторых, вспомните, что при тестовой системе за неправильный ответ с вас снимают баллы... А в-третьих, 700 баллов не может быть "пятеркой" хотя бы потому, что каждый год выпускные экзамены сдают на "пять" тысячи школьников. А 700 баллов набирают единицы. Так что сравнивать 5-балльную школьную систему и 700-балльную систему вступительных экзаменов - как сравнивать яблоки и лимоны. Несравнимые это вещи.

- То есть 250 баллов - это неплохо?

- Я не могу ответить столь однозначно. Все зависит от сложности экзамена и других факторов. 250 может быть неплохо в один год и плохо - в другой... Есть два вида экзаменов. Первые построены на принципе универсальности баллов. Яркий пример - TOEFL: вы сдаете экзамен, вместе с вами его сдают десятки тысяч людей и экзамен показывает, в каком процентном соотношении вы находитесь по отношению к другим. Эта цифра серьезно не меняется на протяжении двух лет. А есть другой тип экзамена - наш. Его результаты действительны здесь и сейчас, для этой группы людей. Это словно марафонский забег, в котором, как вы знаете, не бывает рекордов. Потому что нет двух одинаковых марафонов, каждый марафон отличается по рельефу трассы, по погоде и по многим другим признакам. В отличие, скажем, от забегов на 100 метров, где все находятся в одинаковых условиях. Вот почему сравнивать 250 баллов этого года с 250 баллами прошлого - уже в корне неправильно. И переводить одну систему в другую - также. И вот почему неправильно рассуждать о том, сколько на вступительных экзаменах выявлено двоечников. Двоечников там просто быть не может.

- Как определяется, кто потребуется нашему обществу в ближайшем будущем? И сколько? Сколько потребуется врачей, учителей, инженеров, космонавтов?

- Это самый сложный вопрос в образовании. Мы определяем это на основе прогноза, который нам предоставляет министерство экономики Азербайджана.

- И только?

- Для формирования плана приема - да. Но все равно предсказать, кто и в каком количестве может понадобиться стране и обществу в ближайшие годы, чрезвычайно сложно. Поэтому лучший ответ на этот вопрос - гибкость. Мне нравится формулировка, которая наверняка вызовет протест у большой части ваших читателей: основная задача образования - научить учиться. Поясню: если основная задача образования дать те компетенции, которые релевантны на момент выпуска, то есть в этом году специалисту в данной профессии необходимо знать от сих до сих, то очень велика вероятность, что спустя несколько лет его знаний будет недостаточно или они устареют. То есть условие "Знать" необходимо, но недостаточно. Вот почему мы должны снабдить учеников навыками продолжать обучение. И тренд последних десятилетий - lifetime learning - пожизненное образование.

- К слову, насколько я знаю, далеко не все учебные заведения подчиняются Министерству образования. Например, многие вузы - не "ваши". А потому случаются претензии "не по адресу"...

- Я вам честно скажу: я не считаю правильным разделение ответственности на основании того, кому подчиняется тот или иной вуз. Это было бы слишком легко.

- "Это не мое, я ни при чем..."

- Да. И скажу, что вуз вузу рознь. Во всяком случае, в нашем ведении есть вузы, которые, на наш взгляд, двигаются в очень правильном направлении и достаточно быстро. И есть вузы, работой которых мы недовольны. Вот почему неверен принцип деления "если этот вуз находится в ведении Министерства образования, то "он хороший" и мы несем за него ответственность, а если он "не наш", то - нет". Я не хотел бы проводить такую линию. Я бы сказал по-другому: у нас в стране есть вузы, которые понимают, что такое современная высшая школа, а есть вузы, которые этому определению не соответствуют.

- Что вы подразумеваете под современной высшей школой?

- Современная высшая школа - это центр обучения, науки, инноваций и экономической активности. В мировой практике вузы делятся на исследовательские и предпринимательские. Но делятся условно, потому что исследовательские все равно имеют связь с экономикой, а предпринимательские также занимаются наукой.
Словом, не будем разделять на вузы по принципу подчинения - Министерству образования или другим ведомствам. Каждый вуз достаточно автономен и самостоятелен. Большим упрощением будет предположение, что вузу можно приказать "идти налево или направо". Вуз можно побудить к этому, вуз можно поставить в рамки, внутри которых ему идти в неправильном направлении будет затруднительно. Но сделать это вместо вуза - приказом министра, грозным окриком, пропагандистской беседой - вовсе не то, как работает система.
Вузы, как первой, так и второй категории, есть и в нашем ведении, и в частном секторе, и среди ведомственных. Например, Университет АДА, подчиняющийся Министерству иностранных дел, очень прогрессивен. А есть ведомственные вузы, которые не отвечают современным требованиям.

- А некоторые наши студенты вообще учатся за рубежом. Однако, насколько я знаю, первая госпрограмма по обучению молодежи за рубежем недавно завершилась - в декабре 2015. Планируется ли запуск второй программмы? Если планируется, то когда и в чем будет ее отличие от первой?

