11 Апрель, 2015 22:36

Историки констатировали попытки властей России героизировать генерала Ермолова

Власти России предпринимают попытки героизировать генерала Алексея Ермолова, заявили участники презентации книги «А. П. Ермолов. Кавказские письма. 1816-1860». Жестокость действий генерала не позволяет жителям СКФО изменить отношение к нему, считают правозащитники.

Генерал от инфантерии (1818 г.) и от артиллерии (1837 г.) Алексей Ермолов являлся участником Кавказской войны, длившейся  с 1763 по 1864 год. Современные оценки деятельности А. Ермолова на Кавказе носят исключительно противоречивый характер. Восприятие Ермолова жителями кавказских республик в большинстве своем резко отрицательное. Его называют "кровавым генералом", палачом, карателем, и даже обвиняют в организации геноцида кавказских народов.

10 апреля в здании Международного "Мемориала" в Москве состоялась презентация книги «А. П. Ермолов. Кавказские письма. 1816-1860», выпущенной в конце 2014 года при участии Комитета гражданских инициатив в рамках совместного проекта редакции журнала "Звезда" и Европейского университета в Санкт-Петербурге.

В презентации, в том числе, приняли участие составители тома – проректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Галина Лисицына, ответственный редактор издания Яков Гордин, а также историки и правозащитники, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

«Раньше письма Ермолова публиковались с искажениями»

Всего в книгу было включено свыше 500 писем Ермолова, из них 200 ранее не публиковались, заявил ответственный редактор издания, главный редактор журнала «Звезда» Яков Гордин.

«В 19-м веке письма публиковались с искажениями, пропусками, вызванными цензурой, личными соображениями. И, разумеется, их не комментировали. Сейчас все письма сверены с оригиналами и прокомментированы. Так что это первое научное издание писем Ермолова», - сказал Яков Гордин.

Вместе с тем, по его словам, нельзя утверждать, что в книге представлены все письма Ермолова. «Известны не все адресаты, не найдены некоторые письма», - отметил главный редактор журнала «Звезда».

По его мнению, издание писем Ермолова «актуально для сегодняшней России», поскольку «Кавказская война до сих пор не закончена».

Яков Гордин отметил, что издание рассчитано не только на специалистов-историков. «Когда мы говорили в Комитете гражданских инициатив об этом издании, то Алексей Кудрин заметил, что было бы хорошо, если люди эту книгу пролистали, почитали и задумались (экс-министр финансов России Алексей Кудрин является одним из создателей Комитета гражданских инициатив, - прим. «Кавказского узла»)», - сказал Яков Гордин.

«Книга важна для изучения офицерского корпуса на Кавказе»

Действия Ермолова на Кавказе "являлись действиями европейца, попавшего в Азию" и "не желавшего понять, куда он попал", считает главный редактор журнала «Звезда».

«Он мыслил себя завоевателем Азии, потому и отпросился на Кавказ. Он не был маленьким солдатом большой империи, он был масштабнее империи, и она не могла переварить его проекты», - заявил Яков Гордин.

Книга показывает читателю «образ реального Ермолова», подчеркнула старший научный сотрудник Института российской истории РАН Людмила Гатагова.

«Он был неоднозначной личностью и полон самых противоречивых черт», - сказала Людмила Гатагова.

Сами «Кавказские письма» Людмила Гатагова охарактеризовала как «подвижнический труд и бесценный вклад в кавказоведение». «Эта книга поможет кавказоведам в их дальнейшей работе, поскольку из нее можно узнать о многих лицах, событиях и фактах», - заключила эксперт.

Между тем некоторые из деревень, лежащих на левом берегу Сунжи, за вероломство и мошенничество наказаны, и в сих случаях удалось убить более несколько людей и жен, нежели в сражениях; ибо не столько всегда удобно бегство. Генерал Ермолов, 1818 год.

С точкой зрения Людмилы Гатаговой согласилась доцент Российского государственного гуманитарного университета Лариса Цвижба.

«В книге мы видим его эмоции, которые обычно остаются за пределами исследований. В каждом письме говорится о назначениях, даются характеристики людей. Все это очень важно для изучения офицерского корпуса на Кавказе», - подчеркнула Лариса Цвижба.

Сборник писем дает богатый материал для размышления о том, почему «поколение Ермолова не смогло себя реализовать», заметил директор Государственного архива России Сергей Мироненко.

