Сжимая ручку Parker, или Судьба земляного червя

139

11Паноптикум

По особям, пополняющим нестройные ряды этнических ренегатов, разменявших свою совесть на миску похлебки, нефтяные подачки да пахучие медальки от фонда Гейдара Алиева, можно запросто изучать психологию предателей и механизмы превращения человеческого существа в добровольного изгоя. Пути попадания на эту стезю у всех ренегатов разные, но все они в итоге становятся похожими друг на друга, как земляные черви после дождя, у которых, как известно, функции головы вполне может исполнять задница.

Сегодняшний герой рубрики «Паноптикум» в поля нашего зрения попал недавно. Почему – это станет ясно из дальнейшего повествования. Однако данный субъект даже среди остальных ренегатов и самовыдвиженцев в предатели стоит особняком. Наверно потому, что многие годы, подобно вышедшей в тираж старой проститутке, пытается продать себя хоть какому-нибудь клиенту. Но все тщетно.

Итак, знакомьтесь: Александр Фоменков. Сегодня называющий себя российским зооф… извиняюсь, азербайджанофилом.

Уроженца российского Таганрога, беспринципного и готового на все ради денег, судьба однажды забросила в Азербайджан. Там, привычно приняв на грудь спиртного, на трассе Баку-Ростов Фоменков стал виновником дорожно-транспортного происшествия со смертельным исходом. Жертвами пьяного таганрожца стали трое закавказских турок. Потом были суд, приговор Сиазаньского суда – 12 лет лишения свободы и заключение в азербайджанской тюрьме, где отношение надзирателей и сокамерников к убийце собственных соплеменников в излишних комментариях не нуждается.

К счастью для Фоменкова, через два года отсидки отбывать дальнейший срок он был выслан в Россию, где еще через год столь же счастливо попал под амнистию.

Почему-то посчитав, что сможет выгодно себя продать в качестве невинного узника азербайджанских застенков, Фоменков направляется в Армению, где предлагает свои пропагандистские услуги. В качестве доказательства серьезности своих намерений демонстрируя разухабистое открытое письмо в адрес Ильхама Алиева, снабженное говорящим заголовком «Проснись, Баба, твои наглеют» и подзаголовком «Президент Азербайджана Ильхам Алиев объявляет России войну?» Вот строки из этого «крика души» (орфография и стилистика автора, включая заглавные буквы и выделения в тексте, здесь и далее сохранены – П.):

«Будь в русском письменном языке знак, обозначающий «блеф», я бы именно его тут поставил. Ибо только таким знаком можно дать определения тому, что говорил на церемонии открытия Губинского комплекса президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Но не только о возращении Карабаха говорил там Ильхам Алиев! Оказывается, одними этими территориями Азербайджан уже не удовлетвориться! Цитирую: «Наши исторические земли – это Иреванское ханство, Гейчинский, Зангезурский махалы. Наступит время, мы будем жить и там. Я верю в это, уверен в этом. Для того, чтобы достичь этого, каждый из нас должен приложить свои усилия, каждый из нас должен своими делами приближать этот священный день».

А как же, господин президент, разглагольствования о признании нерушимости границ принятых в ООН осколков СССР? Армению ведь на таких же принципах, что и Азербайджан, в Международное сообщество принимали. К тому же между Арменией и Россией заключен договор о взаимной безопасности, который подразумевает незамедлительное вмешательство со стороны России в случаи вооруженного нападения на нее.

Вы что, Ильхам Алиев, Россию в расчет совсем уже не берете? Вы нам войну объявляете? Да не нужен Ильхаму Алиеву Карабах в составе Азербайджана!!! Не нужен!!!

Я с полной ответственностью заявляю: такой ненависти по отношению к армянам, как та, которая брызжет сегодня со страниц и в эфире проправительственных азербайджанских СМИ, я не наблюдал. Армянофобия сегодня есть главная составляющая политики Ильхама Алиева и его команды.

В последние время даже в азербайджанском парламенте непрестанно звучат призывы проверять на чистоту азербайджанской крови всех госчиновников и депутатов Милли Меджлиса. Лица, заподозренные в симпатиях к армянскому народу, подвергаются жесткой социальной обструкции.

Ярким тому примером служит истерия развернутая аз.властями после выхода в свет романа выдающегося азербайджанского писателя Акрам Айлисли «Каменные сны». (Вот именно благодаря таким людям, как Акрам-муаллим, во мне теплятся надежды на то, что не все еще для Азербайджана потерянно.)

