13 Июль, 2015 18:08

БИТА ДЛЯ ПРОФЕССОРА

Армянские СМИ время
от времени публикуют раскладки ученых - докторов, профессоров и прочих научных сотрудников
академических институтов относительно того, что из добываемой в стране руды (медной,
молибденовой, разной) не извлекаются попутные полезные ископаемые, которые
совершенно бесхозным образом сбрасываются в хвостохранилища. Между тем они
могли бы принести Армении миллиарды долларов. Пора бы остановить оторвавшихся
от практики мечтателей-теоретиков, регулярно и попусту будоражащих общественное
мнение.

ВОТ НЕДАВНО
ДОВЕЛОСЬ ОЗНАКОМИТЬСЯ С ОЧЕРЕДНОЙ "ВЫСОКОЛОБОЙ"
публикацией в одном из изданий,
посвященной редкоземельным металлам в недрах Армении. В статье, в частности,
указывается, что в руде Каджаранского месторождения, которое разрабатывает
Зангезурский медно-молибденовый комбинат (ЗММК), имеется скандий, чей ресурс по
положению на 01.01.2014 г. оценен в 11503 т, а во внебалансовых запасах - в
16463 т, так что суммарное количество составляет 27966 тонн. Такое количество
скандия может быть оценено... (отточие наше. - А.А.) от $335,5 млрд до $559 млрд! Такие цифры становятся еще более
"оглушительными", если вспомнить, что весь годовой ВВП Армении едва
превышает $10 млрд.

На сегодня ЗММК ежегодно добывает и перерабатывает 20 млн
тонн руды, в которой количество редкоземельного элемента скандия, как
утверждает ученый автор, составляет 107,2 т, чья средняя стоимость равна $1
млрд 715,2 млн. Скандий, ванадий и другие полезные элементы не извлекаются из
руды и полностью сбрасываются в хвостохранилище. К примеру, в хвостохранилище
сбрасывается 6432 т ванадия, чья стоимость составляет $804 млн. Вот как
неэффективно мы используем свои природные богатства! Кажется, доктор наук сам
доводит себя до состояния эйфории, приводя немыслимые расчеты.

Что же на самом деле? Насчет скандия и ванадия в
хвостохранилищах ЗММК можно твердо утверждать, что это полная чепуха, поскольку
мировые рынки обоих металлов очень узкие и полностью насыщены, так что никто их
производить - тем более из бедных хвостов - не будет. Смысла нет.

Как-то было открыто одно попутное месторождение скандия в
железорудных месторождениях Криворожского бассейна, и он даже некоторое время
производился на Восточном горно-обогатительном комбинате (Желтые Воды) для
экспорта в Америку с целью производства особо прочных... бейсбольных бит.
Однако совершенно очевидно, что никакие биты не могут создать критическую массу
мирового рынка (не весь мир за пределами США сошел с ума от бейсбола), и потому
скандий в 1990-2000 годах рассматривался как "легирующий металл
будущего" для сверхлегких, сверхпрочных алюминиевых сплавов для
производства суперлайнеров типа А440 (тогда он только проектировался). Но затем
вдруг произошла технологическая революция в производстве графенов, и сейчас до
трети конструкций "Аэробусов" и "Боингов" составляют
жаропрочные и легкие графитовые материалы.

ИНТЕРЕС К СКАНДИЮ
СРАЗУ РЕЗКО УПАЛ, И БОЛЬШИНСТВО ПРОЕКТОВ ЕГО
добычи из первичных и попутных руд было свернуто -
вероятно, навсегда. Поэтому можно лишь порекомендовать нашим ученым-теоретикам
быть более внимательными и осторожными в вопросах применения редких металлов.
Правда, есть еще одна область применения, которая может потребовать
значительное количество скандия (причем слабо очищенного и потому недорогого) -
легирование трубных и конструкционных сталей для работы в экстремальных
условиях полярного шельфа. Но для этого себестоимость товарного скандия (или
его соединений) должна быть не выше таковой при производстве
металлов-конкурентов - тантала, ниобия и того же ванадия. Как этого добиться -
особый вопрос, который потребует тщательных обсуждений с теми, у кого появится
практический (не только теоретический) интерес.

Кстати, технология производства скандия на украинском
ВостГОКе в 1990-х просто убила тогда всех своим "совершенством".
Рабочего спускали в ОЗК (общевойсковой защитный комплект)-противогазе на
тросе-обвязке в остывший автоклав-реактор, где он молотком с долотом откалывал
куски первичного карбоната скандия от внутренних стенок и складывал их в ведро,
которое на веревке поднимали из автоклава прямо на экспорт в Америку.

Таким образом, добыча попутных полезных ископаемых из
извлекаемых руд, как и более глубокий передел продукции с выходом на товар с
более высокой добавленной стоимостью, не всегда экономически целесообразна и в
любом случае требует предварительного тщательного анализа. К примеру, в Армении
в свое время сделали важный шаг по пути более глубокой переработки молибденовой
руды, перейдя от производства молибденового концентрата к более дорогому ферромолибдену.
Безусловно, нужно стремиться и к налаживанию производства и экспорта
рафинированной меди и, может быть, даже кабелей, которые способны вдохнуть
новую жизнь в национальное электротехническое производство. А дальше возникнут
проблемы.

Так, президент
компаний группы "Валлекс" Валерий Межлумян любит приводить следующий
пример: да, можно перейти к производству кабелей, затем от тебя потребуют
наладить выпуск коробки двигателей для автомобилей, а в конечном итоге и сам
автомобиль. Но с каждым таким шагом продавать полученную продукцию будет все
сложней и сложней.

Загрузка...
Loading...
��������...