20 Март, 2016 8:10

Курдский вопрос — это большая проблема всей мировой политики

Когда агентство Associated Press, а вслед за ним и многие российские СМИ сообщили о том, что «сирийские курды объявили федеральную систему в трех подконтрольных им районах северной Сирии — Рожаве», сразу возникло множество вопросов, поскольку базовый документ, принятый членами бюро подготовительного комитета на совещании в г. Румейлан, провинции Хасака, содержит более широкое, а не только курдское толкование. Курдские сайты заявляют о том, что «в провинции Хасака собрались около 200 делегатов со всего севера Сирии — они представляют сирийский Курдистан, а также арабские, ассирийские, чеченские, черкесские, туркменские и армянские общины, города Алеппо, Аль-Шанбе и другие».

1451444241_1444878210_kurdskiy-vopros

РИА Новости уточняет: «Участники конференции подписали декларацию о создании «демократической системы Рожавы и северной Сирии», в которой содержатся параметры системы управления будущего региона, однако текст декларации пока не обнародован». Участники совещания также считают, что «федеративная система лучше всего подходит для Сирии»; они не намерены «выходить из состава Сирии». При этом, хотя представители партии «Демократический союз» (ПДС) активно комментируют это событие, по всем признакам они, возможно, присутствуя непублично на заседании в Хасаке, тактически от него дистанцируются. Во всяком случае сопредседатель ПДС Салих Муслим, говоря о создании конфедеративного региона в Сирийском Курдистане, указывает на то, что «они по-прежнему рассматривают разные варианты, пытаясь избежать напряженности в отношениях с другими сторонами».
Дело в том, что в январе 2016 года министр внутренних дел Сирии Мухаммед аль-Шаар вел переговоры с курдами в провинции Хасака. В них приняли участие ПДС, Отряды народной самообороны и даже Рабочая партия Курдистана (РПК), дислоцированная в иракском Кандиле. Речь шла о возможных переговорах сирийских курдов с правительством и оппозицией. Обратим внимание и на другие сопутствующие и, видимо, не случайные события.
Накануне Россия сообщила о выводе части своей группировки войск из Сирии. В телефонном разговоре президента РФ Владимира Путина и главы САР Башара Асада стороны согласились в том, что «действия ВКС России в Сирии позволили в корне переломить ситуацию в борьбе с террористами, дезорганизовать инфраструктуру боевиков, нанести им существенный урон, а достижение перемирия способствовало созданию условий для начала процесса мирного урегулирования под эгидой ООН». 14 марта в Женеве под эгидой ООН возобновились опосредованные, непрямые межсирийские переговоры.

Правительственная делегация Сирии, которая поехала в Женеву, заявила о «приверженности принципам сохранения страны и целостности ее территории.

Вслед за этим последовали сообщения о том, что делегация Регионального правительства Курдистана (КРГ) намерена нанести визит в Багдад, чтобы обсудить планируемый в Курдистане референдум о независимости. Более того, президент Иракского Курдистана, Масуд Барзани заявил в интервью каналу Sky News, что «соглашение Сайкса-Пико 1916-го года закончено, так как «Исламское государство» (ИГИЛ, структура, запрещенная в России) уже по факту «изменило границы Ближнего Востока», и «мы создадим курдское независимое государство, если курдский народ стремится к независимости».

Эти факты наводят на мысль о согласованности действий иракских и сирийских курдов, но с некоторыми тактическими расхождениями. Пока Эрбиль демонстрирует готовность решить свои проблемы в диалоге с Багдадом, а Рожава (центр провозглашенной федеральной системы в трех северных районах Сирии) рассчитывает вынести свой вопрос на женевскую конференцию по политико-дипломатическому урегулированию в САР, поскольку, по словам сопредседателя партии «Демократический союз» Муслима, «у сирийских курдов напряженные отношения с президентом Асадом».

Теперь о дипломатическом векторе. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на встрече с президентом Владимиром Путиным и главой Минобороны Сергеем Шойгу, говоря о возобновлении в Женеве переговоров между сирийским правительством и оппозиционными группами, отметил: «Работа непростая, предстоит еще понять, как все эти группы могут за одним столом собраться. Но процесс начат, и в наших общих интересах сделать его устойчивым». В определенном смысле процесс действительно становится устойчивым, поскольку «автономизм» курдов удивительным образом объединил Дамаск и сирийскую оппозицию, которым раньше не удавалось договориться практически ни по одному вопросу. Власти Сирии сразу же назвали курдскую «федерацию» незаконной. «Сирийское правительство предостерегает против любой попытки подорвать единство Сирии и территориальную целостность, под какими именами они бы ни выступали», — цитирует агентство SANA заявление министерства иностранных дел САР.

