2 Апрель, 2015 3:54

ВАЛЮТА N

Итак, президент РФ
Владимир Путин уже второй раз за короткое время заявил о необходимости создания
валютного союза и координации монетарной политики стран Евразийского
экономического союза (ЕАЭС). Произошло это на недавней встрече президентов
России, Казахстана и Беларуси в Астане. "Мы условились с партнерами
продолжить координацию монетарной политики. Думаем, пришло время поговорить и о
возможности формирования в перспективе валютного союза. Работая плечом к плечу,
проще реагировать на внешние финансовые, экономические угрозы, защищать наш
совместный рынок". Это слова Владимира Путина.

БЕЛАРУСЬ,
КАЗАХСТАН, РОССИЯ, АРМЕНИЯ И МНОГИЕ ДРУГИЕ СТРАНЫ-НЕЧЛЕНЫ ЕАЭС
борются с давлением на курс
национальных валют, причем, по данным Евразийской экономической комиссии,
выставленным на сайте ЕЭК, национальная валюта Армении оказалась наиболее
"плавучей", устойчивой среди других нацвалют, ослабев по отношению к
американскому доллару только на 16,79%. Во всяком случае это по состоянию на
январь с.г. (по отношению к январю прошлого года) самая низкая девальвация
среди валют стран Евразийского союза (и не только их). Кстати, сегодня в тех
странах, где девальвация нацвалюты приняла размашистый характер, используют как
оправдательный жупел тот факт, что их национальные экспортеры получили
преимущество на внешних рынках перед экспортерами тех стран, где нацвалюту
удалось удержать от глубокого падения. При этом они старательно обходят гораздо
более важный фактор обнищания населения - тем более глубокий, чем более сильным
стало ослабление нацвалюты…

Продумывать "целесообразность и возможность"
введения в указанной евразийской интеграционной группировке общей валюты с
названием N будут национальные центробанки соответствующих стран. Между тем
Центральный банк Армении сообщает, что никаких предложений по этому поводу ни
от кого не получал и продолжает действовать, так сказать, в режиме
статус-кво.

О переходе на единую валюту нет, пардон за каламбур, ни
единого упоминания в каком-либо документе ЕАЭС. Переход на взаиморасчеты только
в национальных валютах (рубли, белорусские рубли, тенге и драмы) должен был
произойти только к 2025-2030 гг. Такое предложение содержится в проекте
развития платежных систем в ЕАЭС, одобренном странами союза в декабре 2014 г.
То есть, как следует из документа, даже через 10-15 лет в Евразии продолжали бы
ходить национальные валюты.

Сейчас почти половина платежного оборота между странами
ЕАЭС приходится на доллар и евро, что, разумеется, повышает зависимость союза
от стран-эмитентов валюты. Проект предлагает полностью отказаться от
использования доллара и евро в ЕАЭС.

Декабрьский проект также предполагает создание общего
платежного пространства для стран-участниц. Это позволит проводить платежи с
учетом совместимости национальных карточных систем. Речь идет о создаваемой
российской национальной системе платежных карт (НСПК), системе
"Белкарт" (Беларусь) и армянской Armenian Card (ArCa).

ОДНАКО ВСЕ ЭТО
ДАЛЕКО НЕ СОЗДАНИЕ ВАЛЮТНОГО СОЮЗА
с введением в обращение общей денежной единицы, в лучшем
случае – лишь необходимые шаги к тому. По крайней мере необходимость
координации монетарной политики в рамках ЕАЭС изначально была неизбежной,
поскольку трудно представить себе экономический союз, в котором каждая страна-участница
проводит собственную, самостоятельную денежно-кредитную и налогово-бюджетную,
фискальную политику. Таким образом, в этом предложении Путина ничего
сенсационного нет. Но совсем другое дело – общая валюта.

Сегодня в тот же Евросоюз входят 27 государств, но лишь
18 из них образуют еврозону, а остальные пока предпочитают сохранять
собственную валюту. От собственных валют, несмотря на 20-летний опыт
функционирования, не отказывается ни одна страна южноамериканского таможенного
союза МЕРКОСУР с общим рынком в 250 млн человек. Правда, в недрах союза
вынашиваются идеи введения единой валюты гаучо, однако для этого не установлены
даже примерные сроки. Эксперты отмечают большие трудности на пути реализации
этой идеи, так что и Бразилия, и Аргентина, и Парагвай, и Уругвай сохраняют
свои национальные валюты. Повторимся, это после двух 10-летий функционирования
МЕРКОСУР…

