6 Апрель, 2016 13:14

Путин вновь спасает Алиева. Зачем?

Путин вновь спасает Алиева. Зачем?

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) по урегулированию нагорно-карабахского конфликта Джеймс Уорлик (США), Игорь Попов (Россия) и Пьер Андриё (Франция) прибыли в Баку. С ними вместе также прибыл личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспшик. Ожидается, что посредники проведут встречи с официальными лицами Азербайджана, на которых обсудят обострившуюся в последние дни ситуацию на линии соприкосновения конфликтующих сторон в Карабахе. Каспшик также посетит зону военной эскалации, «как только это будет позволять ситуация».

Накануне в Вене завершилось специальное заседание Постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по ситуации в Нагорном Карабахе. Но после этого не последовало многоожидаемого отдельного заявления в связи с конфликтом в регионе. По поступавшим сведениям, представители МГ ОБСЕ обсуждали возможные усилия по налаживанию диалога между Баку и Ереваном. Поэтому можно считать остающимся в силе заявление постоянных представителей МГ ОБСЕ о том, что «стороны должны прекратить конфликт», который «не имеет военного решения».

Однако, судя по всему, на названном специальном заседании ОБСЕ шли сложные дискуссии в формате МГ ОБСЕ, что инициировало заявление постоянного представителя России при ОБСЕ Александра Лукашевича о том, что «формат «тройки», роль которого закреплена в решениях ОБСЕ и СБ ООН, является действенным и не требует корректировки», и что контрпродуктивными являются «попытки подорвать роль сопредседателей и их наработки, что способно лишь затруднить и без того сложные процессы урегулирования». Таким образом можно зафиксировать первую позицию: переговорный механизм по карабахскому урегулированию и после нынешнего осложнения на линии противостояния конфликтующих сторон остается прежним, сохраняется статус-кво. Напомним, что по ходу развития событий Баку и Ереван публично выступили с важными заявлениями. Баку в качестве условия перемирия называл «освобождение всех районов», что предусматривало использование и дальше силового сценария; Ереван же грозился, что в случае продолжения вооруженной эскалации он пойдет на признание независимости Степанакерта, что также предполагает изменение формата переговоров и непростое дальнейшее развитие событий уже не только в регионе Закавказья. Но на данном этапе бакинский и ереванский «максималисткие сценарии» повышения ставок в «игре» выведены пока за скобки.

Переходим ко второй позиции. В ходе боевых действий Азербайджан первоначально захватил небольшую часть территории Нагорного Карабаха. Армения в ходе боев эту территорию освободила. Если исходить из громких заявлений азербайджанской стороны о «продолжении военных действий вплоть до освобождения всех районов», то из всего этого получился только один пшик. Военно-стратегическое положение в Карабахе вернулось в прежнее статус-кво, что выводит на вопрос: «А что вообще это было, геополитический экспромт или политическая провокация, ориентированная на данном этапе на демонстрацию того, что карабахский конфликт нельзя считать «замороженным»?

Напомним, что всплески вооруженного насилия в Нагорном Карабахе всегда чередовались с встречами президентов Армении и Азербайджана: они либо предшествовали им, либо случались после их завершения. Сейчас сопредседатели МГ ОБСЕ дают понять, что они готовились предложить Баку и Еревану какие-то новые наработки по урегулированию конфликта. Об этом открыто говорил и президент Азербайджана Ильхам Алиев на ночном заседании национального Совета безопасности, состоявшегося через несколько часов после его возвращения из США. К сожалению, других деталей, разъясняющих ситуацию, нам неизвестно. Но фактом является то, что в военном противоборстве Баку с Ереваном и Степанакертом стороны благодаря (как утверждают дипломатические источники ИА REGNUM) политическим усилиям именно президента России Владимира Путина остановились в некоторой «нужной точке». Потом эта позиция стала закрепляться входе телефонных разговоров Путина с главами Азербайджана и Армении.

Третья позиция. Удивительно то, что если о росте напряженности вокруг Нагорного Карабаха в последнее время постоянно предупреждала Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов (EAWARN) — российская общественная организация, то на Западе открыто обозначали Азербайджан как главного виновника в нарушении режима прекращения огня, указывая в качестве причины осложнение в этой стране экономической и политической ситуации, и причастность к обострению ситуации союзной Азербайджану Турции. Более того, из череды военных осложнений, которые периодически происходят на линии соприкосновения конфликтующих сторон в Карабахе, Азербайджан еще никогда не оказывался в столь неблагоприятной для себя информационно-политической международной ситуации. Сейчас он столкнулся с жесткой совместной линией России и США по вопросу о недопущении военных действий в Карабахе.

Четвертая позиция. Азербайджан и Турция, два тюркских государства, вместе оказываются в состоянии внутренних войн. Причем нынешняя «карабахская война» демонстрирует, что Азербайджан балансирует на грани перехода в сферу турецких внешнеполитических интересов. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на съезде общества Красного полумесяца в Анкаре заявил, что «однажды Нагорный Карабах непременно вернется к «своему настоящему хозяину», то есть, снова станет азербайджанским. «Турция с самого начала карабахского кризиса была рядом с Азербайджаном и будет продолжать это», — добавил Эрдоган. Напомним, что в сфере своих геополитических интересов Турция ведет себя агрессивно: в зоне сирийского конфликта активно поддерживает по сути сепаратистские силы, вплоть до откровенно террористических группировок, и также активно ведет борьбу с курдами. Да и в карабахском конфликте Анкара фактически выступает в роли транслятора напряженности с Ближнего Востока в Закавказье, а отнюдь не миротворцем. Анкара вместе с Баку резко критикует МГ ОБСЕ, подталкивая Баку к выходу из переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта под эгидой МГ ОБСЕ, что для него, как показывают последние события, может стать геополитической катастрофой.

Наконец, пятая позиция. Считается, что потенциал МГ ОБСЕ еще не исчерпан и она должна активизировать политический процесс в сторону урегулирования карабахского конфликта. Период только одних призывов к миру завершается, как и состояние «ни мира, ни войны», которое в будущем будет нарушаться приемами «разведки боем». Поэтому наступает момент, когда просматривается целесообразность ввода в переговорный процесс Степанакерта и азербайджанская сторона — в первую очередь — должна проявлять в этом заинтересованность. Россия выступает союзником Армении, и в силу заключенных двусторонних соглашений, и в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Баку надо это хорошо понимать, поскольку воевать с Ереваном косвенно означает и войну с Россией, которая сохраняет нейтралитет и делает всё для того, чтобы политическими и дипломатическими методами прекратить конфликт и вооружённое противоборство в регионе. Но так может быть не всегда, если учитывать нарастающую геополитическую турбулентность на Большом Ближнем Востоке.