Что касается позиций США и России, то здесь просматриваются нюансы принципиального свойства. Представитель Госдепартамента Марк Тонер выступил по этому поводу со специальным заявлением, первая часть которого о «не признании какой-либо самопровозглашенной или полуавтономной зоны в Сирии» охотно цитируется многими зарубежными и российскими СМИ. Вторая же часть заявления, в котором говорится, что создание такого рода полуавтономных зон в Сирии сейчас … представляло бы откровенную угрозу для них», почему-то умалчивается. А ведь это открытый намек на то, что при формирующемся новом раскладе сил в регионе интересы Дамаска — в случае его отказа от проведения административно-территориальной реформы в рамках подготовки новой Конституции — объективно станут совпадать с позицией Турции, которая выступает против каких-либо автономий на севере Сирии, и с Багдадом, который не отказывается от принципа сохранения территориальной целостности страны.

При таком ходе событий нельзя исключать, что гражданская война в Сирии и, возможно, в Ираке будет приобретать иной характер и становится реальным сценарий вооруженной интервенции Анкары на север Сирии и Ирака. Что касается позиции России, то Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Туниса Хмайисом аль-Джхинауи заявил, что «Москва поддержит федерализацию Сирии, если за это выскажется сирийский народ». Понимая, что говорит лозунгами, российский министр потом уточнил: «Как будет договоренность между сирийским правительством и всем спектром оппозиции по будущему устройству Сирии, такую договоренность мы и поддержим. Это прямо вытекает из решений МГПС (Международной группы поддержки Сирии).

Это означает, что любая форма, как бы она не называлась — федерализация, унитарное государство, должна быть предметом согласия всех сирийцев». В то же время официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила следующее: «Курды — влиятельная часть сирийского общества, помимо всего прочего, эти люди с оружием в руках отстаивают свое право жить без терроризма на территории своей страны, поэтому не учитывать, а в данном случае их не только не учитывают, но и намеренно выдавливают из этого процесса, ставит под большой вопрос перспективы мирных переговоров и будущего политического процесса».

Но возникает вопрос об участии или не участии сирийских «автономных курдов» на женевском процессе, поскольку они — помимо Дамаска, сил сирийской оппозиции, Турции и Ирана — в Женеве станут подвергаться дипломатической атаке уже и с позиций общеарабского национализма. И это происходит в условиях, когда борьба с ИГИЛ остается незавершенной и неизвестно как в дальнейшем сработает этот фактор. Как пишет российский эксперт Станислав Иванов, «курдская диспозиция на 27 февраля 2016 года — дня объявления перемирия в Сирии — состояла в следующем: они сохраняют нейтралитет в гражданской войне и защищают с оружием в руках от любых посягательств извне лишь районы своего компактного проживания».

«Главными противниками курдов стали боевики радикальных исламистских группировок «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ. В борьбе с ними курдам приходилось иногда взаимодействовать как с отрядами вооруженной оппозиции, так и с правительственными войсками. В ожесточенных боях за г. Кобани и другие стратегически важные населенные пункты на севере Сирии курдам удалось не только остановить наступление противника, но и отбросить исламистов на десятки километров вглубь территории страны, установить контроль за большей частью сирийско-турецкой границы», — заключает Иванов. По его словам, сирийские курды лишь со стороны наблюдали за подготовкой переговоров сторонников Асада с представителями оппозиции о будущем государственном устройстве страны, поскольку ни противоборствующие стороны, ни международные посредники не приглашали их к участию в этом диалоге.

«Более того, они подчеркивают, что Сирия — арабская страна и что никаких автономий по этническому или конфессиональному признаку в ней быть не может, — пишет Иванов. — Не лучшим образом по отношению к курдам ведет себя и оппозиция, которая представлена в основном арабами-суннитами и исламистами различных мастей. Ее представители раньше лишь призывали курдов помочь им, как можно скорее, избавиться от режима Асада, а о месте и роли курдов в будущем государстве умалчивали».

Сегодня ситуация изменилась и трудно прогнозировать дальнейший ход событий в Сирии, Ираке и во всем регионе. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая на встрече с мухтарами (сельскими старостами) в Анкаре, призвал парламентариев лишить неприкосновенности пятерых депутатов от прокурдской Демократической партии народов, в том числе ее сопредседателей Селахаттина Демирташа и Фиген Юксекдаг, которые, по его мнению, «поддерживают запрещенную в стране Рабочую партию Курдистана (РПК) и связанные с ней организации сирийских курдов». Опять в регионе что-то затевается серьезное.

Загрузка...
Loading...
��������...