«Ермолов в первую очередь хотел внушать горцам страх»

В своих письмах Ермолов копирует «Записки о галльской войне» Цезаря и труды Тацита, заметил председатель совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

«Вот кому он хотел подражать — и что получилось? Почему при попытке строительства империи по чьим-то образцам на входе идут Цезарь и Тацит, а на выходе — не очень? Почему попытки организовать империю приводят либо к Третьему Риму, либо к Третьему Рейху? Эти письма — поучительная история человека, который пытался обрести власть и строить империю на жестокости. Новых Тацитов сейчас не видно, но понимание того, что нельзя строить империю только железом — это ясно», - сказал Александр Черкасов.

Из писем Ермолова можно узнать, что он считал жестокость по отношению к горцам «единственной линией, которую нужно применять», отметила старший научный сотрудник Института российской истории РАН Людмила Гатагова. «Это было его кредо — внушать горцам страх», - подчеркнула Людмила Гатагова.

Письма Ермолова оставляют впечатление «обыденности зверства» в ходе Кавказской войны, рассказал в ходе презентации книги член совета Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.

В одном из писем Ермолов с удовлетворением отмечал, что после постройки линии крепостей и оттеснения чеченцев в горы «голод более, чем сейчас, начнет производить опустошение», заметил Олег Орлов.

Олег Орлов процитировал письмо Ермолова генералу Закревскому, написанное в 1818 году. «Между тем некоторые из деревень, лежащих на левом берегу Сунжи, за вероломство и мошенничество наказаны, и в сих случаях удалось убить более несколько людей и жен, нежели в сражениях; ибо не столько всегда удобно бегство», - писал Ермолов своему подчиненному.

«Рациональной жестокости Ермолов научился у Суворова»

В свою очередь проректор Европейского университета в Санкт-Петербурге и составительница тома писем Галина Лисицына отметила, что «жестокость в ходе Кавказской войны была обоюдной».

«Набеги горцев на казачьи станицы и своих соседей гуманными не были, и отличались высокой степенью жестокости», - сказала в ходе презентации Галина Лисицына.

Это была расчетливая, чудовищная по своим методам, политика

Кавказ повлиял на мировоззрение Ермолова, на его выбор методов покорения горцев, подчеркнула Галина Лисицына. Система нападения горцев, предусматривавшая набеги на соседей, была реальностью, согласился с мнением Галины Лисицыной Яков Гордин.

«Однако была такая рациональная жестокость, которой Ермолов научился у Суворова, захватившему в 1794 году пригород Варшавы. Он тогда дал солдатам три дня на грабеж, а потом разрешил родственникам жителей прийти из Варшавы и посмотреть, что случилось — и Варшава сдалась без боя. Суворов считал, что он таким образом сохранил много русских и польских жизней. Ермолов делал то же самое в Дади-юрте. Это была расчетливая, чудовищная по своим методам, политика», - рассказал Яков Гордин.

Дади-Юрт (также Дада-Юрт, Дады-Юрт) — чеченское селение, полностью уничтоженное в ходе штурма русскими войсками 15(28) сентября 1819 года во время Кавказской войны, отмечается в опубликованной на «Кавказском узле» справке «Штурм селения Дади-Юрт в 1819 году». Сражение продолжалось большую часть дня и закончилось только тогда, когда все способные носить оружие чеченцы — общим числом не менее 400 человек — были убиты. На следующий день после штурма во время переправы через Терек 46 девушек из числа захваченных в Дади-Юрте, не желая подвергнуться в плену унижению и позору, бросились в воду и увлекли за собой конвоиров.

«Ермолов задумывался об изменении тактики на Кавказе»

Вместе с тем Ермолов постепенно приходил к мысли, что «голое насилие не решает проблем» и «стал задумываться об изменении тактики», подчеркнул эксперт.

«Так, к примеру, в инструкции, данной в 1826 году генералу Петрову, отправляемому в Чечню, он пишет, что главное — быть справедливым, поскольку чеченцы уважают справедливость», - заявил Яков Гордин.

Впрочем, по его мнению, апофеозом жестокости стало покорение Западного Кавказа в конце Кавказской войны.

«Это был настоящий геноцид. И если бы Россия признала его, то отношение адыгов к России изменилось бы, поскольку они сочли бы это восстановлением справедливости», - отметил Яков Гордин.

Кавказская война поставила адыгские народы на грань исчезновения. После войны и массовой депортации адыгов в Османскую империю на родине их осталось немногим более 50 тысяч человек. Власти России до сих пор не приняли решения о признании геноцида черкесов во время войны. 