Именно на государственном уровне происходит сегодня героизация Рамиля Сафарова, зарубившего в Венгрии спящего армянского офицера.

Ильхам Алиев сознательно насаждает армянофобию в умах и сознании граждан управляемого им государства и в азербайджанской диаспоре по всему миру. Вот так и будет алиевский клан год за годом мозги оболваненному им народу пудрить, покамест всю нефть из недр Азербайджана не выкачает. Но, сдаётся мне, он снова здорово заигрался.

После присоединения Крыма к России вопрос о статусе Нагорного Карабаха будет окончательно решен. В пользу армян. Вряд ли в Баку этого уже не поняли. Довыпендривались…
И не вздумайте войну начать!!! Вообще все потеряете».

Однако в Армении Фоменкова ожидало горькое разочарование: говорливый уголовник с непомерными амбициями, требованиями денег и инвалидностью, выписанной тюремным проктологом, ничего, кроме брезгливости, у армян вызвать не мог.

В очередной уже раз обиженный в лучших чувствах — теперь уже на армян — Фоменков направляется обратно в Россию, просить работы и пристанища у собственных соотечественников. Однако и здесь ему дают от ворот поворот. Более того, ставят на учет, как человека, разжигающего межнациональную рознь.

Тогда Фоменков вспоминает, что за два тюремных года в Азербайджане под пинками сокамерников вынужденно овладел несколькими фразами из языка закавказских турок. И направляет стопы в офис Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России «Азеррос». Заготовленный заранее словесный набор наготове: лошадиные дозы лести да жалобы на алиевский режим. Но вот незадача — Фоменкову и тут указывают на дверь. В расстроенных чувствах обиженник отправляет очередную партию открытых писем – теперь уже в адрес президента «Азеррос» Союна Садыкова и председателя Совета старейшин «Азеррос» Аббаса Аббасова:

«В России был один русский человек, который, не боясь никого и ничего, вставал на защиту азербайджанцев даже в таких случаях, как тот, что произошел в Бирюлево. И этим человеком был я! А вот когда их же земляки меня и предали, почему-то никто из них не встал на мою защиту! Я даже в работники к Союну Садыкову напрашивался. Мне казалось, что я, убежденный азербайджанофил, смогу внести свою лепту в дело по восстановлению былых взаимоотношений между Россией и Азербайджаном. Работу я для себя у него просил.

Да, Союн Касумович, я обязательно прислушаюсь к вашему призыву бороться с врагами России. И хотя вы для врага мелковато плавали, вы, по моему глубокому убеждению, представляете для нее реальную угрозу. Ибо, по всему видно, купив два диплома о высшем образовании, кандидатскую степень и право на авторство множества научных работ, вы берете на себя право что-то там вещать по весьма и весьма болезненным для России национальным вопросам. Это же надо!!! Да кто ты такой, черт возьми!!! Не советую».

«АзерРос был украден Союном Садыковым, а затем перепродан им Аббасу Аббасову, занявшего там после этого должность Председатель Совета Старейшин, хотя, ввиду того что, по его собственному признанию, А.А.Аббасов не имеет российского гражданства, то есть является в России иностранцем, он вообще не имеет права быть членом организации, объединяющей азербайджанцев РФ».

И тогда отчаявшийся Фоменков, смыв в унитаз гордость, которой у него никогда не было, отправляется в поисках хлебушка обратно в Парашу (если что, именно так называет родной Баку азербайджанский пропагандист Вугар Сеидов – П.), обивает пороги разнообразных инстанций, включая президентскую администрацию, строчит пачками жалобные открытые письма в адрес Ильхама Алиева, которого совсем недавно сам же обвинял во всех смертных грехах, и клянется в искренней светлой и неземной любви к Азербайджану и закавказским туркам, напирая на то, что, дескать, и Таганрог от фашистов «освобождали азербайджанцы», они же и Фоменкова папу с мамой из немецкого плена вызволили, и даже, почти наверняка, его, Сашеньку, зачать помогли.

Прошу прощения у читателей за очередное объемное цитирование, но столь разительная метаморфоза, произошедшая с гневным обличителем алиевского режима, такое количество неприкрытой рабской лести на квадратный сантиметр текста, щедро приправленной жалобами на ВесьМир, рефреном «Дай денег!» и дешевой саморекламой, встречается нечасто даже у азербайджанской придворной челяди. Итак, предлагаю вашему вниманию захватывающий поэтический монолог земляного червя.

«Его высочеству Ильхаму Алиеву.
Ваше высочество!

