21 Июнь, 2015 19:12

КИРК КЕРКОРЯН: ОТ ПРОДАВЦА ГАЗЕТ ДО ‘ОТЦА’ ЛАС-ВЕГАСА

Кирк Керкорян родился
6 июня 1917 года в городе Фресно (штат Калифорния) в семье армянских иммигрантов
Арона и Лили Керкорян. Жизнь складывалась очень трудно, будучи самым младшим
ребенком в семье, Кирку пришлось работать наравне со взрослыми.

"ЖИТЬ БЫЛО
ТРУДНО, ОТЕЦ РАНО УТРОМ УХОДИЛ НА РАБОТУ И ПРИХОДИЛ ПОЗДНО НОЧЬЮ.
Я с другими мальчишками ходил на
улицу Сан-Винсента, куда привозили газеты, которые нужно было распространять. В
те времена в восточной части Фресно проживало много армянских семей, но все
жили бедно, никто газеты не покупал, и нам приходилось идти в западную часть
города, где жили местные аристократы, бизнесмены. Я практически не разговаривал
по-английски, мы бегали и кричали: "Новые газеты, новые газеты!"
Продавать все сразу не получалось, поэтому мы ходили и в другие районы, часто у
нас крали газеты и все деньги, и мы возвращались ни с чем. Один раз я прибежал
домой, отец заметил синяк на моей ноге и понял, что мы с кем-то подрались.
Тогда он сказал мне: "Тебе нужно научиться постоять за себя, не ходи
больше за газетами, займись спортом вместе с братом". На следующее утро он
взял меня за руку и привел в секцию бокса, мне было всего 15", - рассказывает
Керкорян.

В секции бокса Кирк занимался под началом известного в
штате тренера Люка Тернера, у которого уже несколько лет занимался его старший
брат. Юный армянин с самого начала произвел большое впечатление на тренера,
которой увидел в нем недюжинный потенциал. Кирк был настолько силен, что в
спарринге мог спокойно избивать старших ребят. В одном из своих редчайших
интервью газете Nevada Report Кирк Керкорян рассказал о временах своей
любительской карьеры в боксе: "Я был самым юным в секции, мой старший брат
занимался только по выходным. Тренер Люк Тернер уделял мне большое внимание.
Целыми днями я находился на тренировках, после чего ходил с друзьями разгружать
вещи с кораблей в местном порту. Через четыре месяца тренер записал меня для
участия в первом любительском турнире, это было первенство города среди
юниоров. Я очень боялся, но боялся не проиграть, боялся подвести своего
тренера, родителей, друзей и очень многих армян, которые пришли меня
поддержать. Моим первым противником был Стивен Романов, высокий и здоровый
парень. Все думали, что я не смогу выстоять, но я нокаутировал его уже на
первой минуте ударом в челюсть. Помню, как ликовала армянская часть зала, мои
друзья и тренер. Далее я легко побил еще
пятерых и стал чемпионом города. Впервые я заработал деньги на боксе, мне
вручили конверт, в котором было три доллара. Два я отдал маме, а на последний
доллар мы с друзьями пошли праздновать мою победу. Боксом занимался еще два
года, выиграл чемпионат штата среди любителей".

ИЗ-ЗА БОЛЕЗНИ
ОТЦА, КОТОРЫЙ УЖЕ НЕ МОГ ТРУДИТЬСЯ, КИРКУ ПРИШЛОСЬ
оставить мечту о боксерской
карьере и вернуться в суровую реальность сложнейших для Америки времен.
Некоторое время он работал на стройке разнорабочим, потом устроился на
текстильную фабрику, где занимался развозкой товара. Заработка братьев хватало,
чтобы обеспечивать семью. Одним из его друзей по работе на фабрике был Саркис
Мегердичян, который сыграл важную роль в жизни своего соотечественника:
"Весной 1936 года мой друг Саркис сказал мне: "Кирк, не хочешь научиться
летать на самолете?" Мы долго смеялись, но потом я ответил: "А где
этому учат?" Мы отправились с ним в Лос-Анджелес и поступили в летное
училище, но у Саркиса умер отец, ему пришлось бросить учебу и возвращаться во
Фресно. Я остался и отучился до самого конца, даже медаль получил за отличную
учебу. Тогда я и предположить не мог, что со случайного вопроса моего друга и
начнется моя карьера. Мне предложили хорошую, но весьма рискованную работу. Я
должен был из Канады переправлять самолеты в Лондон. Они платили такие деньги,
какие мне и не снились - тысячу долларов за один полет, и это в 40-е годы. В
общей сложности я совершил около 50 полетов и накопил приличную сумму".

