25 Май, 2015 10:32

О ЧЕМ МОЛЧИТ LYDIAN

Вообще-то как
экономический журналист, почитай всю жизнь посвятивший, в частности, освещению
промышленности Армении, в неизменных спорах экологов с горнодобытчиками обычно
предпочитаю держать сторону последних. Мне всегда казалось, что в нынешних
непростых социально-экономических условиях, когда, к примеру, треть населения
страны - в особенности в провинции - уверенно располагается за чертой бедности,
требования ограничить, а то и вовсе прекратить деятельность горнорудных
компаний ввиду экологических угроз - это та роскошь и излишество, которые, по
крайней мере сегодня, мы себе позволить не можем. Так сказать, не по карману
они нам. Однако к Амулсарскому золоторудному проекту, о котором сегодня часто
пишут, отношение особое.

ПОНИМАЕТЕ, МЕНЯ С
НЕКОТОРЫХ ПОР СТАЛА СИЛЬНО БЕСПОКОИТЬ
исключительно морально-этическая сторона проблемы
Амулсара, прописанная в соответствующем международном кодексе, которая
обязывает уведомлять общественность о возможных реальных (а не мнимых)
экологических угрозах при освоении новых проектов. Между тем до сей поры наши
экологи предъявляют компании Lydian International Ltd. и ее 100%-ной дочке в
Армении ЗАО Geoteam претензии, которые на фоне действительно серьезной
экологической проблемы кислотного заражения рек, впадающих в Севан, выглядят
довольно забавно. А представители компании, по-видимому, только и рады отвечать
на поднимаемые экологами несущественные либо и вовсе мнимые проблемы, в
экологических дискуссиях заботливо обходя стороной куда более грозную и
реальную опасность постепенной кислотной катастрофы Севана, о которой,
повторимся, в СМИ пока так никто и не обмолвился.

Фокусирование, казалось бы, опытных армянских экологов на
таких несущественных либо не столь существенных вопросах, как контроль
карьерного пылеподавления (дискутируется радиус распространения "пылевого
заражения окружающей среды тяжелыми металлами" с Амулсарского карьера) или
повышение предельных уклонов карьерных автодорог (экологически вообще
несущественно, но очень полезно в плане эффективности проекта), на мой взгляд,
призвано закамуфлировать реальную угрозу, нависшую над озером Севан. На этом
фоне поистине трогательно выглядит также забота о краснокнижном растении
potentilla porphyrantha (лапчатка порфировая), на охрану и даже возможный
перенос которого компания решила потратить... $0,7 млн! Лапчатку перенести
можно, а вот Севан - нет.

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ
ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ "ЛИДИАН" ДИДЬЕ ФОЛЕН УКАЗЫВАЕТ
на то, что в Амулсаре будет
применяться метод кучного выщелачивания (КВ), который подразумевает отсутствие
хвостохранилища и меньшее по сравнению с другими технологиями использование
химических веществ, в том числе цианида. Еще одно преимущество - закрытый
производственный цикл, который, по его словам, сводит на нет вероятность
проникновения в окружающую среду тяжелых металлов.

Пусть так! Но при этом мсье Фолен заверяет всех, что по
итогам экологических исследований, на которые компания потратила в общей
сложности около $5 млн, выявлено, что отрицательного воздействия на Севан не
будет, хотя Амулсарский рудник расположен в Севанском бассейне, где, согласно
закону, запрещена хозяйственная деятельность, представляющая риски для озера.
Кстати, Министерство охраны природы РА с учетом одобрения государственной
комиссии по Севану выдало положительное заключение по проекту, что
свидетельствует либо о низкой квалификации специалистов этих ведомств, либо о
злонамеренном утаивании истины.

Представители компании любят проводить параллели Амулсара
с карьером и золоизвлекательной фабрикой колорадского Крипл Крик, где
используется тот же метод кучного выщелачивания, с упором на факт безмятежного
существования жителей близлежащих городков Крипл Крик и Виктор. Однако никакой
параллели между этими проектами проводить не следует. Дело в том, что
практически все золото на Крипл Крик находится в свободном состоянии и потому
может легко выщелачиваться цианидами с высоким извлечением без мелкого помола
руд. Сульфидных руд на Крипл Крик практически нет, и это как раз и есть причина
наличия крупного свободного золота в рудах для его КВ переработки.

На Амулсаре, напротив, золото мелкое, потому что
сосредоточено в преимущественно сульфидных рудах, которые обязательно нужно
будет нейтрализовать известью (не просто известняком) до той степени, при
которой начинается цианирование золота, что делает проект неэкономичным. Кроме
того, породы скальной вскрыши карьера Амулсара также являются очень бедными
золото-сульфидными рудами, которые будут постепенно и очень быстро окисляться
под влиянием атмосферных осадков с образованием серной кислоты, которая будет
стекать в местные водотоки и далее в озеро Севан. Исходя из очень большого
объема пород скальной вскрыши (по разным оценкам, примерно 90-120 млн т)
потребуются большие объемы известняка и извести для их нейтрализации в отвалах
до нормального уровня. Причем отвалы не удастся "временно укрыть от
дождей" водонепроницаемой глинистой подушкой, поскольку грунтовые воды в
любом случае проведут окислительный дренаж подотвальных отвалов с выносом
кислотных стоков в Севан.

