29 Июнь, 2015 13:36

ПРОСПЕКТ ТРЕВОГИ НАШЕЙ

Пока мало кто
понимает, что произошло и кто виноват. Об этих июньских днях в Армении и за ее
пределами будут говорить и спорить много и долго, а мы попытаемся напомнить
ключевые моменты - от утра 23 июня до воскресной ночи на понедельник 29...

Аудит

26 июня стало
известно, что участники акции на проспекте Баграмяна согласились на встречу с
президентом при условии, что она будет проходить в прямом эфире.

В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ
ПРЕЗИДЕНТ СЕРЖ САРГСЯН В ХОДЕ БЕСЕДЫ
с сопредседателем комиссии по армяно-российскому
экономическому сотрудничеству министром транспорта РФ Максимом Соколовым
предложил провести детальный аудит на дочернем предприятии ИНТЕР РАО
"Электрические сети Армении" при участии экспертов и представителей
общественности. Соколов ответил, что под эгидой межправительственной комиссии
будет проведен аудит, который даст ответ на все вопросы.

Опасаясь
провокаций

Из множества
заявлений и оценок, которые в эти дни были у всех на слуху, особо выделим
заявление полиции относительно "разумного расстояния", на котором
должны находиться журналисты от участников акции, чтобы самим не стать
участниками.

НИ В ЗАКОНЕ
"О ПОЛИЦИИ", НИ В ЗАКОНЕ, РЕГУЛИРУЮЩЕМ ПРОВЕДЕНИЕ МАССОВЫХ АКЦИЙ,
нет определения "разумное
расстояние", зато в законе о свободе собраний черным по белому сказано,
что журналист не может считаться участником акции, и ни слова о том, на каком
расстоянии от участников акции он должен находиться, исполняя служебные
обязанности. В этих законах нет толкований определения "разумное
расстояние", а также не указано, кем и как оно устанавливается. В ночь на
29 июня полиция ссылалась на статью 33 (часть1) закона о массовых акциях, где
говорилось о том, что полиция вправе вмешаться в мирную акцию, если таковая
нарушает права других граждан.

22 июня замначальника полиции Валерий Осипян рассказывал
участникам акции на проспекте Баграмяна о реформах в полиции и о том, как часть
населения уже изменила свое отношение к полицейским. Участники движения
"Нет грабежу!" обещали Осипяну разойтись по домам, как только
президент отменит решение комиссии о повышении тарифа. Осипян передал слова
начальника полиции Гаспаряна о готовности президента принять делегацию из
нескольких человек, демонстранты ответили отказом. Утром 23 июня Осипян обманул
участников акции, пообещав, что они могут вернуться на Театральную площадь либо
занять любую другую, лишь бы освободили проспект Баграмяна, в итоге вернувшимся
на площадь заломили руки и затащили в полицейские машины.

Был случай, когда полицейские затащили в машину человека,
который находился рядом с кинотеатром "Наири", еще одного вытащили из
такси. Участники акции - все как один, - не оказали сопротивления полиции.
Реакция международных правозащитных организаций последовала незамедлительно,
ибо налицо была не стычка, а одностороннее применение силы. Всех подвергшихся
приводу в тот же день отпустили, и движение "Нет грабежу!" снова
вывело своих сторонников на проспект Баграмяна, где спустя некоторое время
возникла живая стена из депутатов, представителей творческой интеллигенции и
шоу-бизнеса.

ОСИПЯН ПЕРЕД
ТЕЛЕКАМЕРАМИ ПРОВЕЛ РЕВИЗИЮ МУСОРНЫХ БАКОВ,
которые демонстранты использовали в качестве
стройматериала для возведения баррикад. Замначальника полиции искал пакеты с
камнями по принципу "булыжник - оружие пролетариата". Потом сообщил,
что в рядах демонстрантов есть провокаторы, которых следует выявить, и поручил
это занятие участникам акции. Позже версию о провокаторах повторил Гаспарян. 26
июня две дамы пытались накалить страсти, упрекая участников акции в том, что те
воздерживаются от решительных действий. Дамочек сняли на телекамеру, а после
выпроводили за пределы проспекта. Тема провокаторов тем не менее актуальности
не утратила. Высшие полицейские чины постоянно говорили перед телекамерами об
угрозе провокаций и провокаторах.

