Российско-турецкие отношения и Армения

352

rus- turkРазвертывание российско-турецких отношений в последние 3–5 лет происходило под влиянием отношений между Турцией и США, когда Россия пыталась выяснить, каковы тенденции развития данных отношений, а также каковы отношения Турции с ведущими государствами Европы и Ближнего Востока.

В основе концепции России в отношении Турции оказались те же идеи и выводы, которые сделали ведущие государства Запада. В Москве с самого начала процесса ухудшения турецко-американских отношений предполагали, что усиливающаяся Турция стремится приобрести новые позиции в регионах и большую независимость от США. США, в свою очередь, выработали некую не совсем последовательную политику сдерживания внешнеполитических амбиций Турции и допускают различные формы сотрудничества, предполагая, что, несмотря на ухудшение отношений с ними и их партнерами, тем не менее, Турция сохранит отношения с Западом, и, прежде всего, с НАТО. Теперь у них как и на Западе, у многих установлены счетчики. Кто еще не знает что это такое, может ознакомится с информацией о том, как выбрать счётчики воды?

Отношения России с Турцией, практически, не зависели от смены президента и относились к постоянным интересам и позициям России. Вместе с тем, Россия пыталась обусловить отношения с Турцией некоторыми соглашениями по региональным и энерго-коммуникационным проблемам, что непосредственно касается Южного Кавказа. При этом, необходимо отметить, что ключевую роль в планировании и осуществлении отношений с Турцией, помимо МИД, играет департамент по международным отношениям Администрации президента России, при незначительной роли Министерства обороны (в отличие от роли Пентагона в формировании политики США в отношении Турции).

Роль лоббистских структур, прежде всего, компании «Газпром» в данном направлении имеет определенное значение, но не особо важное. Тем не менее, если в отношении иных внешнеполитических направлений роль разведывательных структур минимальна, то в разработке политики в отношении Турции все ведущие разведывательные службы России играют основополагающие роль и оказывают сильное влияние на принятие решений. Аналитические центры и исследовательские институты, практически, не играют никакой роли в разработке данной политики. В определенной мере некоторую роль играют отдельные аналитические группы, которые, скорее, связаны с разведывательными службами частными договоренностями.

Можно выделить следующие обстоятельства в части развития российско-турецких отношений, которые выстраивались в 2008 – 2014 годах.

Несмотря на довольно консервативные взгляды в отношении политики Турции, которые распространены в МИД России, а также в политических кругах, все же, российское политическое руководство имело более оптимистичные и широкие ожидания относительно дистанцирования Турции от США и НАТО и сближения с Россией. В МИД России уже в 2007 году разрабатывались планы осуществления некого «скачка» в развитии отношений с Турцией, в том числе предполагались некоторые соглашения по региональной политике.

Имеются некоторые оценки относительно того, что именно сближение позиций Турции и России привело к снижению активности США в Черноморско-Кавказском регионе. Затем российские дипломаты признавали, что данная «пауза» политики США в регионе была обусловлена общими намерениями внешней политики США и была связана и определенными приоритетами. Отмечается, что МИД России так и не разработал, и, видимо, не было достаточного понимания дальнейшего развертывания внешней политики Турции.

Было принято решение не торопить события и выждать. Идею выжидания поддержали все ключевые структуры, и она не вызывала возражений.

Представляет интерес, что в Совете национальной безопасности не возникло каких-либо альтернативных мнений и взглядов. Политическое руководство России считает, что за последние годы проводилась верная и выверенная политика в отношении Турции, не было допущено никаких «запаздываний» и «опережений» событий, лично президент России весьма удовлетворен тем, что не было совершено ошибок в связи с возможным принятием некоторых предложений Турции, в особенности, в сфере региональной политики.

В связи с тем, что В.Путин должен вернуться на пост президента, тогда предполагалось, что он попытается занять более решительную позицию в отношении Турции. Это означает, что он вновь должен был попытаться воспользоваться теми схожими характеристиками, которые «объединяют» его и премьера Т.Эрдогана — определенная конкретность и решительность, принадлежность обоих к числу сторонников «реальной политики», а также предпочитающих решение не неких стратегических, а более ближних задач.