Кстати, как недавно заявил первый замминистра
экономического развития России Алексей Лихачев, "валютный союз в рамках
ЕАЭС можно создавать постепенно, на первоначальном этапе в него могут войти не
все страны ЕАЭС". Не знаю, как вам, а лично мне кажется, что если события
пойдут именно по этому сценарию, то в экономическом, но не в валютном союзе со
временем будут состоять две страны – Кыргызстан и Армения, которые, хотят они
того или нет, сохранят свои национальные валюты. Словом, вхождение в
экономический союз вовсе не предполагает создания еще и валютного союза. Но так
было до последних заявлений Путина…

А после них становится ясно, что процесс введения в
рамках ЕАЭС общей валюты может быть форсирован. Соответственно сроки тех
интеграционных мероприятий, которые изначально предусматривались в упомянутом
документе, могут быть резко сдвинуты в сторону ускорения, и через те же 10-15
лет никаких следов национальных валют стран-участниц ЕАЭС уже не останется. В
случае же, если Россия как ведущий член союза будет настаивать на возможно
скором переходе на единую валюту, то последняя может стать реальностью уже лет
через 5.

ДЕЛО В ТОМ, ЧТО
СОЗДАНИЕ ВАЛЮТНОГО СОЮЗА – ПРОЦЕСС СЛОЖНЫЙ
и от одних желаний отдельных лиц, даже если это
первые лица государств, не зависящий. В частности, на пространстве союза к
моменту введения единой валюты должна иметься высокая степень интеграции
различных рынков, в том числе финансового, а макроэкономические параметры
(дефицит бюджета, уровень инфляции, состояние платежного баланса и т.д.) -
находиться в максимально сближенном состоянии.

К примеру, если сегодня взглянуть на инфляцию в странах
ЕАЭС, то она разнится в разы! От двузначных значений в России и Беларуси до
вполне умеренных в Армении и Казахстане. И в таких условиях переходить на
единую валюту осмелится разве что умалишенный, так как это приведет к коллапсу
экономических систем всех стран союза. А сводить макроэкономические показатели,
так сказать, к единому знаменателю – задача сложная и достижимая в лучшем
случае в перспективе 3-5 лет.

Пока же ЕАЭС сталкивается с такими трудностями даже на
уровне, так сказать, первичной интеграции, так что говорить о введении единой
валюты может себе позволить разве что… Путин. Не случайно, что, "закинув
наживку" на саммите глав трех государств в Астане, российский президент
так и не дождался ни от кого от своих коллег хотя бы легкого обращения к столь щекотливой
теме. Лукашенко и Назарбаев на прямое приглашение в валютный союз тактично
промолчали…

Когда мы говорим о трудностях, так сказать, первичной
интеграции, то имеем в виду прежде всего оценки первых лиц государств,
высказанные в той же Астане. "Кризис 2007-2008 гг. был кризисом всемирным,
начавшимся с Соединенных Штатов Америки, - напомнил, к примеру, глава
Казахстана. - Теперешний кризис, особенно региональный и мировой, вызван резким
снижением цен на наши энергоносители и на наши товары. В связи с этим в 2014 г.
в Евразийском союзе тоже снизился товарооборот". Ему вторит Лукашенко:
"Каждый год нам приходится реагировать на какие-то вызовы. В данный момент
тоже есть определенные вызовы".

БЕСПОКОЙСТВО
НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАН НА ФОНЕ НЕБЛАГОПРИЯТНОЙ
мировой конъюнктуры цен на черное золото вполне
понятно. Казалось бы, на страны типа Армении это беспокойство не
распространяется и, более того, нам оно выгодно, поскольку позволяет получать
для своей экономики дешевеющие энергоносители (уже не говоря о невольном злорадстве,
которое испытываешь при виде экономических конвульсий другого нефтеносного
образования – Азербайджана). Однако в жизни, как и в экономике, не все так
просто и однолинейно: снижение цен на нефть больно бьет по России и
соответственно по нашим трудовым мигрантам в этой стране и мелеющим объемам
частных денежных переводов оттуда в Армению.

Понятны также и трудности первых месяцев функционирования
ЕАЭС. Совершенно прав глава Федеральной таможенной службы РФ Андрей Бельянинов,
который, находясь на днях в Ереване, высказался в том духе, что для
глубокомысленных выводов относительно эффективности ЕАЭС требуется "хотя
бы 8 месяцев". Так что вполне возможно, что в ближайшие месяцы новые
подходы, правила и механизмы в "шестеренках" новорожденного
экономического союза постепенно подладятся друг под друга и заработают в полную
силу. И тогда начнут сбываться оптимистические предсказания и оценки экспертов.

А согласно им,
напомним, потенциал роста ВВП России, Беларуси и Казахстана до 2020 года
составляет 25%. При этом экономика Армении может вырасти на 30%, а Кыргызстана
– на все 35%. Более существенный потенциал роста в Армении и Кыргызстане
эксперты связывают с программой реиндустриализации двух стран, чему, как
предполагается, активно поспособствуют учредители союза.

Загрузка...
Loading...
��������...