А.С. Пушкин в лучах азагитпропа

173

576183361С началом Арцахского движения, в 1988 году, все заборы некогда интернационального Баку были расписаны вдруг получившей широкую известность фразой из поэмы А.С Пушкина “Тазит”: “Ты трус, ты раб, ты армянин”. Только представьте себе, насколько «высокоинтеллектуальная» шпана была в АзССР, если на заборах, вместо неприличных слов, писала цитаты Пушкина. На высоте оказалась и славная азербайджанская интеллигенция. Писатели, учёные, общественные деятели всех мастей, в многочисленных статьях, выступлениях и даже академических работах стали на все лады приводить эту цитату, как неопровержимое доказательство того, что армяне очень плохой народ. Удивительно, но и сегодня эта цитата эксплуатируется с той же целью и с тем же энтузиазмом. Если цвет азербайджанской интеллигенции, уподобляясь пишущей на заборах (а ныне и в Инете) шпане, в течение 26-ти лет размахивает таким “убойным” аргументом антиармянской пропаганды, то чем эта интеллигенция отличается от этой шпаны?

За все прошедшие годы ни повзрослевшие заборописцы, ни их старшие единомышленники, составляющие цвет азербайджанской интеллигенции, ни подрастающее новое поколение, так и не постигли суть выдающегося произведения А.С. Пушкина. Иначе они бы знали, что эти слова разгневанный разбойник Гасуб “возопил” своему сыну Тазиту, за то, что романтичный юноша-поэт посчитал бесчестным убить и ограбить купца, ехавшего без охраны, и отказался убить убийцу своего брата, потому что тот был “один, изранен, безоружен”. Тазит, встретив беглого раба, не убил и его, а дал ему свободу. Подобное благородство сына было воспринято потомственным разбойником Гасубом как проявление трусости. По его мнению, на такие “недостойные” настоящего мужчины поступки способен только армянин.

Однако пропагандистской шпане Азербайджана удобно и выгодно считать, что Пушкин этой фразой обругал армян. Видимо, интеллектуальный уровень закавказских турок не позволяет им отличить прямую речь литературного персонажа от мнения самого автора произведения. Этому, скорее всего, способствует то обстоятельство, что ментально позиция Гасуба близка мировоззрению закавказских турок. Не случайно трусливый и подлый ночной убийца, зарубивший топором спящего сокурсника, официально признан национальным героем Азербайджана и удостоен президентом этого искусственного образования государственных почестей и наград.

Один из тусклых светочей азагитпропа – некий Заур Нурмамедов, в миллионный раз размахивая этой цитатой, нудно повторяет, что “Эти слова как нельзя характеризуют поведение армян”. И, как ему кажется, высмеивает армян за то, что “…армяне считают, что Пушкин, наоборот, восхваляет их в этой поэме, сравнив своего героя Тазита с армянином, не способным убить безоружного врага. Иными словами, армяне являются смиренными, кроткими и незлобивыми созданиями”.

Так, сам того не понимая (ограниченность интеллектуальной планки не позволяет), азербайджанский журналист разъяснил своим соплеменникам истинный смысл пушкинской цитаты. Не успокоившись на этом, сей неутомимый литературовед советует армянам “…почитать стихотворения Пушкина «Теснится средь толпы еврей сребролюбивый…” и «Черная шаль». Что же, иногда можно последовать совету неуча, что мы и сделаем:

Теснится средь толпы еврей сребролюбивый,
Под буркою казак, Кавказа властелин,
Болтливый грек и турок молчаливый,
И важный перс, и хитрый армянин —

По “компетентному” мнению новоявленного “пушкиноведа”, определением “хитрый армянин”, Пушкин выразил своё неуважение к армянам. Как говорится, каждый понимает в меру своей грамотности и воспитания.

Слово “хитрый” в эпоху Пушкина (да и сейчас тоже), означает еще и искусный, изобретательный, а армяне всегда и везде славились искусными ремесленниками. И хотя существует красивая русская пословица “голь на выдумки хитра”, то есть изобретательна, азербайджанские пропагандисты невольно подтверждают, что к умственной голи эта пословица не имеет отношения.

Второе стихотворение – Черная шаль”, это рассказ влюблённого в молодую гречанку неудачника, который с горечью вспоминает:

В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.
Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел
Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.
Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!

Очевидно, что в понимании Нурмамедова и его коллег из азагитпропа, лобзать деву, а не мужика, это, конечно же, страшное преступление. Ну а живописную сцену кровавой расправы Нурмамедов, видимо, воспринял, как желание самого Пушкина расправиться с армянами. Что же, учитывая специфическую ориентацию и менталитет Нурмамедова, ход мутного потока его сознания, можно понять. Характерно, что вся лживая антиармянская пропаганда, исходящая лавиной злобы и тупости из Азербайджана, строится на таких же “убедительных” аргументах. Эта пропаганда, конечно, может произвести впечатление на несведущего и не научившегося думать обывателя, но у грамотного и мыслящего человека она может вызвать только смех и презрение к её творцам, мораль которых не отличается от морали разбойника Гасуба.

Бениамин АРУСТАМЯН
«Восканапат»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here