Накопив необходимую сумму, Кирк вернулся в Лос-Анджелес,
чтобы начать собственный бизнес. Друзья Кирка познакомили его с Майком Агасси (отец теннисиста Андре
Агасси) и Джерри Тарканяном, которые предложили ему выкупить авиакомпанию Los
Angeles Air Service: "Риск был велик, я вкладывал все заработанные деньги
в умирающую компанию. Однако мне удалось не просто поставить ее на ноги, но и
подписать контракты по сотрудничеству с другими авиаперевозчиками. Я знал, что
в то время между Калифорнией и Невадой не было воздушного сообщения, и решил
заполнить эту брешь. Микки руководил проектом строительства нового аэропорта в
Лас-Вегасе, и, когда он был готов, первые пассажиры совершили туда поездку. Я
первый раз оказался в Вегасе, и меня пригласили посетить казино. Я был поражен
тем, сколько людей приходит играть, и решил также включиться в игорный
бизнес".

Так Кирк Керкорян перебрался в Лас-Вегас, в котором
построил свою игорную империю. Со временем Керкорян продал все компании и купил участок земли в самом сердце
Лас-Вегаса за 900 тыс. долларов, который сдал в аренду и позже продал за 5 млн. Потом вновь выкупил
несколько участков, но решил, что пришло время самому строить отели и казино.
Так в Вегасе появился MGM Grand. В тот же год он выкупил Flamengo, а еще через
год - International Hotel (самый большой по тем временам гостиничный комплекс в
мире). Сегодня каждое 4-е казино и каждый 5-й отель в городе принадлежат
компаниям, которыми управляет именитый армянин. В штате Невада Керкорян
известен, как "армянин на летающем ковре": "Если вы армянин и
приезжаете в Вегас в поисках работы, вам достаточно просто называть фамилию
Керкорян", - утверждает Алекс Емениджян (близкий друг и советник Керкоряна).

Поддержка Армении
и диаспоры

Кирк Керкорян
всегда мечтал помогать своим соотечественникам в Америке, и при первой же
возможности он ее осуществил.

"ЕЩЕ КОГДА Я
ВЛАДЕЛ АВИАКОМПАНИЕЙ, КО МНЕ ОБРАЩАЛИСЬ ПРЕДСТАВИТЕЛИ АРМЯНСКОЙ ДИАСПОРЫ.
Я всегда считал своим долгом
помогать своим соотечественникам, ведь мы в самые трудные времена были вместе и
благодаря этому смогли преодолеть все трудности. Однако мне не нравилось, что
многие организации действуют отдельно друг от друга, не сотрудничают. Поэтому я
поставил условие, что буду выделять нужные суммы для нужд диаспоры, если все
организации будут действовать вместе. Когда я получил гарантии и познакомился с
некоторыми людьми, дал поручение основать фонд".