- В ходе обсуждений с коллегами в правительстве было принято решение взять паузу на год с целью изучить накопленный опыт вытекающий из осуществления первой Государственной Программы по обучению молодежи за рубежом (2007-2015). Как известно более 3500 студентов, магистрантов и докторантов получили право учиться по этой программе. Более полутора тысяч и сегодня продолжают свое обучение. Как мы анонсировали ранее, фокус второй программы будет смещен с отправки студентов заграницу на укрепление научно-педагогического потенциала национальных вузов. Для этого планируем приглашать ведущих зарубежных специалистов - преподавать в наших университетах. Предлагается внедрение количественных квот для студентов (в первую очередь магистрантов и докторантов), которые будут отправляться на обучение заграницу. Вузы, в свою очередь, представят свои предложения по тем направлениям, где эффект от привлечения специалистов будет максимальным. Эта работа будет тесно координироваться с приоритетами и потребностями социально-экономического развития, с упором на те сферы образования, которые готовят специалистов по приоритетным областям национальной экономики в новых экономических реалиях.
Предположительно окончательная проработка всех этих вопросов займет академический год. Поэтому в этом году мы ожидаем еще более высокого конкурса на поступление в наши ведущие вузы. Также, для абитуриентов, кто предпочитает получать высшее образование на английском языке, появится альтернатива сдавать вступительные экзамены в формате SAT. Эта возможность была ранее доступна только студентам, поступающим в университет АДА. Так как результаты были обнадеживающими, мы планируем распространять этот положительный опыт и на другие вузы с программой обучения на английском языке. Естественно, это будет происходить на основе их обращения к нам.

- Хотел коснуться вопроса социальной жизни в вузах. Я сам когда-то играл в КВН за филфак, посещал игры брейн-ринг и так далее... Сегодня, я знаю, студенты не менее активны. Следите ли вы за жизнью в студенческой среде? Наблюдаете ли соревнования, посещаете ли КВН или, может быть, интеллектуальные первенства? Поощряете ли как-то лучших?

- Безусловно, это большая часть жизни и нас не может это не затрагивать, не интересовать. Студенты играют в КВН, играют в брейн-ринг... Во многих вузах есть музыкальные коллективы, что раньше называлось художественной самодеятельностью... Проводим студенческие чемпионаты по различным видам спорта, есть, к примеру, студенческая футбольная лига. Со многими спортивными федерациями работаем очень тесно.

- Приглашают вас на соревнования или на творческие вечера?

- Ходим, конечно. Например, на конкурс студенческой песни "Univision". Его финал проводился в прошлый раз во Дворце Гейдара Алиева. Есть Кубок знаний на соревнованиях по брейн-рингу, который учредило Министерство образования. Есть другие интересные проекты, в том числе и телевизионные... Говоря о студенческой жизни, нельзя не упомянуть о движении волонтеров. Для Первых Европейских игр мы создали волонтерское движение "Bir", сейчас эти ребята будут работать на соревнованиях по "Формулы 1"... Но отдельными мероприятиями их деятельность не ограничивается, мы стараемся сделать жизнь наших студентов насыщенной всегда. Потому что неакадемическая жизнь студентов является важной частью функционирования любого вуза.

- Я затрону тему внеклассного образования. Когда-то система Домов и Дворцов пионеров была очень востребована? Вернется ли к нам что-то подобное?

- Внеклассное образование, разумеется, очень важно... И мы стараемся уделять ему внимание тоже. Отремонтировали и переоборудовали галерею изобразительных искусств на улице 28 Мая. Строится STEM-центр (Science, Technology, Engineering and Mathematics - объект внешкольного образования, что-то вроде Дома Науки и Техники для детей и юношества. - Прим. В.С.), он откроется в сентябре. А последняя новость: мы начинаем ремонт Детского и Юношеского Дома творчества имени Тофика Исмайлова (бывший Дворец пионеров имени Гагарина). А его деятельность временно переносим в Старый город, в здание Энциклопедии. Это наш совместный проект с администрацией Ичери Шехер. Дети там будут не только развиваться по части внешкольного творчества, но и пропитываться аурой старого города, духом истории нашей столицы, нашей страны. И у них в дальнейшем, когда они вырастут, никогда не возникнет желания построить что-то на месте исторического памятника, потому что это станет частью их детских воспоминаний.

- Завершая беседу... Не могли бы вы поделиться своими школьными воспоминаниями? Был ли в вашей жизни Учитель с большой буквы?

- У меня их было несколько. Первые семь лет я учился в школе №1, на улице Толстого. А, далее в Лицее технико-гуманитарных наук, основанный академиком Мирзаджанзаде. И везде, где я учился, безусловно, были хорошие учителя, которые очень много вложили в нас - своих учеников. С кем-то мы поддерживаем связь, некоторые до сих пор работают в системе образования...

- Вот кому можно будет категорию поднять без лишних вопросов, ведь их ученик стал министром!

- (улыбается) Каждый из нас отражает частичку того учителя, с которым ему довелось соприкоснуться. Я уверен, что у меня были очень хорошие учителя и хочу надеяться, что и я смогу передать будущему поколению все то, чему они меня научили.

Загрузка...
Loading...
��������...