31 Январь, 2016 7:33

Нельзя отнимать возможность исправления: пожизненно заключенный

Пожизненно заключенные осужденные, которых содержат в уголовно-исполнительном учреждении Нубарашен, обращаются к властям за пересмотром их уголовных дел.

«Есть закон, но он не действует. Мы начали голодовку, у многих началось мнение, что пожизненно заключенные хотят быть освобождены. Но это не так, мы хотим, чтобы нас разделили на группы, там есть от невиновных до пожизненных», – говорит пожизненно заключенный Арман.

В комнате для свиданий уголовно-исполнительного учреждения Арман Айрапетян представляет проблемы, беспокоящие пожизненно заключены. Подавляющее большинство из них были осуждены на пожизненное заключение до 2011 года, когда максимальный срок был 15 лет и судьи в качестве строгого наказания осуждали на пожизненное заключение. После изменения закона, когда уже максимальный срок был 20 лет, на пожизненное заключение был осужден только один человек. Арман отмечает: «Со мной сидит человек, его осудили на 17 лет, но дали пожизненное, сейчас насколько верно, чтобы из-за двух лет была сломана вся жизнь человека».

«Если тогда судья хотел дать мне 16 или 17 лет, не мог, вынуждено дал пожизненное», – говорит Вагаршак.

Немало в особенности пожизненно заключенных, совершивших преступление до того, как им исполнилось 21 лет. Арман утверждает: в этом возрасте человек не полностью осознает свои действия и нельзя отнимать у него возможность исправиться.

«До 21 года человек незрелый, но суды присуждают пожизненное. Никто не застрахован, все мы люди. Теперь кто что сделал – ответил за содеянное».

Пожизненно заключенные представили свои задачи и требования в письме из 10 пунктов, адресованном Сержу Саргсяну, однако не получили ответа. Время от времени они напоминают о себе голодовкой, ожидая конкретные шаги.

«Это нелегкий вопрос, сложный вопрос, но нужно им заниматься, не нужно игнорировать, нужна всего лишь политическая воля, и мы надеемся на президента и на правительство, которые занимаются нашим вопросом, надеемся», – говорит Вагаршак.

В результате голодовок посещают различные должностные лица, однако поднятые вопросы не получают решения.

«Кто приходит сюда говорит: это не входит в мои полномочия. Пусть придет человек, в чьи полномочия входят эти вопросы. Люди уже понимают, что нас нельзя обманывать, приходят и говорят: не хотим давать вам надежду, но будет работать над этим вопросом».

Каждый может ошибиться, но нужно дать им возможность исправиться, вернуться к жизни, – говорит пожизненно заключенный.

«У каждого человека должна быть надежда, чтоб он жил какой-то надеждой, и его нельзя обманывать в этой надежде, когда человек теряет надежду это хуже, хуже если человеку скажут ты умрешь здесь, чем сказать да да и ничего…», – говорит Вагаршак.

«Здесь много людей, совершивших одно убийство, впервые осужденные, человек однажды ошибся, зачем погубить всю жизнь человека. Человеку нужно дать шанс жить, показать, на что он способен», – говорит Арман.

Вагаршак здесь с 20 лет, оставил позади лучшие годы молодости, однако полон оптимизма к жизни. Мотивация к выходу очень велика.

«Я сейчас здесь женился, у меня есть семья, пойду стану хозяином своей семьи, попытаюсь вернуть утраченное. Мои ровесники уже все это сделали».

Поддержку родных они чувствуют и через толстые стены.
«Нам не доставляет удовольствие делать здесь голодовки, или наши родные в этот холод идут… мы тоже плохо чувствуем», – говорит Вагаршак.

Лица, осужденные на пожизненное заключение, имеют право на один час прогулки в день, остальное время проводят в камерах. Арман не жалуется ни на персонал, ни на тюремные условия.

«Если можешь нормально жить, ты уже сам должен создать свои условия, сегодня такую возможность дают».

Для пожизненно заключенных в тюрьме самая большая проблема – это время, люди живут здесь в неопределенности, с надеждой однажды вернуться на свободу.

«Каждый человек стремится на свободы, освободился – уже ты дожжен начать думать о своей жизни, о том, чтобы обустроить жизнь. Как обычные люди, в первую очередь должен создать все то, что можешь, жить, создать семью», – говорит Вагаршак.

«Здесь не нужно смотреть на всех одинаковыми глазами, не нужно создавать мнение, что тут сидят убийцы. Здесь с 99% можешь нормально общаться», – отмечает Арман.

Здесь каждый знает, что потерял и за что борется. Вагаршак отмечает:

«Свобода это жизнь для любого человека. Если мы пришли сюда исправляться, значит должен быть какой-нибудь конец, придти к которому будет значить, что мы исправились».

Арман добавляет: «Надеемся, что наши власти услышат нас, примут наше предложение, не проигнорируют накопившиеся за столько лет проблемы».

В Армении в настоящее время на пожизненное заключение осуждено 99 человек.

 

Загрузка...
Loading...
��������...