ИМЕННО С ЭТОЙ
ПРОБЛЕМОЙ И СТОЛКНУЛИСЬ КАНАДСКИЕ КОМПАНИИ BARRICK GOLD И GOLDCORP
при освоении одного из
крупнейших золоторудников в мире - Pueblo Viejo (Пуэбло-Вьехо) в Доминиканской
Республике. В свое время этим карьером владела государственная компания Rosario
Dominicana, однако в 1999 году, когда стало очевидно, что эксплуатация карьера
нанесла огромный ущерб окружающей среде, проект был законсервирован. Несколько
лет назад две крупнейшие в мире канадские горнодобывающие компании - Barrick
Gold совместно с Goldcorp - планировали повторный ввод проекта в эксплуатацию,
но прежде они должны были провести реабилитацию окружающей среды. Однако
проблема состояла в отсутствии достаточных ресурсов известняка для нейтрализации
громадных отвалов сульфидизированных пород скальной вскрыши - очень бедных и
потому неэкономичных руд золота. Решать эту проблему канадцам в Доминикане
пришлось полным затоплением всех отвалов в чаше громадного хвостохранилища
обогатительной фабрики объемом в миллиард кубометров. Не думаю, что Lydian
International предусмотрела в проекте отработки карьера Амулсар столь же
надежные меры по предотвращению загрязнения водотоков Севана протечками
подотвальных вод.

Конечно, трудно отказаться от благ, которые сулят нам
будущие эксплуатанты Амулсара. Созданные в процессе строительства 1500 рабочих
мест и 700 - на протяжении более чем 10-летней эксплуатации карьера,
дополнительные поступления в казну государства в виде налогов и роялти в
размере $35 млн в год и т.д. В конце концов, с учетом запланированных
капвложений в проект в размере около $426 млн за ближайшие два года он
претендует на статус крупнейшего в истории независимой Армении промышленного
проекта, так как по инвестициям "обскочит" до сих пор считавшийся
таковым Техутский проект. Однако на другой чаше весов - судьба высокогорного
озера, цена которого, пардон за тавтологию, бесценна.

ВСЯ ДИЛЕММА В ТОМ,
ЧТО ПРОЕКТ АМУЛСАР ДАЖЕ ПРИ ЦЕНЕ ЗОЛОТА
в 1500-1700 $/oz (а сейчас она колеблется чуть выше
$1200 за тройскую унцию) нерентабелен с учетом неизбежных экологических
требований. Аналогичный, уже запущенный и остановленный Ключевской золоторудный
проект в Забайкалье (SUN Mining & Exploration Ltd. - Sun Group, Индия) уже
15 лет не может найти инвестиции для перезапуска по той же причине
необходимости большого объема извести для доведения до кондиции руд перед их КВ
цианированием и нейтрализации кислотных стоков с громадных отвалов вскрышных
пород.

В связи с этим выход на рентабельную деятельность ЗАО
"Геотим" возможен лишь в случае несоблюдения либо соблюдения в
неполном объеме всех экологических требований. В этом свете трудно поверить,
что сама компания не отдает себе в этом отчета, либо она изначально планирует,
введя в заблуждение общественность, обойти каким-то образом выполнение
экологических норм. А с учетом того, что среди основных акционеров Lydian
International Ltd. такие серьезные организации, как IFC и EBRD, тут вообще
попахивает большим международным скандалом. Отметим также, что членом совета
директоров этой компании является посол Армении в Великобритании, бывший
экс-премьер нашей страны Армен Саркисян, которому мы, по-видимому, и обязаны
столь навязчивым вниманием к Амулсару.

Помимо того, заметим, что с января 2008 года
"Лидиан" провела публичное размещение своих акций на юниорной бирже в
Торонто, где, как нам представляется, сейчас очень сложно поднять необходимые
сотни миллионов амер. долларов на развитие столь чувствительного и сложного в
экологическом плане проекта. Наверное, не случайно цены на акции компании в
последние годы упали в разы.

Надеемся, что этой
публикацией внимание армянских экологических экспертов будет направлено в
действительно рисковую сторону проекта и они более глубоко подойдут к оценке
возможного кислотного заражения Севана и его стоков в долгосрочной перспективе.
Будем также надеяться, что разумные экологические меры и экспертизы будут
внедрены в Армении для успешного развития ее горнорудной промышленности

Загрузка...
Loading...
��������...