9 Апрель, 2016 22:30

Мое сердце в горах

Мое сердце в горах

Когда мы 7 апреля приехали в разбомленное село Талиш, выяснилось, что 104-летняя бабушка Сиран смогла пережить эти страшные дни. К счастью, "прозевали" ее и те подонки из диверсионной группы азеров (или турок), которые, войдя ночью в один из здешних домов, зарезали престарелых людей. Словом, бабушка Сиран три дня пролежала дома в постели - без опеки, однако все-таки под неведомой для нее самой защитой своих же родных солдат Армии обороны. Когда спохватились из-за ее отсутствия, наша машина оказалась в селе как раз вовремя.

ЕЩЕ В ПРОШЛУЮ КАРАБАХСКУЮ ВОЙНУ ТАЛИШ БЫЛ ОСНОВАТЕЛЬНО РАЗРУШЕН. Некоторое время там хозяйничали азербайджанские бандиты. И от села мало что осталось. Когда выбили из села азеровских головорезов и грабителей, люди не могли вернуться туда, где от родных стен практически ничего не осталось. Где жить? И как жить? Для Карабаха, залечивающего свежие раны войны по всей своей территории, существовали и неподъемные задачи. Комплексное обустройство Талиша, к сожалению, было одной из таких задач.

Однако, слава богу, постепенно Карабах восставал из хозяйственного небытия, экономическое подспорье нашлось и для Талиша. Стали строить новые дома и для сельчан, и для военнослужащих, жители, вернувшись в село, стали самостоятельно обустраиваться, стали уже справлять и свадьбы. Перед событиями ночи 2 апреля там проживали 570 человек, в том числе 170 детей.

И вот теперь новая для села беда. Второй исход. Будет ли второе возвращение домой? Или домой возврата нет? Об этой страшной перспективе и рассуждал Зорий Балаян, время от времени оглядываясь на сидящую на заднем сиденье внедорожника старушку, которая то и дело еле слышно обращалась неизвестно к кому: куда вы меня везете? Всякий раз ей отвечали: в Степанакерт. "Какой Степанакерт? - возмущалась старушка. – Я домой хочу. Везите в Талиш".

Талиш – село не просто окраинное в пределах нынешних границ Карабаха, Талиш – село стратегическое. Когда во второй раз за день мы приехали сюда и встретили сельского старосту Вилена Петросяна, он сказал: "Талиш как село азерам не нужен, Талиш нужен им как огневая точка для обстрела Матагиса". А в Матагисе не только промышленный объект – малая ГЭС, снабжающая определенную часть района электричеством. В Матагисе еще и воинская часть Армии обороны Карабаха, и азеры об этом знают, не случайно же они первые артиллерийские удары обрушили на эту часть, причинив ей хотя и небольшой, но все-таки ущерб.

Однако стратегичность села не только сугубо военного характера. К северу от Талиша – Шаумяновск. Тот самый бывший армянонаселенный район советского Азербайджана, который вошел в состав провозгласившей в 1991 году независимость Нагорно-Карабахской Республики и который сегодня находится под оккупацией Азербайджана - вспомним злонамеренную операцию "Кольцо", насильственную депортацию десятков тысяч людей из армянских сел Геташен и Мартунашен Ханларского района, жителей всего Шаумяновского района, а также Гадрутского района и пяти армянских сел Шушинского района.

Нетрудно представить, что произойдет, если Талиш будет объявлен "неперспективной" деревней, а люди отсюда переселятся кто куда. Но должна ли такая печальная судьба ожидать Талиш?

Мое сердце в горах

ПО ДОРОГЕ МЫ ВСТРЕТИЛИ ГРУППУ ЛЮДЕЙ В КАМУФЛЯЖНОЙ ФОРМЕ, направляющихся к месту дислокации в Талише передовых частей Армии обороны. Двое оказались из Гавара. Люди немолодые. Сергей Навасардян, доброволец, вместе со своим товарищем Ваником Оганяном, бывшим талишцем, с восьмидесятых живущим в Гаваре, прибыли на передовую. "После того как завершим все эти дела, - сказал Ваник вашему корреспонденту, - переселюсь к себе в родное село. Нельзя его бросать".

Разговор на эту тему уже был у нас с Виленом Петросяном, сельским старостой. Поначалу обычный разговор о селе, людях, о том, как удалось спасти детей от обстрела. Впрочем, вопросы задавали не только мы, но и двое иностранных журналистов. Том Парфитт из лондонской газеты Тimes и Кристиан Эйш – московский корреспондент Berliner Zeitung, оба вполне прилично говорят по-русски.

...Уже в Степанакерте, когда мы завершили свою командировку в "горячую точку", Кристиан поделился своими впечатлениями от разговора с сельским старостой по одному из его фрагментов. Речь шла о том, что ожидает село Талиш после того, как "все это закончится". Кристиана глубоко тронуло то, что, делясь своими соображениями по этому поводу, староста Вилен Петросян не сумел сдержать слез. "Знаете, - сказал он, - я ведь смогу обустроиться где-нибудь, не пропаду и семью свою не дам в обиду. Но сердце-то мое будет здесь, в этих горах. И как же я сумею пережить свое предательство?"

- Сердце в горах – это, кажется, Уильям Сароян? – спросил меня Кристиан.

- Пришлось ответить, что в данном случае это уже Вилен Петросян.

Зорий Балаян, который собирается "стучаться во все двери", чтобы заново обустроить Талиш, писал о первой Карабахской войне: "Сизый дым из мецшенских очагов должен подниматься в небо Карабаха. Сколько раз враг разрушит наши очаги, столько раз мы их восстановим. Мы ведь строим на своей земле".

Село Талиш тоже стоит на своей земле. И нет никакого морального у государств армянских права, да и всего армянского народа вместе со Спюрком, оставлять его сиротой при здравствующих родителях. Ибо село без людей – это не село. Хоть целую дивизию расквартируй в заброшенных домах. Без гражданского населения и дивизия не поможет.

Загрузка...
Loading...
��������...