Где были «воровские» во время августовской войны?

270

22В Армении опять произошел трагический случай – найден труп молодого солдата с огнестрельным ранением в области челюсти. Либо опять самоубийство (доведение до самоубийства), либо убийство. Эти убийства происходят из-за прочного проникновения в армию криминальных порядков, которые стыдливо называются «неуставными отношениями».

Министр обороны Сейран Оганян после августовских событий в Карабахе заявил, что боевые действия позволили различить настоящих героев от «ложных авторитетов». Сейрану Оганяну лучше, чем кому бы то ни было, известно, какую роль «ложные авторитеты», иначе говоря воровские, смотрящие и прочие, играют в армии. И он, фактически, признает, что «бороться» с ними можно только на передовой.

Во время боевых действий все эти «смельчаки», которые собирают у солдат деньги и «обеспечивают» порядок в армии, отсиживались в тылу, и на передовой были молодые ребята, которые и стали настоящими героями.

Сейран Оганян говорит также, что в этом году было намного меньше случаев гибели солдат в результате «неуставных отношений». Это потому, что с весны этого года на армяно-азербайджанском фронте было жарко, и «воровские» спрятались.

Сейчас, когда ситуация опять успокоилась, «смотрящие» опять почувствовали свою силу – и опять начались самоубийства, убийства.

Нравы, которые царят в армянской армии, мало чем отличаются от криминально-иерархического характера отношений в армянском обществе, особенно, во власти и «политической» среде. В этой среде все выстроено вертикально – с грубым подчинением большинства меньшинству, на основе неписаных законов, которые не имеют ничего общего ни с демократией, ни с христианским равенством, ни с «индивидуализмом» армянской души.

Эти нравы превращают народ, а вместе с ней и армию, в бесправную массу, которой можно управлять через «смотрящих».

За последние несколько лет произошли некоторые изменения – криминальный образ жизни перестал быть тотальным и «модным» — криминал либо одел галстуки, либо ушел в подполье. Это отразилось на одежде – молодые люди стали носить меньше черного, и «нивы» — не самые престижные автомобили.

Но власть криминала все еще сохраняется, особенно, в армии, откуда молодые ребята возвращаются на гражданку, уже готовые к подчинению, готовые к тому, что убежать от рэкета, от смотрящих, от авторитетов некуда. Это не могут изменить даже боевые действия. Но приходит понимание того, что пора расправиться с ними так же, как с «настоящими врагами», потому что ущерб от «авторитетов» для армии равнозначен урону от врага.

«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here