10 Апрель, 2016 18:06

Участие Степанакерта в карабахском урегулировании становится неизбежным

af0f1c8703После вооруженной эскалации в зоне противостояния конфликтующих сторон в Карабахе в дипломатическом процессе по урегулированию конфликта меняются акценты. Сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России Игорь Попов выступил с важным, можно сказать даже сенсационным заявлением. «Мы неоднократно говорили, что на определенном этапе Карабах должен вернуться за стол переговоров, в которых раньше не участвовал, — сказал он. — Мы исходим из того, что заключение рамочной договоренности, предшествующей переходу к подготовке мирного соглашения, могло бы стать отправной точкой для участия Карабаха в переговорах».

При этом он констатировал, что «никакого нового документа на столе переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта нет, есть предложения сопредседателей, которые обсуждались сторонами». Согласно Попову, «есть несколько версий, которые, однако, базируются на представленных трех основных принципах и шести элементах». Три принципа урегулирования конфликта таковы: неприменение силы, право народов на самоопределение и территориальная целостность.

Говоря о шести элементах, он отметил, что «двумя главными из них являются возвращение территорий и решение статуса Нагорного Карабаха или, наоборот, решение статуса Нагорного Карабаха и возвращение территорий. Это единое целое». Касаясь перспектив введения миротворцев, Попов подчеркнул, что проведение миротворческой операции предусмотрено на последнем этапе после подписания мирного договора. Отвечая на вопрос о невозможности включения Карабаха в состав Азербайджана в любом статусе, дипломат отметил, что «это является предметом переговоров». В целом данное заявление согласуется с позициями, высказанными ранее американским сопредседателем в МГ ОБСЕ Джеймсом Уорликом, который написал в Twitter следующее: «После множества жертв последних событий конфликт необходимо остановить и работать над его урегулирования путем переговоров. Пришло время, когда в Нагорном Карабахе должен воцариться мир».

Тут важно анализировать нюансы. Попов определяет следующий алгоритм пошаговых действий: заключение рамочной договоренности (Framework Agreement) как отправной точки участия в переговорном процессе Степанакерта — мирное соглашение. Уточним, что в мировой дипломатии рамочным соглашением или договором считается документ, в котором оговариваются общие контуры будущего соглашения — в нашем случае мирного — предварительные условия, подлежащие уточнению при подготовке основного договора. Такой документ подписывается с целью зафиксировать намерение сторон продолжать сотрудничество, хотя условия рамочного соглашения не считаются окончательными. Председательствующая в ОБСЕ Германия заявляет о первоочередности принятия так называемых мер доверия на линии соприкосновения конфликтующих сторон, хотя не уточняет — нужен ли для этого какой-то специальный дипломатический документ или стороны еще раз подтвердят приверженность соглашению о прекращении огня в Карабахе, подписанному 20 с лишим лет назад представителями Баку, Еревана и Степанакерта.

Сейчас в Карабахе после трехдневных кровопролитных боев вступило в силу устное перемирие, договоренность о котором была достигнута при посредничестве России. В этой связи глава МИД Сергей Лавров заявил, что соглашения 1990-х годов прошлого века остаются в силе. В этом смысле Бишкекский протокол 1994 года и соглашение о прекращении огня с 12 мая 1994 года в Карабахе можно считать прообразом известного Дейтонского соглашения, положившее конец гражданской войне в Республике Босния и Герцеговина 1992—1995 годах. Тогда осуществился переход от Дейтона к Охридскому рамочному соглашению 13 августа 2001 года, подписанному македонским правительством и албанскими политическими силами под давлением международного сообщества, что привело к прекращению огня.

В карабахском варианте именно переход от Бишкека (Дейтона) к рамочному соглашению содержит некоторые дипломатические ноу-хау. В 2010 году, к примеру, российский сопредседатель МГ ОБСЕ Юрий Мерзляков утверждал следующее: «Речь идет не о подписании и не о рамочном соглашении. Речь идет о согласовании базовых принципов или основных принципов урегулирования, над которыми работают в ходе каждой встречи президентов. Если они будут согласованы, то на этой основе начнется выработка текста уже полного мирного соглашения. То, что называется рамочным соглашением, фактически это и будут базовые принципы, одобренные президентами. Я не думаю, что это будет подписание какого-либо документа. Это будет либо совместное заявление, либо по отдельности о том, что они одобрены и указание министрам иностранных дел и сопредседателям, чтобы они приступили к выработке текста соглашения. Когда эти принципы будут согласованы, это и будет прогресс».

