Никто не отождествляет преступника с Россией: вице-премьер Армении

315

Никто не отождествляет преступника с Россией: вице-премьер Армении


19:05, 31 Март, 2015

Отношения Москвы и Еревана «очень конструктивные». И хотя в диалоге двух стран иногда возникают проблемы, все они решаются в рабочем порядке. Даже убийство российским солдатом армянской семьи в Гюмри не привело к росту русофобии в обществе. В то же время отношения с другими соседями — Турцией и Азербайджаном — у Армении по-прежнему остаются крайне сложными. И в обозримом будущем ситуация вряд ли изменится, поскольку ни в Баку, ни в Анкаре нет для этого политической воли. Как сообщает Арменпресс, об этом в интервью «Ленте.ру» рассказал вице-премьер Армении Ваче Габриелян.

По его словам, отношения между Арменией и Россией очень хорошие, динамичные и «стратегически важные для нас».

«Да и для России, по-моему, они тоже важны, поскольку присутствие в нашем регионе имеет для Москвы большое значение. По ключевым вопросам у лидеров наших стран есть полное взаимопонимание», — отметил он.

На вопрос, означает ли это, что проблем между Москвой и Ереваном вообще нет, вице-премьер ответил: «Так не бывает. Если отношения живые, то какие-то проблемы есть всегда.

Например, если говорить о евразийской экономической интеграции, то тут проблема — это географическое положение Армении, не позволяющее ей сходу стать частью этого пространства. Нам нужны пути сообщения с остальными участниками союза. Скажем, есть пропускной пункт в Верхнем Ларсе (КПП «Верхний Ларс» на российско-грузинской границе обеспечивает единственную прямую наземную транспортную связь между Арменией и Россией ). Однако по ряду причин пропускная способность его весьма ограничена. Но это решаемая проблема. И в основном все наши сложности как раз такого, решаемого характера».

На вопрос журналиста о том, что Россия продает оружие Азербайджану — государству, с которым у Армении предельно напряженные отношения, насколько болезненна для Еревана такая ситуация, Габриелян ответил:

«Для Армении это очень серьезный вопрос. Оружие, которое Россия продает Азербайджану, может быть использовано против нас. Понятно, что Баку все равно покупал бы вооружение — если не у России, то у кого-то еще. С другой стороны, если бы Москва консультировалась с нами по поводу того, какое оружие продавать Азербайджану, а какое — нет, армянское общество относилось бы к этому факту намного спокойнее».

Далее отвечая на вопрос, поступает ли Россия, продавая оружие Азербайджану, не по-товарищески, вице-премьер отметил: «В некотором смысле — да. Народ спрашивает: «Кто наш союзник?» Этим вопросом задаются и государственные деятели, и простые люди. Много публикаций в прессе на эту тему. И когда наши политики встречаются с гражданами, вопрос о том, почему Россия продает оружие азербайджанцам, часто звучит. Так что повторю: консультации на эту тему будут очень полезны и помогут снять остроту проблемы».

Далее собеседники коснулись еще одного фактора, который, как по мнению журналиста, может отягощать отношения Москвы и Еревана — трагедии в Гюмри.  Убийство российским военнослужащим армянской семьи потрясает не только своей жестокостью, но и бессмысленностью.
«Я не могу говорить об этом, поскольку расследование еще продолжается. Официальная информация по этому делу поступает только от тех, кто непосредственно им занимается. Что же касается того, насколько убийство в Гюмри влияет на российско-армянские отношения, то могу вас заверить: никто не отождествляет преступника с Россией. К русским в Армении отношение очень хорошее.

Проблема в другом. Это не первый инцидент с российскими военнослужащими в Гюмри, хотя, безусловно, другие эпизоды были менее жестокими и менее резонансными. Поскольку такие происшествия происходят регулярно, у людей возникает вопрос: а все ли с этой базой в порядке, все ли там правильно устроено? После убийства в Гюмри антирусских настроений в обществе не стало больше, но чаще стали задавать вопросы о правовом статусе базы, о регулирующих ее деятельность законах, о юрисдикции.

Думаю, что суд над рядовым Пермяковым стоило бы провести в Армении, и сделать этот процесс открытым. Это не обычное преступление, в нем слишком много непонятного, нерационального. Общество должно знать все детали случившегося, чтобы не плодились слухи и домыслы, не шли разговоры о заговоре. С этой точки зрения суд на территории Армении был бы правильным решением», — сказал вице-премьер.

Отвечая на вопрос журналиста о Нагорном Карабахе и росте напряжения в зоне конфликта, Габриелян отметил: «Эта проблема связана с тем, о чем мы уже говорили, — покупкой оружия Азербайджаном. Баку постоянно подливает масла в огонь конфликта. А у Армении нет ни одной причины — стратегической, экономической, политической — для его эскалации.

Я думаю, что настоящей, полномасштабной войны не будет, поскольку для Азербайджана она закончится поражением. Но в то же время Азербайджану нужен образ врага. В этом нынешние власти видят способ мобилизовать и консолидировать население. Поэтому они хотят поддерживать постоянную напряженность на границе с Карабахом».

На замечание журналиста о том, что урегулирование карабахского конфликта станет возможным лишь после того, как в Азербайджане произойдут политические изменения, Габриелян ответил: «Да, мы так считаем. У Армении нет претензий к Азербайджану. Мы готовы к урегулированию. Нам не нужна эскалация. Если у Баку появится желание добиться каких-либо результатов мирным путем, мы готовы к переговорам в минском формате».

Коснувшись армяно-турецких отношений, вице-премьер Армении сказал: «Пока они складываются не лучшим образом. Анкара не заинтересована в возобновлении переговорного процесса, и я не вижу предпосылок к изменению ситуации. Мы открыты для диалога. Но не пойдем на нормализацию отношений ценой ущерба нашей истории, национальной идентичности или безопасности Нагорного Карабаха. У нас нет территориальных или каких-либо еще претензий к Турции, но мы не можем забыть геноцид. Смотреть в будущее — не значит забыть прошлое. Важно, чтобы подобное никогда не повторилось».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here