9 Апрель, 2016 23:12

Позиция Москвы

Позиция Москвы

После того, что случилось, самое главное, было сделать всё зависящее от Российской Федерации как от государства, влиятельного государства, государства, у которого партнёрские, союзнические отношения и с Арменией, и с Азербайджаном, чтобы этот конфликт не затянулся, не перешёл в перманентную стадию. Об этом заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в интервью программе "Вести в субботу" с С. Брилёвым на телеканале "Россия", комментируя роль Москвы в урегулировании карабахского конфликта. Текст интервью приводится на сайте правительства РФ.

Д. Медведев отметил, что именно поэтому президент России Владимир Путин позвонил и президенту РА Сержу Саргсяну, и главе Азербайджана Ильхаму Алиеву, и "продемонстрировал" позицию Москвы.

"Она заключается в том, что ни в коем случае нельзя допустить эскалации, что бы ни произошло, кто бы что ни начинал, какие бы ни были суждения, сейчас главное – успокоиться, прекратить стрелять, объявить перемирие и сесть за стол переговоров.

Потом последовали другие контакты. Приезжали действительно представители генеральных штабов (начальники генеральных штабов) в Москву, для того чтобы обсудить конкретные военные аспекты перемирия. Пошли дипломатические контакты. Ну и в силу того, что у меня намечался специальный визит в Армению, было признано целесообразным, чтобы я посетил и Армению, и Азербайджан и обсудил с руководителями этих государств ситуацию, что называется, на месте. Это мне удалось сделать, и у меня есть уже свои представления о том, каким образом развивались события, и, самое главное, что нужно предпринимать", – отметил глава российского правительства.

С. Брилёв спросил: "Но Вы как садились? С картами – с Саргсяном, с Алиевым?"

В ответ Д. Медведев сказал: "Нет, но мы знаем, о чём идёт речь. Что называется, я обсуждал эту проблему неоднократно, в разных составах, но с теми же участниками – и с президентом Саргсяном, и с президентом Алиевым. В общей сложности, наверное, этих встреч было полтора десятка в прежние периоды. И потом встречи были продолжены и с участием президента Путина, и с участием министра Лаврова, и других участников. Поэтому это просто разговор о том, чего можно и чего нельзя".

Далее С. Брилёв задал следующий вопрос: "Мы в прошлую субботу вышли в эфир как раз после этих первых сообщений. Картинка шла что-то такое: "Ночь. Трассирующие пули. Ничего непонятно". Но вот когда начальники генштабов Армении и Азербайджана поехали не куда-нибудь, а в генштаб в Москву, я так понял, что с российских спутников-то все движения войск были зафиксированы, то есть высшее военно-политическое руководство России приезжало сюда не только о политике говорить, но и что называется с примерами: ваши пошли туда, ваши пошли сюда. Так было дело?"

Д. Медведев в связи с этим ответил: "Сейчас невозможно ничего скрыть. И раньше-то рано или поздно, что называется, правда о тех или иных событиях всплывала. А сейчас всё это очевидно прослеживается и при помощи средств спутникового слежения, и при помощи других средств контроля. Но не это главное. Главное в подобных ситуациях не продемонстрировать расклад, кто куда, вперёд, выдвинулся, и даже не подведение печальных последствий, хотя это очень тяжёлая, очень сложная тема. Главное – продемонстрировать необходимость успокоиться, прекратить огонь. Именно этим и занимались российские представители, и я рад, что это удалось сделать. Во всяком случае в настоящий момент, когда мы с вами разговариваем, сейчас, объявлено перемирие, оно сохраняется. Если есть перестрелки, то они носят одиночный характер. Объективности ради надо признать, что они и до этого случались. Но широкомасштабных военных действий с применением тяжёлой техники, артиллерии, орудий, которые использовались здесь, и всего того, что применялось, – этого нет".

В ходе интервью обозреватель С. Брилёв обратился к премьеру также со следующим вопросом: "Дмитрий Анатольевич, мы ещё в прошлую субботу обратили внимание на то, что первая реакция на эскалацию ситуации здесь пошла из Москвы. И вроде бы Вена, ОБСЕ, по сути, находится в том же часовом поясе (ну с разницей в час), но на несколько часов запоздала реакция из ОБСЕ, Совета Европы и других мировых столиц. Да и события этой недели показали, что Баку с Ереваном прежде всего обращаются к Москве. Я не пытаюсь сказать, что ОБСЕ не справляется со своими обязанностями или что-то подобное, но то, что есть предпочтение в сторону Москвы, это тоже очевидно. Это просто видно. Вот мы с Вами в Баку разговариваем, Вы из Еревана прилетели. Что такого находят наши партнёры в Армении и Азербайджане – в Москве, чего они не находят, скажем, в формате ОБСЕ в Вене?"

"Тут-то всё понятно. И с Арменией, и с Азербайджаном нас связывает вековая история отношений, у нас особые исторические связи, у нас общая в определённый период государственная история, у нас партнёрские отношения, которые существуют в настоящий момент. Мы просто живём рядом, и большое количество людей и из Армении, и из Азербайджана работают в Российской Федерации. То есть у нас контакты настолько многомерны, что, очевидно, при возникновении подобных ситуаций наши коллеги обращаются к нам за помощью, за поддержкой, за тем набором посреднических услуг, которыми занималась и занимается Российская Федерация. Эта роль Российской Федерации в данной ситуации вполне органична именно в силу того, как связаны наши страны", – ответил Д. Медведев.

Обозреватель С. Брилев также спросил: "Дмитрий Анатольевич, я сейчас возьму на себя такую ответственность, рискую, может быть, даже немножко поссориться со своими добрыми друзьями – у меня их, к счастью, хватает – в Ереване и Баку. Это будет отсебятина, но мне кажется, что, возможно, иной раз такие конфликты, как в Нагорном Карабахе, – были бы они замороженными... Вот пусть пройдёт два, лучше три, лучше четыре поколения, после которых, собственно говоря, и можно возвращаться к теме, как это решить, когда нет этих свежих воспоминаний о том, что случилось. Насколько мне известно, среди Ваших собеседников в Ереване и Баку есть люди, которые придерживаются иной позиции. Они считают, что заморожен он был уже достаточно, пора выходить на решения. Что Вы им отвечаете?"

"Мы действительно эту тему обсуждали. Всем хочется поучаствовать в решении конфликта, изменить ситуацию. И в этом многие политики совершенно оправданно видят свою ответственность перед будущими поколениями. То есть передать будущим поколениям не замороженный конфликт, а разрешённый конфликт. Проблема в том, что этот конфликт, как и любой другой конфликт, может быть разрешён совершенно определённым способом, и любой способ разрешения конфликта кого-то будет устраивать, а кого-то нет. Так вот, если вы спрашиваете меня, то, выбирая между сохранением конфликта в замороженном состоянии, то есть отказом от того, чтобы его быстро разрешить, и ценностью человеческой жизни, которая приносится на алтарь разрешения конфликта, я всё-таки выбираю второе. То есть пусть лучше сохраняется та ситуация, которая есть, но не льётся кровь", – ответил Д. Медведев, передает Panorama.am.

Загрузка...
Loading...
��������...