В ТЕАТР ПРИХОДИЛИ В ВЕЧЕРНИХ НАРЯДАХ…

274

Разговоры о засилье
рабиса и попсы уже набили оскомину. Им, кажется, нет конца. Да и как может настать
этот конец, если никто ничего не делает, чтобы остановить это страшное нашествие
бескультурья. В обществе солидных музыкантов, давно доказавших многолетним творчеством
свою состоятельность в жанре, зреет некий бунт. Вот и захотелось дать им
возможность высказаться.

Певец, барабанщик
и композитор, начинавший свою карьеру еще в оркестре К.Орбеляна, АРАМО (Арам
ГЕВОРГЯН) до сих пор является ведущим исполнителем на армянской сцене. Но
разговор в формате вопрос-ответ не получился. Он вылился в монолог, который и
представляем вниманию читателей.

— ХОЧУ НАЧАТЬ С
ТОГО, ЧТО РАНЬШЕ МУЗЫКАНТЫ БЫЛИ БОЛЕЕ ПРЕДАНЫ СВОЕМУ ДЕЛУ.
Ради новой записи мы могли
поехать к черту на кулички, потратить массу времени и сил, чтобы ознакомиться с
новинкой. Ради достижения хорошего звучания мы готовы были репетировать до
потери сознания, чтобы продемонстрировать свои музыкальные идеи, мы рисковали
студенческим и всякими другими «билетами». И публика была гораздо
требовательнее, чем сейчас. Каждый концерт становился событием как для
исполнителя, так и для слушателя. Приходили подготовленные люди, знающие, куда
идут и что будут слушать. Прийти в театр на концерт в джинсах и кроссовках было
стыдно. Хорошо помню, что на концерты Государственного эстрадного оркестра люди
приходили в костюмах, в вечерних платьях. Атмосфера вокруг искусства была
другая. Ни один музыкант не позволил бы себе прийти неготовым к выступлению.
Даже так называемые халтурки и то тщательно готовились. Конечно, и тогда были
недобросовестные артисты, и тогда существовал совсем уж легкий жанр. Но все
знали свое место. Халтурщики играли в привокзальных ресторанах для хмельной
публики, а те, кого сегодня называют «рабис», — на свадьбах и на
выездных пикниках, где особенно заботиться о технике исполнения и не нужно
было. И это было нормально. Кто хотел слушать музыку — приходил в концертный
зал или включал радио, телевизор. А кто хотел выпить-закусить и ему нужно было,
чтобы «что-то играло», шел в соответствующие места.

Потом наступили другие времена. Приличные музыканты, не
нашедшие в тот момент понимания и возможности нормально жить и творить,
разъехались, а так как свято место пусто не бывает, его заняли буквально
выпрыгнувшие из тени те самые халтурщики и их последователи. Не встречая
никакого сопротивления со стороны резко уменьшившейся в количестве
интеллигенции и ответственных за культуру людей, эти халтурщики расплодились и
заняли чуть ли не всю нишу, отведенную нашей музыке. Если раньше, чтобы
выступить с какой-либо программой, музыканты ее долго готовили, потом
представали перед суровой комиссией, следившей, чтобы ничего лишнего себе
музыканты не позволяли, то после перестройки на экраны телевизоров, в
радиоэфиры, на сценические площадки ринулись тысячи недоучек. Все те, кого
долгие годы не пускали на эти самые площадки. Появились горе-продюсеры,
почуявшие запах денег, и они стали выводить в люди этих самых халтурщиков и,
естественно, их пропагандировать. Все это постепенно приучало людей к
низкосортной музыке. Ведь если целый день вокруг тебя звучит такая музыка, ты к
ней привыкаешь. Это происходит и в отношении еды и одежды.