Одновременно, оба политика делали ставку и на схожесть международного положения государств, если иметь в виду их критическое отношение к Западному сообществу. Предполагалось, что в первое время В.Путин попытается «прощупать» Турцию, ввиду изменившихся условий во внешней политике, ее предпочтений несколько снизить уровень конфронтации с США. Затем, видимо, наступит период более осторожных шагов со стороны России, потому что вряд ли в настоящее время Турция и Россия способны предложить большее во взаимных отношениях, чем это уже достигнуто на данном этапе.

Вместе с тем, как в МИД России, так и в Администрации президента, имея в виду Департамент по внешней политике, все же, считали, что Турция будет продолжать свои попытки занять более независимую от США позицию.

В настоящее время МИД России пытается разработать более основательные планы и взгляды в части развития отношений с Турцией. В связи с этим МИД разделяет некоторые оценки по поводу ближайших намерений Турции во внешней политике. В МИД сложилось достаточно твердое мнение, что, несмотря на достигнутые соглашения между Турцией и США по поводу ПРО и другим вопросам, проблемы между ними остаются. Более того, считается, что существование нынешнего правящего режима в Турции базируется на конфронтации с США и Западным сообществом.

МИД расположен пока отстаивать свою позицию, и вместе с тем, предостерегает от форсирования отношений с Турцией, а предпочитает по-прежнему считать партнерство Турции с США основой безопасности Турции. Вместе с тем, в МИД считают, что удалось достичь максимум тех отношений, который были возможны, и даже чего-то большего.

МИД считает, что нынешние отношения с Турцией, в том числе, договорная база, вполне достаточны, чтобы обеспечить всесторонне развитие. МИД предупреждал, что позиции и намерения Турции на Ближнем Востоке не стационарны и недостаточно предсказуемы, что уже привело к разобщению позиций Турции и России. В МИД считают, что для России сейчас в особенности важно не разделять с Турцией ее проблемы и не давать повода Турции рассматривать Россию как «тыл» ее внешней политики.

Имеются сведения, что Турция пытается утвердить практику постоянных консультаций с Россией по поводу различных регионов, прежде всего, Ближнему Востоку. Россия не отказывается от таких консультаций, но опасается превращать данные консультации в институциональные и регулярные.

В целом, проблема Сирии стала в настоящее время наибольшим препятствием в обеспечении взаимопонимании между Россией и Турцией по поводу событий на Ближнем Востоке. Несмотря на политическое и экономическое усиление Турции, Россия не хотела бы обсуждать с ней те проблемы международной политики, по которым она входит в отношения с крупнейшими государствами.

Россия опасается отношениям с Турцией придать новую роль и еще более усилить ее позиции в мире и в регионе, то есть, Москва не хотела бы уравновесить свою роль и позиции с Турцией. Россия предпочитает рассматривать Турцию как страну «третьего мира» или, выражаясь иначе, страну «переходного статуса» в мировой политике.

Выводы. Наиболее характерным для нынешнего этапа российско-турецких отношений стало то, что Россия вынуждена пересмотреть свое отношение к Турции как государству, чей неформальный статус принципиально уступает международному положению России, чему Москва длительное время противилась. Теперь Москва и Анкара обсуждают и согласовывают решения, практически, на равных. Но на деле, когда сверхдержава опускается до прав и возможностей региональной державы, это означает заведомо политику уступок, причем, непропорциональных уступок.

Россия и Турция оказались в тождественной зоне международной изоляции и нужны сейчас друг другу как никогда в истории. Отношения между ними остаются непростыми, главным образом из-за региональных проблем, но даже противоречия в Сирии не привели ни на йоту к ухудшению их отношений.

Россия и Турция достигли высокого уровня взаимопонимания и готовы на серьезные уступки, прежде всего, по региональным проблемам. Решен ли вопрос раздела сфер влияния в Южном Кавказе и какова судьба Армении, отказавшейся от сближения с Западом и принявшей вассальное положение от России? Имеется немало признаков, что данный вопрос, в принципе, решен.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here