Теперь, как видим, ситуация дрейфует в сторону к рамочному соглашению типа Охридского. В этой связи, напомним, что Попов обозначил три принципа урегулирования карабахского конфликта: 1) неприменение силы; 2) право народов на самоопределение; 3) территориальная целостность. Вторая и третья позиция в этой формуле имеет острый дискуссионный характер. Не вдаваясь сейчас в детали этой проблемы, выскажем общие положения международного права. Разрешения противоречий между принципом территориальной целостности и правом наций на самоопределение обозначается — помимо других важных условий — и природой политического режима титульной нации, что дает право национальным меньшинствам требовать или не требовать реализации права на самоопределение.

В нашем случае Баку стал подвергаться жесткой критике за несоблюдение прав человека, подавление свободы слова, отсутствие демократии, коррумпированность. Баку некоторое время назад официально заявил даже об отказе от интеграции с европейскими структурами. В этом контексте трехдневная война в Карабахе высвечивает и многие другие «азербайджанские реальности» негативного свойства. Поэтому велика вероятность того, что к обозначенным Поповым трем принципам урегулирования карабахского конфликта могут быть добавлены некоторые другие из «Охридского списка»: демократический курс государства, международные стандарты прав человека и т.д. Во всяком случае, по имеющимся у ИА REGNUM сведениям, с такой инициативой может выступить сопредседатель от Франции Пьер Андриё в МГ ОБСЕ. Поэтому на данном этапе привлечение Степанакерта в качестве одного из участников переговорного процесса по урегулированию конфликта не должно связываться с проблемой возвращения районов, поскольку этот фактор приобретает вторичный характер.

Важно начать конкретные переговоры по карабахскому урегулированию. Пока мы видим активизировавшуюся работу только посредников и слышим разные заявления от высокопоставленных политиков. Как заявил в Ереване российский сопредседатель в МГ ОБСЕ Попов, «создалось впечатление, что стороны намерены поддерживать перемирие», и что «основная задача — собрать стороны за столом переговоров, вернуться к политическим обсуждениям и установить доверие между сторонами». Он также сообщил, что «стороны карабахского конфликта готовы к переговорам по урегулированию конфликта или, по крайней мере, они демонстрируют готовность сохранять перемирие, которое достигнуто в Москве». По словам Попова, для сохранения мира необходимо усадить стороны за стол переговоров. «Основная задача — помочь сторонам стабилизировать ситуацию и предпринять меры для того, чтобы военные действия не повторялись». Процесс этот непростой и потребует определенного временного лага. Посредники продолжат обсуждения в своих столицах, встретятся, после чего вновь вернутся в регион. В частности, отвечая на вопрос, обсуждается ли вопрос исключения Турции из состава Минской группы ОБСЕ, Джеймс Уорлик отметил, что «на данный момент никаких изменений в формате МГ ОБСЕ не планируется», напомнив, что «все члены Минской группы в Вене приняли заявление, к которому присоединилась и Турция».

Но если в Вене представитель Анкары поддержал МГ ОБСЕ, то вслед за ним министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу обозначил курс на разрушение нынешнего института посредников. «Для чего нужна Минская группа?, — задал он риторический вопрос. — Они не предприняли достаточных мер для разрешения нагорно-карабахского конфликта. Пожелай сегодня Россия и США вместе с Францией решить вопрос, он будет урегулирован в течение недели. В противном случае подобные инциденты будут возникать снова». В свою очередь президент Алиев, с одной стороны, вроде бы поддерживает деятельность этой группы, с другой — избегает комментировать тематику, которая обсуждается в ее недрах.

На днях он заявил: «Решение вопроса очень простое — армянские вооруженные формирования должны покинуть оккупированные земли, граждане Азербайджана должны вернуться на свои родные земли, после этого в регионе могут быть установлены мир и безопасность. Что же касается принципа самоопределения народов, то этот принцип не должен нарушать территориальной целостности стран, и именно эти выражения отражены в Хельсинкском Заключительном акте. Все конфликты должны решаться в рамках территориальной целостности стран». То есть, вроде бы о том и совсем не о том. Появились также сообщения, что Алиев посетит Турцию, где в формате Организации исламского сотрудничества (ОИС) проведет переговоры с руководством этой страны, касаясь, конечно, и перспектив урегулирования карабахского конфликта. После этого, видимо, может появиться некоторая ясность в позиции Азербайджана и определиться его готовность или неготовность эффективно работать в формате МГ ОБСЕ. Ждать осталось недолго.

Загрузка...
Loading...
��������...