ПОСМОТРИТЕ — НАША
МОЛОДЕЖЬ С УДОВОЛЬСТВИЕМ УЖЕ ЕСТ ГАМБУРГЕРЫ
и носит одежду, созданную в турецких подвалах. И
ничего, уже никто не морщится. Более того, кто-то уже пытается найти в этом
некий шик. Давно известно, что люди слушают то, что им преподносят. А этим
заняты наши теле- и радиоканалы, развлекательные сайты. Неучи пишут песни,
неучи их поют, такие же «самоделкины» делают под
«туретчину» и «арабыстан» аранжировки, и все это идет в
эфир. А потом еще и снимают «роскошные» клипы в дубайских гостиницах,
на яхтах или на улицах Глендейла. Все это делается на коммерческой основе и
исходя из коммерческой выгоды. Никакой морали или духовности. Главное, чтобы
купили.

На все эти записи и клипы, раскрутки нужны большие
деньги. К сожалению, у нас, артистов старшего поколения, в массе своей таких
денег нет. Вот и получается, что нас нигде не крутят и не показывают (мне на
одном канале как-то сказали: «У вас медленные и грустные песни, а нам для
эфира нужны веселые»). Зато в избытке стонущие от любви и обязательно в
эффектных платьях девушки и красавцы-парни на «мерседесах» или на
пляже. О чем они поют, каков смысловой и музыкальный уровень этих песен, уже не
важно. Главное — кто-то заплатил деньги. Молодежь все это принимает за чистую
монету, старается походить на этих красавцев и красавиц, платит деньги и
впитывает всю эту в прямом смысле заразу. И подобно раковой опухоли, она
распространяется повсюду.

Кстати, об образовании. Чтобы как-то остановить поток
этого безобразия, детей надо учить хорошему, правильному, по-настоящему
красивому. Кто слушал, что поют дети в детских садиках, на школьных утренниках?
Кто пишет им эти песни, кто заставляет детей петь и плясать в уродливых и
откровенных костюмах, изображая Кармен или девушек из гарлемского гетто? И это
показывают по ТВ!

Конечно, во всем происходящем есть и наша вина, артистов
старой школы. Мы сдали свои позиции практически без боя. Понадеялись на
традиции и мудрость народа. Если не принять серьезных официальных мер, то
ситуация дойдет до точки невозврата уже очень скоро. Кто-то однажды выдал перл,
что рабис — это ответвление народной музыки, что «люди этого хотят»,
и теперь все эти организаторы и продюсеры, ссылаясь на эту теорию, проталкивают
рабис. А еще появился и прижился у нас так называемый русский шансон. И теперь
армяне, в массе своей плохо говорящие по-русски, почему-то слушают российский
тюремный блатняк. И будут слушать — ведь у нас транслируют русские каналы,
специализирующиеся на этой музыке.

6/8 — ЭТО ВСЕГО
ЛИШЬ МУЗЫКАЛЬНЫЙ РИТМ, А ШАНСОН
в своем основном значении великолепный жанр. Но вот
когда его выставляют в другом свете, придают ему другое значение, он наносит
большой вред. Это все надо остановить. Требуется особая образовательная
программа эстетического воспитания детей, пропагандирующая лучшие образцы
армянской и мировой культуры. У нас в эфире серьезное искусство (классика,
джаз, фольклор) составляет всего лишь 5-10%, все остальное время в наши уши
вдалбливают откровенно коммерческую попсу и другие безобразия. Ведь понятно,
что 95% людей из шоу-бизнеса, чтобы скрыть свои несостоятельность и душевную
пустоту, используют огромное количество спецэффектов.

Выскажу, может
быть, не очень популярную идею, но, считаю, чтобы исправить ситуацию, нужно
ввести некую цензуру. Меня спросят: «А кто и по каким критериям будет
определять, что хорошо, а что плохо?». Это действительно трудно. Но ведь
есть люди, талантливые, честные, искренне болеющие за нашу культуру. Вот их и
надо привлечь к такой деятельности. Надо поддерживать артистов, предоставляя им
некий грант, как это делается в науке. Если госкомиссия примет проект, значит
артист получит возможность реализовывать свою задумку — записать альбом, снять
клип или дать концерт…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here