Керкорян был против любой идеологии, которая разделяет
диаспору, никогда не оказывал поддержку организациям, которые действовали
отдельно ото всех и ради собственных интересов. Известна история, когда Кирк
лично вызывал к себе в кабинет президента одной из армянских организаций
Нью-Йорка и отчитал его по всей строгости. Начиная с 50–х годов и до
сегодняшнего дня общая финансовая поддержка Керкоряна армянским организациям
оценивается в миллиарды долларов. Созданные им фонды оказывают поддержку в
строительстве армянских церквей, культурных центров, мемориалов, парков,
исследовательских центров и т.д. Отдельные фонды оказывают финансовую поддержку
армянским лоббистским организациям, молодежным объединениям и т.д. Его авторитет
и связи позволили привлечь к деятельности армянского лобби влиятельных
политиков со всей страны, в связи с этим The Washington Post отмечала:
"Долгое время политика США в отношении Армении определялась в кабинете
Кирка Керкоряна".

Один из наиболее влиятельных фондов, основанных
Керкоряном, - United Armenian Faund, которым управляет нынешний редактор
California Courier Арут Сасунян. Фонд оказывает поддержку армянским
организациям в США, Канаде, Европе, Латинской Америке, Ближнего Востока и
Австралии. Поддержку Армении Керкорян оказывал с 1988 года, делая большие
взносы в фонды по преодолению последствий землетрясения в Спитаке и
восстановлению инфраструктуры в Нагорно-Карабахской Республике.

Бывший министр иностранных дел Армении Вардан Осканян так
вспоминает свою первую встречу с легендарным меценатом: "Беседа, которая в
общей сложности продлилась около часа, еще не закончилась, когда Кирк ненадолго
вышел из комнаты. Мы с Джимом продолжили беседу. Впоследствии, в результате
нескольких лет работы с ним, я убедился, что, несмотря на то что долгие годы
Джим работал с Кирком, имеющим широкое видение, в душе он оставался
бухгалтером. Джим был чересчур осторожным и консервативным человеком, когда речь шла о деньгах. В
течение нескольких минут отсутствия Керкоряна он спросил меня, о какой сумме
шла речь. "Как минимум 100 млн долларов", - ответил я. Джим нервно
зашевелился на стуле. "Послушай! – сказал он. – Я тебе кое-что скажу. Это
твоя первая встреча с Кирком, не говори с ним о такой крупной сумме". Кирк
вернулся, как будто продолжив мысль Джима. Еще не успев сесть, он спросил:
"Вардан, о какой сумме идет речь?" Я не колеблясь ответил: "О
ста миллионах". А он не колеблясь
ответил: "Получите". Несмотря на то что я был уверен, что представил
нужную идею нужному человеку в нужное время, я замолк. Громадность и важность
проекта, а также сила и великодушие этого человека потрясли меня".

ПОЗЖЕ, КОГДА
КЕРКОРЯН ПРИЕХАЛ В АРМЕНИЮ, ОН УВЕЛИЧИЛ СУММУ ДО 200 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ.
Так великий сын армянского
народа основал крупнейший благотворительный фонд "Линси", который кроме благотворительной деятельности
в Армении потратил более $1 млрд на образовательные и научные проекты. В 2004
году за исключительный вклад в развитие Армении был удостоен звания
"Национальный Герой Армении" и получил из рук второго президента
Роберта Кочаряна паспорт почетного гражданина республики: "Это особая
гордость - получить паспорт гражданина Армении. Я был удивлен, если честно. Еще
больше я удивился, что мне присудили звание Национального Героя Армении. Я не
считаю себя особенным армянином и не думаю, что сделал что-то
сверхъестественное. Большинство моих
родственников погибло во время Геноцида. Жить в Америке было безумно трудно, мы
всей семьей трудились. Но даже в эти трудные для нашего народа времена отец
всегда говорил мне: "Никогда не забывай Армению, не оставляй в беде свой
народ, всегда помогай чем можешь".

Каждый день мы
узнаем из новостей, газет и интернета имена состоятельных армян по всему миру,
которые определенным образом оказывают поддержку своей исторической родине.
Однако нет никаких сомнений в том, что Кирк Керкорян являет собой особый
пример, пример благородства и скромности, пример высочайшего уровня культуры
филантропства, пример искренней любви к своему народу и родине своих предков.

20.07.2013г.

«time
to analyze»

Загрузка...
Loading...
��������...