О вмешательстве Турции в сирийские события

68

1В ситуации, связанной с кризисом в Сирии, из государств Ближнего Востока в наиболее сложном и угрожающем положении оказалась Турция, которая опасается прежде всего не настоящих событий, а возникновения угроз в ближайшем будущем.

В Сирии, помимо ожидаемых политических перемен, возникает весьма опасный потенциал, когда значительные массы населения вовлечены в боевые действия, при наличии многих военно-политических группировок. Вооруженные силы нынешнего режима все более концентрируются вокруг интересов алавитского меньшинства, которое не в состоянии удерживать контроль над страной.

Имеется самая негативная информация по поводу развития военных действий и длительной конфронтации, если даже нынешний режим утратит власть. Возникает очень опасный курдский фактор, который становится все более важным и имеет объединяющее значение для всего курдского населения региона Ближнего Востока. Турция имеет все основания ожидать возникновения к югу от своей территории огромного очага напряженности на длительное время.

«ИГИЛ» для Турции — это тот шанс, который ранее не принимался в расчет. «ИГИЛ» — это не турецкая инициатива, хотя она и играет большую роль в поддержке этого саудовского проекта. Это говорит о том, что Турция не имеет политических и материальных ресурсов для формирования такого движения. Вместе с тем, Турция вынуждена была согласиться с США и Западом по поводу борьбы с «ИГИЛ». И это также стало признаком слабости и невозможности для Турции играть более важную роль на Ближнем Востоке.

Ранее Турция пыталась проводить совершенно независимую политику, демонстрируя свои намерения на Ближнем Востоке несколько отстраненно от своих традиционных союзников по НАТО. США не пытались как-то ограничить политику Турции, а только советовали ей продолжать тесно сотрудничать по проблемам безопасности в регионе.

Сейчас сами турецкие политики признают, что США никак не препятствовали ей проводить региональную политику. НАТО также никак не сдерживала намерения Турции по усилению ее влияния в регионе. Турция столкнулась с серьезными проблемами на Ближнем Востоке, так как государства, так же, как и Турция являющиеся друзьями и партнерами США, выразили обеспокоенность политикой Турции, предпочитая не принимать турецкие предложения и инициативы.

На вопрос о том, существуют ли противоречия и различия в интересах Турции и США на пространстве Ближнего Востока, эксперты предлагают следующий ответ: «Турция бурно развивается, что оказало влияние на общество и элиту, предпочитавшие пересмотреть характер политической системы, роль страны в мире. В связи с этим, можно сказать, Турция переживает переходный период, и, как правило, совершает много ошибок. К настоящему моменту Турция уже накопила опыт ошибок и успехов, выступая в новом качестве в международных отношениях. Она столкнулась с тем, что все еще не располагает потенциалом для решения внешнеполитических вопросов, находясь на некоторой дистанции от США и западных партнеров. Турция сделала соответствующие выводы и теперь пытается согласовывать политические действия с США и НАТО. Можно надеяться, что сотрудничество Турции и США станет более тесным, и проблемы в отношениях между ними будут урегулированы».

По вопросу о роли Турции в решении проблем, связанных с сирийским кризисом, предлагается следующий ответ: «Турция могла бы сыграть важную роль в решении сирийского кризиса, она предлагает более тесное сотрудничество, в том числе в рамках НАТО. Но сама Турция выражает опасения по поводу военного вмешательства. Это становится важным обстоятельством для взаимопонимания между США и Турцией, и можно надеяться, что турецкие политики сдержанно относятся к таким крайним мерам, как военное вмешательство в события в Сирии. Вместе с тем, Турция выступает за усиление внешнего давления на Сирию и предлагает свои услуги в сотрудничестве по этому поводу. В настоящее время уровень сотрудничества США и Турции по поводу сирийских событий очень высок. Происходит сотрудничество в части сбора и обработки информации, оказанию помощи оппозиции. Вместе с тем, сейчас нет необходимости опережать события и идти дальше, самое важное — понимать, на какие шаги готовы партнеры».

Понятно, что американские дипломаты не могли предложить более подробных изложений данных проблем. Но, на наш взгляд, исходя из изложенного и иных различных высказываний, можно предположить следующее:

Турция предложила США максимум того, на что могли рассчитывать США по поводу сотрудничества в связи с событиями в Сирии. Турция не только ставит задачи вовлечения США в проблемы региона и в решение задач по обеспечению безопасности, но стремится выполнять роль ключевого партнера в решении данных проблем. Это позиция уже, принципиальным образом, отличается от прежней высокомерной политики проведения «независимой» политики и реализации доктрины неоосманизма.

Турция столкнулась с практически неуправляемыми процессами в регионе, возникновением таких очагов угроз, на которые она не в состоянии оказывать ни влияния, ни гашения. Перед Турцией встала перспектива плотного блокирования ее в направлении Ближнего Востока, так как возникают два стратегических барьера – Сирия и Ирак, при нарастании курдского фактора.

США не торопятся взять на себя ответственность и вмешательство в эти проблемы, давая возможность Турции самой попытаться решить данные вопросы, понимая, что она не состоянии это сделать. США поставили Турцию в весьма зависимое положение, одновременно, предоставляя ей возможность продемонстрировать свои возможности и ограничивая ее непосредственное вмешательство в события, причем, как в Сирии, так и в Ираке.

На вопрос о возможном внешнем военном вмешательстве эксперты ранее предлагали весьма противоречивый следующий ответ: «Уже в 2012 году имелись вполне ясные заявления США и НАТО о том, что осуществление военной интервенции в Сирию не предусматривается. Вместе с тем, ситуация развертывалась самым непредсказуемым образом, и сейчас, возможно, было бы целесообразным рассмотреть вопрос об участии международного миротворческого контингента. Но это возможно, скорее всего, только после устранения нынешнего правящего режима в Сирии».

Очень скоро выяснилось, что Сирия является наиболее надежным партнером США и НАТО в регионе Леванта, и роль Сирии по-прежнему достаточно высока и важна. На Ближнем Востоке складывается альянс, включая США – Сирию – Иран, а также иные государства. При этом, Россия, которая представлялась как надежный партнер Сирии, оказалась совершенно не способной к отражению атак так называемого, «Исламского государства Ирака и Леванта», а эту функцию взяли на себя США, которые бомбят позиции радикалов.

И Сирия, и Иран сотрудничают по вопросу отражения атак радикалов не с Россией, а с США. В Дамаске эта перспектива была понятна уже в 2011 году, и перед Сирией встала задача выжидания. В настоящее время сложилась более определенная ситуация, когда Турция находится на пороге переосмысления отношений с США, так как американцы создали неприемлемую для нее ситуацию и привели Турцию к утрате роли макродержавы на Ближнем Востоке. Данная ситуация обусловила постепенное вытеснение Турции из числа региональных партнеров США, и она, безусловно жестоко проиграла в регионе, уступив место Ирану.

Приближающийся 2015 год станет периодом выбора уже не только для Турции, но и для Западного сообщества. События на Ближнем Востоке станут фактором принятия важнейшего решения для США и Европы, которые заключаются в вопросе: Турция это все еще партнер или уже нет.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here