В эти дни многие заявляли о том, что спорные вопросы
следует решать путем диалога. Демонстранты проигнорировали готовность
президента к диалогу. Потом стали говорить, дескать, у движения нет лидера
(есть только координационный совет) и что по этой причине не удалось выделить
несколько человек для встречи с президентом. Если бы с самого начала переговоры
вел не Осипян, а кто-то другой, то, по субъективному мнению автора этих строк,
ситуация могла сложиться по- другому. Ну а сторонников теории заговора больше
устраивает версия про то, что демонстранты отказались от переговоров, потому
что их задачей было вынудить власть прибегнуть к карательным мерам. Именно к
карательным, ибо, повторюсь, никакой стычки на проспекте Баграмяна не было, а
было одностороннее применение силы со стороны полиции.

Самая мирная

Из всех акций,
которые имели место в предыдущие годы, акция в ночь на 23 июня была самой
мирной даже по сравнению с прогулками сторонников референдума доверия в апреле
2004 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ О
ШЕСТВИИ К РЕЗИДЕНЦИИ ПРЕЗИДЕНТА БЫЛО СДЕЛАНО В ПЯТНИЦУ.
У полиции было время на то,
чтобы подготовиться и избежать насильственных действий. Демонстранты не
выкрикивали призывы к гражданскому неповиновению, никто не требовал отставки
президента, люди хотели одного: чтобы решение комиссии о повышении тарифа на
электроэнергию было объявлено незаконным.

Скажу больше: акция в ночь на 23 июня отличалась от всех
аналогичных проявлений протеста отсутствием даже намека на ненависть. Те, кто
наблюдал в непосредственной близости аналогичные массовые акции, не могли не
заметить разницу. Это была поистине мирная демонстрация. Именно поэтому до
последней минуты верилось, что все обойдется без насилия. 28 июня ситуация на
проспекте кардинально изменилась: здесь уже мало что напоминало мирную акцию.
Движение "Нет грабежу!" покинуло проспект, лидерство над собравшимися
взяли на себя никому не известные люди… По некоторым версиям,
подстрекательством на проспекте занимались люди из "Учредительного
парламента"…

Небывалый резонанс

Некоторые российские
СМИ поначалу утверждали, что участники акции на проспекте Баграмяна вооружены.
О том, что ситуация должна разрешиться только путем диалога, заговорили спустя
несколько дней после разгона демонстрантов, когда стало ясно, что люди, которые
вернулись на проспект Баграмяна, никуда по своей воле не уйдут.

ЗАЯВЛЕНИЕ
ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА ОТ 25 ИЮНЯ О ТОМ, ЧТО ЦЕНА НА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЮ
не подлежит пересмотру, только
укрепила решимость сторонников движения остаться на проспекте. После субботнего
выступления президента движение "Нет грабежу!" покинуло проспект. Его
активисты объявили, что намерены дождаться результатов аудита.

Последствия разгона мирной демонстрации в ночь на 23 июня
не заставили себя ждать: 24 июня сторонники радикальных мер заговорили о том,
что любая апелляция к власти бесполезна, что никаких мирных акций быть не
должно, что пришло время всем подняться на борьбу с режимом и что началом
борьбы должна стать реформа Конституции. Масла в огонь подлило заявление
Посольства США и довольно жесткие оценки международных инстанций. В то самое
время, когда стартовал второй поход к резиденции президента, начальник полиции
Владимир Гаспарян принес извинения журналистам за неадекватные действия
полицейских, пообещал возместить материальный ущерб и провести служебное расследование.

В эти дни на проспекте Баграмяна было много политиков
откровенно проамериканской ориентации. Один из них так и не ответил на мой
вопрос: была бы реакция со стороны Посольства США столь оперативной, если бы
речь не шла о повышении цен на электроэнергию со стороны российской компании? Кстати, все без исключения западные
издания, касаясь июньских событий в Армении, отметили, что продление
экономических санкций в отношении России негативно влияет на экономику Армении,
которая находится в условиях блокады и неурегулированного военного конфликта.

Загрузка...
Loading...
��������...