30 Декабрь, 2015 17:33

“Армяне не были одиноки в этой трагедии”: актер о фильме, представленном на “Оскар”

Фильм “История одного землетрясения” проживающих в России кинопродюссера Рубена Дишдишяна и режиссера Сарика Андреасяна, рассказывающий о разрушительном землетрясении, происшедшем в Спитаке и Гюмри 7 декабря 1988 года. Действия фильма развертываются в Гюмри и в Москве. Главные роли исполняют Константин Лавроненко и Мария Миронова. Из армянских актеров в фильме снялись Грант Тохатян, Микаел Погосян, Татев Овакимян, Армен Маргарян, Сос Джанибекян. Фильм будет представлен в номинации “Лучший иноязычный фильм” на присуждении премии “Оскар”.

«А1+» побеседовал с актером Арменом Маргаряном.

- Армен, насколько важно для Вас было сняться в подобном фильме?

– В фильме представлена трагическая страница истории армянского народа – период, когда армяне оказались в тяжелой ситуации. Для меня было очень важно, поскольку этот период должен был быть передан на пленке, и нужно было по возможности точно передать общественности дух землетрясения. Этот фильм – не проходной для меня. Есть фильмы, в которых просто снимаешься, здесь совершенно не думаешь о финансовой стороне, о том, главная роль или второстепенная, здесь просто думаешь о правильном переживании и представлении событий.

- Чей образ вы воплощаете? Представите коротко?

– Мой образ – более-менее обеспеченный бизнесмен, влюбленный в одну из героинь фильма, от которой постоянно получает отказ. Армен постоянно дарит этой девушке подарки, а перед землетрясением он дарит стол из камня, посредством которого фактически девушке в дальнейшем удается спастись. В эпизоде землетрясения Армен (герой), желая спасти своих сотрудников, направляет их к арке, которая, однако, рухнет, оставив под собой всех. Герой видит перед своими глазами смерть своих сослуживцев и оказывается в тяжелом психологическом состоянии, не понимает, что происходит вокруг. В дальнейшем этот образ можно постоянно видеть перемещающим трупы, а когда встречает героиню, больше не узнает ее.

- А насколько близок Вам этот образ?

– У меня была подобная глубокая, психологическая роль в театре, но в кино – это впервые. Сначала у меня даже было небольшое беспокойство, как я выступлю. В годы землетрясения я был довольно молод, иначе воспринимал трагедию, с годами это, естественно, изменилось. Весь фильм, декорации, созданная реалистическая среда помогли мне войти в образ с первых же секунд съемок, помогли по-особому прочувствовать, пережить этот период.

- Что особенного в этом фильме, по сравнению с предыдущими фильмами с Вашим участием?

– Я снимался во многих фильмах, каждой роли было что сказать, она была по-своему уникальной, однако я никогда не работал или скорее мало работал в подобной организованной творческой атмосфере. На площадке работали около 200 человек, актеры, прибывшие из различных стран, однако работы были организованы, даже не отклонялись от графика, все работали в командной атмосфере, как один человек.

- Какой, по вашему, международный отклик получит этот фильм?

– В основании фильма лежит одна из важнейших человеческих ценностей – сочувствие. Правда, фильм о трагедии армян, однако трагедия в своем типе является общечеловеческой, независимо от национальности, поскольку в центре этой трагедии стоит человеческое существо. В фильме четко видно, что в этой трагедии армяне не были одиноки. С этой точки зрения, по-моему, фильм будет достаточно хорошо воспринят международной общественностью.

- Как оцените современную армянскую кинопродукцию?

– Перемены однозначно очевидны, многие учатся за рубежом, приносят сюда зарубежный опыт. Очень важно, чтоб у фильма был профессиональный состав, однако уже давно пора освободиться от этого слова “профессионал”, постоянно акцентируя его, словно подчеркивая при этом, что наряду с ним у нас есть и непрофессионализм. Фильм – это коллективное искусство, в фильме каждый должен иметь свое слово. В Армении актер может раскрыть свой потенциал и пойти вперед, однако нет поводов. Сколько ролей можно сыграть, однако здесь словно нет программ, идей, сценариев. У многих артистов есть образы мечты, которые здесь невозможно сыграть. Другая проблема в том, что мы своими развлекательными фильмами воспитали неправильного зрителя. Кажется, что сегодня легко рассмешить, однако это не так, даже комедия должна быть представлена с большим мастерством и словом, она должна дать место для размышления, а мы, похоже, просто даем зрителю пищу без каких-либо приправ.

- Вы достаточно давно работаете и в театре: видите ли там ту же проблему?

-Да, и здесь есть нехватка образованных зрителей. Выходишь на сцену и иногда чувствуешь, что люди пришли просто потому, что у них есть билет, просто чтобы провести время. Однако театр – это не только место для времяпровождения, театр – это та среда, где каждому, в том числе и зрителю, дается возможность высказаться – то состояние души, те желания, возможно тайны, которые в действительности не скажешь и не сделаешь, выражаются в театре, посредством каждого образа. В каждом образе зритель может увидеть себя.

- Тем не менее, если бы Вы не стали актером, какую профессию бы выбрали?

– По всей видимости, выбрал бы такую профессию, где во мне была бы необходимость, где я смог бы что-либо передать. В любом случае, что бы я ни выбрал, это было бы в области искусства, а конкретнее – возможно художник. Просто без искусства, без творчества мне трудно представить свою жизнь. Там я нахожу свободу, полет души.

Беседу провела Сюзи Мурадян

 

 

Загрузка...
Loading...
��������...