29 Апрель, 2015 18:56

ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО МАЙ

Унылый сапожник,
которого я часто встречаю, когда пружинистым шагом спускаюсь со своего взгорка
в Норкском массиве к автобусной остановке, поглядывает на меня откровенно
завистливым взглядом. Чувствуется, даже работая вне зоны всевидящего ока
налоговиков, имеет он от своего дела больше моральное, нежели материальное
удовлетворение. Когда я как-то завязал с ним разговор, мои самые худшие
опасения подтвердились. Сапожник едва обеспечивает свою семью, кроме него
самого включающую еще жену и дочь, как говорится, хлебом насущным. А то, что на
него намазывается или накладывается – масло, сыр, колбаса или, дай бог, икра –
в доме чаще отсутствует, чем присутствует…

НЕСЧАСТНЫЙ
САПОЖНИК, КОТОРОГО ТО И ДЕЛО ПЫТАЮТСЯ
не мытьем, так катаньем вовлечь в налоговое поле, скоро
закроет свою скромную сапожную будку и "полной грудью" вольется в
армию безработных, и для этой армии первомайский праздник труда праздником
отнюдь не является – скорее, издевательством. От гарантированного права на труд
они избавлены новыми реалиями, важной составляющей которых является безразличие
государства к их судьбе либо его неспособность создать те условия, при которых
они самореализуются, найдут применение своим способностям и соответственно
свое, пусть и скромное, место под солнцем.

Хорошо еще, что мы не дошли до того состояния, когда в
Армении из экономики останется один туризм. И, конечно, спасительные недра.
Все-таки армянская экономика, как часто отмечают и наезжающие в республику
иностранные бизнесмены, несмотря на компактность и малые размеры, весьма
многообразна. Гости с удивлением для себя обнаруживают, что в небольшой по
территории стране имеется много всякого-разного. И для того, чтобы убедиться в
этом, далеко ходить не надо: буквально накануне в Ереване прошла 3-дневная
выставка Made in Armenia, на которой была представлена продукция порядка 300
отечественных компаний из десятков отраслей. Чего там только не было!

Присутствовавший на выставке министр экономики Армении
Карен Чшмаритян, говоря о жизнеспособности армянского народа, подчеркнул в
своей речи, что "важнейшим предусловием этого (жизнеспособности. – Ред.) выступает труд людей и созданный
в результате этого труда продукт, который и будет развивать нашу страну".
Слова, конечно, правильные, но и они сегодня многими будут восприняты как
пустая декларация, если не издевка.

ДА, У
ПРАВИТЕЛЬСТВА ИМЕЮТСЯ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ
, но вот когда знакомишься с ними, становится
очевидно, что по большому счету проблему занятости в стране они даже в случае
реализации не решат. Когда соотносишь объем требуемых для создания нового
хозяйствующего субъекта инвестиций и количество созданных в результате рабочих
мест, то часто выходит, что вложенный миллион долларов обеспечит работой…
одного-двух человек. Планируемые к открытию новые высокотехнологичные
производства, на которые будут потрачены миллионы и десятки миллионов долларов
США, с запуском, судя по их бизнес-планам, вполне обойдутся 20-30 работниками.
И очевидно, что общую ситуацию с занятостью они не переломят. А время
гигантских по меркам Армении предприятий с многотысячными персоналами, судя по
всему, ушло безвозвратно.

Вот и получается, что вся надежда на личную инициативу,
на малый бизнес. Но в стране, где хозяйничают монополии, поглощающие все и вся
и где "билет на рынок", как правило, имеет протекционистский
характер, а вложенные в бизнес средства вовсе не являются неприкосновенными для
недоброго рейдерского взгляда, малому бизнесу неспокойно. Так что от известного
в прежние времена лозунга "Мир! Труд! Май!" сегодня остался только
последний компонент, потому как мир хрупок, а труд зыбок (если вообще есть). Но
радоваться желающему трудиться человеку маю, который есть не более чем
естественный оборот природы, как-то не с руки. А вот обороту торговому
радоваться стоило бы, да не приходится – тем более, что крупные розничные сети
подавляют уютные небольшие магазинчики в шаговой доступности от дома, так что
малый бизнес вытесняется даже из последнего, традиционного своего пристанища.

Да, вся ставка на экспортных производителей, на новые
рынки. Профильные министры взывают к природной предпринимательской жилке армян
и призывают повнимательнее присмотреться к Китаю, арабскому миру, даже к
Африке. Когда автор этих строк спросил недавно у министра экономики Карена
Чшмаритяна, не далековато ли будет до черного континента, тот вполне резонно
ответил, что из Армении до Каира ближе, чем до Пекина. А Египет – это, как
известно, уже Африка. Несколько дней спустя появились сообщения, что уже чуть
ли не с середины года в страны Экваториальной Африки будут отправляться
произведенные в Армении медицинские шприцы. И делать их будут не 20-30, а целых
150 человек. Опять же не решение проблемы, хотя и нечто.

В КОНЦЕ КОНЦОВ, НЕ
ВСЕ ЖЕ МОГУТ БЫТЬ БИЗНЕСМЕНАМИ
, и далеко не все могут закончить с красным дипломом вуз
по специальности, имеющей отношение к информационным технологиям, потом еще
пару лет "натаскиваться" на квалифицированного программиста или
сисадмина (системный администратор. – Ред.),
и только в этом случае надеяться на то, что ИТ-компании станут рвать его друг у
друга, переманивая высокими зарплатами и прочими благами.

Сегодня даже в Греции (в меньшей степени в Испании)
уровень безработицы доходит до 27%, причем 60% соискателей на вакантные
должности – молодежь. (Напомним, что в период Великой депрессии в США уровень
безработицы подскочил только до 17%.) И
очень мрачными видятся перспективы тех, кто вынужден вступать во взрослую
жизнь… безработным, невостребованным, по сути никому не нужным. С Первым мая,
дорогие товарищи!

Загрузка...
Loading...
��������...