Из достоверных источников мне стало известно, что против меня замышляется провокация: меня решили засадить в тюрьму. (Для этого сильно стараться не нужно, не долго раздумывая, бью в морду оскорбивших или задевших мою честь). Я не стал этого дожидаться и уехал из Таганрога на Северный Урал. И не потому, что тюрьмы или смерти боюсь, — не хотел армянам и их покровителям в России в подарок себя преподнести. На Северном Урале преследования из-за моих проазербайджанских мировоззрений продолжились. В соцсетях постоянно получаю предупреждения от своих виртуальных друзей-азербайджанцев, что на армянских сайтах в открытую обсуждается вопрос, как меня уничтожить. Меня с работы уволили. В России мне скрыться от преследований негде. Я принял решения приехать в Баку.

В Баку был на приеме у заведующего сектором общественно-политического отдела аппарата президента Азербайджана Гафара Алиева; сдал в аппарате письмо на имя Ильхама Алиева; ходил сам в МНБ с просьбой помочь мне. И что же вы думаете? С аппарата президента вообще тишина, а в МНБ все время говорили «Ждите звонка».

В Баку я жил в гостинице… Раз в день питался… Экономил… Ждал… Деньги закончились. Осталось только на дорогу домой… Вернулся в Таганроге. Жду когда армяне из-за угла прибьют».

«Ильхам Алиев – господин огня!

Конечно же, иначе, как самонадеянным, меня нельзя было бы назвать, предположи я, что Вам известно мое имя, и Вы хотя бы раз слышали обо мне от кого-нибудь из сотрудников президентского аппарата, — некоторые из них меня лично знают. Да и кто я такой, чтобы самому Президенту Азербайджана обо мне докладывали?

Председатель Сиазаньского суда шантажом и угрозами вынудил мою жену передать ему определенную сумму денег за обещание дать мне за каждого погибшего азербайджанца всего лишь навсего по 3 года, — итого 9 лет, а дал за каждого по 4 четыре, то есть — 12.
Но, смею Вас заверить, все мировое зло не в состоянии заглушить в моем сердце чувства безграничной Любви и Преданности к Азербайджанскому народу. По милости Божьей в Азербайджане я был удостоен чести ощутить проявленное по отношению ко мне со стороны азербайджанцев редко встречающиеся в современном мире Величие Духа Человеческого. Именно тогда я поклялся сам перед собой, что до самого смертного часа буду прославлять Азербайджан. И я, не рискуя быть уличенным Господом Богом во лжи, могу сказать: Во имя исполнения своей Клятвы я отдавал и отдаю все свои силы без остатка. У себя в городе Таганроге всякие мероприятия, направленные на укрепление российско-азербайджанской Дружбы, организовывал; и в Москву для участия в таких мероприятий ездил, и в Баку; но в последние два года, к сожалению, возможности мои ограничены, только в Интернете и могу «воевать», — убеждаю посетителей различных сайтов в том, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Азербайджана и должен быть ему возвращен.

Ко мне уже пришли те годы, когда даже на кусок хлеба с каждым днем все труднее заработать. Осознание того, что я уже не в силах делать что-то более существенное для любимой мною страны — Азербайджана — доставляет мне душевный дискомфорт.

Попрошу-ка я Президента Ильхама Алиева вернуть мне мои деньги. Спросите, а в чем, собственно, выражалась моя услуга Правительству Азербайджана? А вот в чем: Разместил я за несколько дней до Заседания Высшего совета ЕврАзЭС на сайте «Кавказская Политика» пост под названием «Обращение. Владимиру Путину российский азербайджанофил».

Я ведь ни о чем противоестественном Вас не просил. Я просил лишь только вернуть мне мои деньги. Вот Вы же требуете вернуть Карабах Азербайджану… Почему же я не могу потребовать от азербайджанцев вернуть мне то, что мне принадлежало?

Вот скажите мне, пожалуйста, Ильхам Гейдарович, сколько в середине мая с. г. Вы готовы были бы заплатить человеку, который предложил бы Вам тему, способную вызвать в мире такой резонанс. Такая фраза большого умственного напряжения стоит. Это колоссальный, хотя и не заметный стороннему взгляду, интеллектуальный труд.

Я с Лейлой Ильхамовной лично знаком. По ее поручению Московское представительство Фонда Гейдара Алиева выделило деньги на издание сборника моих стихотворений «Память сердце». Согласитесь, оказание помощи в издании книги, предназначенной для привития россиянам уважения к Азербайджану и Гейдару Алиеву, совсем не одно и тоже, что выплата гонорара. А еще редакция возглавляемого Лейлой-ханум журнала «Баку» подарила мне пишущую ручку Parker, на которой выгравировано слово «Баку». Я ее берегу.

