6 Апрель, 2015 19:16

Этнограф о поведении женщин РПА

Женщины РПА провели ритуал в Цицернакаберде.

Этнограф, художница Лусик Агулеци считает, что мероприятий, посвященных 100-летию Геноцида армян, должно быть как можно больше, это повлияет на повышение уровня осознанности людей: “Есть люди, которые живут воспоминаниями, а некоторые живут только настоящим, одним днем, а воспоминания о прошлом не исчезнут у тех людей, которые осознаны и лучше представляют будущее”,- в беседе с корреспондентом “А1+” отметила г-жа Агулеци.

Мы поинтересовались у Лусик Агулеци, не принижает ли уместное и неуместное использование символа Геноцида армян – незабудки – смысла, заключенного в нем – “Помним и требуем”: “Это то же самое, что сказать, зачем для Нового года срубают зеленые ели или зачем накрывают столы. Все имеет свой смысл. Что-то должны сделать, чтобы доказать миру сделанное ранее, и добиться того, чтобы весь мир, человечество приняло это. Это все делается для высокого разума человека. Прошло сто лет, но люди все еще дикие”,- говорит она.

Напомним, что 4 апреля около 3000 женщин, в том числе вице-председатель НС Эрмине Нагдалян и депутаты от РПА, посетили Цицернакаберд. Их поведение в Цицернакаберде вызвало осуждение.

Этнограф серьезно не относится к осуждениям. Г-жа Агулеци в этом контексте отмечает, что траур также делу не поможет: “Они провели ритуал, ритуал отличается от траура, это разные вещи. Там захоронены не новоскончавшиеся, чтобы эти женщины пошли скорбеть. Ясно, что они должны были быть в таком настроении, чтобы смогли провести ритуал, то есть, чтобы почтить память, чтобы представить быль, чтобы люди узнали, для чего это было, чтобы начать процесс признания. Это все делается для начала процесса”,- подчеркнула Лусик Агулеци.

То есть вы считаете их поведение равноценным историческому событию и тому месту, где они находились. На вопрос нашего корреспондента этнограф ответила так: “Каждый по-своему пытается высказать свое слово, каждый в соответствии со своей специальностью пытается стать участником и показать то, что произошло. Я – художница, правда, я не пишу Геноцид, так как психологически это не пережила, не видела, но я потеряла страну, психологически связана с нашими корнями, культурой. Я тоже делаю национальные наряды, которые должна представить в Германии и Италии”,- отмечает она, добавив также, что если есть свободное слово, то возможно, чтобы каждый выражался бы своеобразно.

Загрузка...
Loading...
��������...