«Ермолов сейчас включается в пантеон национальных героев»

В России в последние годы происходит «мемориализация памяти генерала Ермолова», считает главный научный сотрудник Государственного исторического музея Александр Смирнов.

«К 200-летию событий 1812 года, когда стали ставить памятники, именно Ермолов удостоился сразу двух конных памятников. В то время как игравшие более важную роль Барклай-де-Толли или Кутузов — только одного», - отметил Александр Смирнов.

В свою очередь Яков Гордин заметил, что популярность Ермолова «частично была делом его собственных рук».

«Он сам много сделал, был заметной фигурой и очень хорошо умел себя подать. Но на Северо-Восточном Кавказе его ненавидят, на Западном Кавказе практически не вспоминают. В остальной России Ермолов сейчас включается в тот пантеон национальных героев, который здесь пытаются создать», - заметил эксперт.

Памятник генералу Ермолову был установлен в Минеральных Водах Ставропольского края в октябре 2008 года. Этот памятник до сих пор вызывает неоднозначную реакцию у представителей различных национальностей Ставропольского края и всего Северного Кавказа. 22 октября 2011 года неизвестные осквернили памятник.

По мнению доцента Российского государственного гуманитарного университета Ларисы Цвижбы, некоторые исследователи «пытаются отрицать жестокости Кавказской войны», порождая «возрождение культа Ермолова». «Они говорят, что никаких жестокостей, никакого геноцида не было», - подчеркнула эксперт.

При этом, по ее мнению, «реальное продолжение ермоловской политики на Кавказе» пока не наблюдается».

«Те военные, которые стоят во главе республик, или новый полпред в СКФО (генерал-лейтенант, участник боевых действий в ходе первой Чеченской кампании Сергей Меликов, - прим. «Кавказского узла»), они менее самостоятельны, чем военные, который действовали в период Кавказской войны. Да и в современных реалиях осуществление этой политики невозможно», - сказала эксперт.

При этом, по словам Ларисы Цвижбы, память о Ермолове «остается актуальной только в России». «На Южном Кавказе о нем практически не вспоминают», - заключила Лариса Цвижба.

«В ряде регионов формируется культ героев Кавказской войны»

Ситуация в регионе, по сравнению  изменилась кардинально, считает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов.

«При всех плюсах и минусах нынешней российской политики на Кавказе, власти не реализуют политику Ермолова. Кроме того, я не думаю, что практика Ермолова сейчас в полной мере возможна. Ермолов воевал на Кавказе тогда, когда был четкий противник. Нынешнюю террористическую активность войной назвать нельзя», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Сергей Маркедонов.

Что касается отношения к памяти Ермолова, то сейчас происходит «такая же ситуация, как и с почитанием Сталина», считает эксперт.

«Это попытка использовать некий образ из прошлого под сегодняшние проблемы. Ермолова такие люди видят как железного человека, наведшего порядок на Кавказе. Не понимая, что тогда Кавказ был фронтирной территорией, а сейчас это территория России», - подчеркнул Сергей Маркедонов.

Это было его кредо — внушать горцам страх

В республиках Северного Кавказа генерала Ермолова воспринимают негативно даже на официальном уровне, обратил внимание эксперт.

«Это происходит и в Чечне, и в Дагестане. В Дагестане практически официальной точкой зрения являются строки Расула Гамзатова: «Не Русь Ермолова нас покорила/Кавказ пленила пушкинская Русь». Хотя, конечно, это довольно лукавые строки, поскольку Пушкин хорошо относился к Ермолову», - отметил Сергей Маркедонов.

С другой стороны, по его словам, в Ставропольском и Краснодарском краях, в Ростовской области «формируется культ героев Кавказской войны». «За пределами России память о Ермолове практически не выходит за пределы круга историков», - подчеркнул Сергей Маркедонов.

В 1990-х Ермолов был очень популярен среди воевавших в Чечне российских военных, отметил член научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. «Для них он тогда был чем-то вроде Суворова, Сталина или Кутузова»,- сказал эксперт.

Алексей Малашенко добавил, что он категорически не согласен с тем, что «ермоловские практики могут использоваться в настоящее время».

«Кроме того, изменилось отношение к противнику. Если для генералов 19 века было свойственно восприятие горцев как «достойного врага», то сейчас в мемуарах офицеров и генералов речь идет о «бандитах, против которых все средства хороши»», - заключил Алексей Малашенко.

Загрузка...
Loading...
��������...