Приехал я в Баку с вполне серьезными намерениями. Винтовку, конечно же, азербайджанцы мне не дали бы, — в армии никогда не служил, а огнестрельного оружия так и вообще сроду в руках не держал, но для того, чтобы снаряды подносить или ночами дежурить у постели раненых солдат азербайджанской армии вполне бы мог пригодиться.

В госпиталь работать меня, естественно, не взяли. И я отправился в село Нариманкенд Билясуварского района почтить память шахидов, убитых армянскими оккупантами этим летом. Я встречался с родителями шахидов. Такая боль!!!

Ильхам Алиев поставил перед собой цель добиться восстановления территориальной целостности своей страны любыми путями. И никто его уже не остановит. Ваше дело правое. Победа будет за Вами. Вессалам!

У могилы Гейдара Алиева я, стоя рядом с Ибадом Гусейновым, сжимая в своей руке его, резавшую армянские головы, руку, признался в своей любви к Азербайджану и заявил, что до конца жизни буду бороться за его интересы. Мне кажется, будь Ибад моим братом, я бы об этом на каждом углу каждому встречному-поперечному рассказывал. И не по одному разу.
Я-то хоть и уехал из дому за тысячи километров, но могу вернуться в Таганрог в любое время, а изгнанные из своих домов карабахские азербайджанцы домой к себе вернуться не могут.
Кажется, весь мир ополчился на Ильхама Алиева. Мол, отряды мясников Президент Азербайджана формирует для вторжения в Карабах.

Во первых, — не для вторжения, а для возвращения к своим очагам! Во вторых, — не мясников, а истосковавшихся по своей Родной Земле воинов!

Слушайте меня и знайте все: Они возвращаются к себе Домой! Они могилы своих предков привести в порядок хотят!!!

Карабах – азербайджанская земля! И должен он принадлежать Азербайджану! Вессалам!

Президент Азербайджана Ильхам Гейдарович Алиев был прав, помиловав офицера азербайджанских вооруженных сил Рамиля Сафарова в день его экстрадиции на Родину. Чох сагол, Ильхам-муаллим!»

Ныне, в ожидании ответа, милостей и щедрот от Ильхама Алиева, Фоменков со своим бложиком коротает время на сайте кавполит, у еще одной кристально чистой души человечка – Максуда Леонардоглу.

Учитывая то, что свой утренний кофе луноликий повелитель вязких мазутов начинает с чтения Восканапата, теперь у Фоменкова появляется реальный шанс срубить немного капустки за пропагандистскую писульку в адрес президента России и понесенные в связи с этим расходы по пересылке.

А чтобы ты не жадничал, Ильхам, и дал исстрадавшемуся за Азербайджан Фоменкову припасть к корытцу, завершаем материал его одой во славу твоего великого папочки.

СКАЗАНИЕ О ГЕЙДАРЕ
Признаюсь, — долго размышлял
(С тобой веду речь, справедливый)
О том, что миру в целом дал
Гейдар-баба, Гейдар Алиев.

Азербайджанский аксакал
И Президент Азербайджана.
Меджнун так Лейли не искал,
Как рифму я, что здесь желанна.

Взвивался мыслью к небесам
И низвергался в ад кромешный,
Внимал Пророка словесам
И часто верил людям грешным.

Ночами тёмными корпел
Над картой жизненной Гейдара,
Я много песен о нём спел,
Но не на все хватило дара.

Мне поэтического дара.
(Всегда ли Муза нам верна?)
Виной тому моя гитара,
А не нагара и зурна.

В житейском, в непогоду
К Азербайджанским берегам
Прибился как-то я на годы,
Мне истину открыл мугам.

Мугам! Созвучен ты Корану!
Ты песня пламенных сердец!
Из слов любви к Азербайджану
Поэзия плетёт венец.

Азербайджан! Баку Любимый!
Моя слеза… Мой солнца луч!
Народ, непокоримый,
Твой Президент горд и могуч!

Дана Гейдару прозорливость
Ста мудрецов.
О, Карабах!
Когда б война на год продлилась,
Кавказ бы превратился в прах.

Я Президенту гимн пою!
Коль слух имеешь, справедливый,
Встань перед ним, как я встаю.
Великий человек Алиев!

P. S. Если с деньгами напряженка, Ильхам, ты просто позвони ему, утешь его немножко.

Вот его бакинский телефон — 051 914 78 71.

ПАНДУХТ «ВОСКАНАПАТ»_0055_0056

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here