АРАМ АРСЕНЯН ПОРАБОТАЕТ ГЮМРИЙСКИМ ТАКСИСТОМ?

329

В 2013 г., когда команда
С.Баласаняна приняла бразды правления гюмрийской общиной, в городе насчитывалось
145 тыс. жителей, сегодня же — 114 тыс. Гюмрийцы покидают родной город уже без всякого
сожаления, более того, проклиная себя за то, что 27 лет надеялись на чудо возрождения.
Гюмрийские реалии ухудшаются в геометрической прогрессии…

27 февраля на центральной
площади Вардананц вновь было многолюдно: гюмрийцы, занимающиеся частным
извозом, своими машинами запрудили проезжие части, разбившись на группы,
обсуждали свои требования правительству.

ИМ ИЗ ОФИЦИАЛЬНЫХ
ИСТОЧНИКОВ СТАЛО ИЗВЕСТНО, ЧТО С 1 МАРТА ВОДИТЕЛЯМ,
занимающимся частным извозом,
надлежит ежемесячно выплачивать государству налог в размере 12 тыс. драмов,
установить в своих машинах счетчики, а по истечении месяца поехать в Ереван для
снятия их показателей, естественно, для того, чтобы заставить водителей
раскошелиться в пользу государственной казны.

Участники пикета не желают раскошеливаться, и на это у
них немало причин: машины для них не роскошь, а средство для существования их
семей (согласно существующему положению, семьи, имеющие собственную машину и
получившие квартиру в кварталах Ани и Муш, лишаются семейного пособия по бедности,
так что в данном случае рассчитывать на государственную поддержку не
приходится). Возможно, для ереванских таксистов 12 тыс. драмов — пустяк, они в
течение месяца зарабатывают 150 тыс. драмов, а, может, и больше, таксисты же
Гюмри и Ширака из-за стремительного оттока и нищания населения за день
зарабатывают 1,5-2 тыс. драмов, использованные машины, приобретенные и
подаренные им состоятельными зарубежными родственниками, часто выходят из строя
(улицы и переулки города в ухабах и ямах), нет денег, чтобы их отремонтировать.
Если правительство будет настаивать на своем решении, покинем родину и мы,
говорят пикетчики.

Они потребовали, чтобы городская мэрия и областная
администрация озвучили в правительстве их доводы и аргументы и пригласили в
Гюмри для встречи с ними министра транспорта и связи РА Гагика Бегларяна.
Единственным «политическим» заявлением (да и то с натяжкой!) можно
считать следующее требование таксистов: пусть правительство оставит нас в
покое, оно обязано было обеспечить нас рабочими местами, мы бы с радостью
работали на заводах и фабриках и не занимались частным извозом, не надеясь на
государство, мы сами создали себе рабочие места, так что оно не имеет никакого
морального права облагать нас налогом.

Марзпет Ширака Феликс Цолакян созвонился с Г.Бегларяном,
было решено, что на встречу с гюмрийскими таксистами приедет заместитель
министра Арам Арсенян. Для гюмрийских таксистов понедельник оказался не только
тяжелым днем, но и днем печали и крушения последних надежд.

А.АРСЕНЯН, ПРИБЫВ
В ГЮМРИ, ПОЧЕМУ-ТО ОБОСНОВАЛСЯ В МАРЗПЕТАРАНЕ,
хотя его встреча с людьми должна
была состояться на центральной площади города. Гюмрийцы оказались
несговорчивыми, потребовали, чтобы замминистра явился к ним и прилюдно объявил им
о возможных уступках правительства. А.Арсеняну пришлось удовлетворить это
требование. Он вышел к людям, выразил им свою любовь и уважение к Гюмри и
гюмрийцам, предложил собравшимся провести переговоры в городской мэрии. 40
таксистов и местные журналисты поднялись в конференц-зал.

Кроме марзпета Ширака Ф.Цолакяна, мэра Гюмри
С.Баласаняна, первого заместителя министра транспорта и связи РА А.Арсеняна в
зале присутствовали и заведующие отделами министерства, которым надлежало дать
необходимые разъяснения по поводу интересующих вопросов, так как А.Арсенян
всего 18 дней назад как был назначен первым заместителем министра. Впрочем,
вскоре стало ясно: на этот раз правительство решило не идти на попятную.

Водители представили Арсеняну свою петицию министерству и
правительству, изложили свои доводы и аргументы. После каждого выступления к
недоумению присутствующих А.Арсенян с ужасом восклицал: «Я здесь не для
того, чтобы выслушивать политизированные речи, а для того, чтобы вместе с вами
прийти к общему знаменателю. Говорите по существу!» Наверное, вовсе нечего
было сказать в ответ. Впрочем, таксисты однозначно заявили ему, что не в
состоянии платить налог.

Арсеняну все постулаты таксистов казались
несущественными: плати — и все! (кстати, правительственным решением ереванские
таксисты облагаются налогом в 12 тыс. драмов, а для таксистов 49 городов
Армении определен налог в размере 8 тыс. драмов). Не принял он и предложение
дифференцировать подход к Гюмри и Ширакской области, на государственном уровне
признанным самыми бедными в Армении. Тогда ему предложили всего недельку
поработать в Гюмри таксистом — может, тогда он поймет, почем фунт лиха? Может,
согласится?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here