Турция: противоречия между Европой и Россией

82

rus14098278175На протяжении нескольких десятилетий Турция успешно лавировала между Западом и Россией, собирая различные преимущества. Такое положение дел имело место еще 10 лет назад, но теперь ситуация кардинально изменилась. Турция утратила возможность шантажировать Запад развитием сотрудничеством с Россией, в результате чего была утрачена важная тема в дискуссии по проблемам отношений Турция – Европа – Россия.

Вместе с тем, имеются иные, на наш взгляд, более принципиальные обстоятельства в рассмотрении места и роли «турецкой темы» в отношениях Западной Европы с Россией. Это нежелание Франции и Германии включать Россию в общеевропейскую дискуссию относительно Турции.

Россия и без того практически не участвует в этой дискуссии, но речь идет о том, что участие России может придать этой дискуссии новый и, вполне возможно, более драматичный характер. Россия, стремясь занять определенное место в Европе, могла бы предложить новые, совершенно неприемлемые задачи для восприятия Турции как части «большой Европы», в которую входит и сама Россия. Это вполне реальная перспектива, и она могла бы стать важным аргументом и приемом в российской политике.

Европейцы все более понимают, что сближение России и Турции не несет ничего позитивного для них. Поэтому в «турецкой теме» Россия, по мнению европейцев, может занимать только негативное место. Россия не нужна европейцам в этой теме.

Таким образом, отсутствие «турецкой темы» в дискуссии в части отношений «большого трио» — Франции – Германии – России – означает не то, что такой проблемы вообще не существует, а то, что для западноевропейских держав совершенно неприемлемо участие России в обсуждении «турецкой темы», а Россия рассматривается как потенциальный ограничитель распространения турецкой экспансии в северном и восточном направлении.

Саммит НАТО в Уэльсе призван ответить на многие вопросы геополитики и геоэкономики, в том числе, по поводу роли Турции в геополитическом раскладе сил. И это в большей мере касается интересов Европы, чем США, которые уже определились как в отношениях с Россией, так и Турцией. В любом случае, Россия так и не сумела воспользоваться перспективой стать партнером Запада по сдерживанию Турции.

России это казалось более независимым и оправданным направлением, но в результате позиции России на Юго-западном направлении рухнули, и Турция не была в состоянии стать партнером России по московскому сценарию, в итоге в отношениях Россия – Турция роль Анкары заметно усилилась.

В сущности, данное ограничение турецкой экспансии со стороны России может выглядеть различным образом — в форме определенной конфронтации, при возможном возникновении некоторых споров и локальных, незначительных, скорее всего, латентных конфликтов, или предупредительных мер со стороны России. Европейцам понятно, что, несмотря на определенные цели России в части приобретения новых или восстановления прежних и утраченных позиций в регионах, Россия, все же, находится по отношению к позиции Турции не в наступательном режиме, а в оборонном. То есть, так же, как и Европа, Россия находится в обороне и только, пытается предупредить развитие худших для себя сценариев в регионах.

При этом, если Турция имеет амбиции и реальные претензии в таком ключевом регионе, как Ближний Восток, с расширением своего политического и экономического присутствия в сопряженных, в основном, в исламском мире, регионах, то Россия развертывает весьма сдержанную и умеренную стратегию, причем в только в таких локальных регионах, как Черное море или Кавказ, и отчасти на Балканах и в Центральной Азии.

Французские эксперты обозначают нынешние российско-турецкие отношения как отношения тактических партнеров и стратегических соперников. Европейцы не верят в возможность простого преодоления прошлых и нынешних взаимных претензий и проблем.

Представляют интерес также оценки французских экспертов в предложенной нами версии относительно стратегии США не ставить ограничений турецкой экспансии, при надеждах на «столкновение» Турции с интересами крупных и иных государств в регионах. Французские эксперты, знакомые с проблемами трансатлантических отношений и европейской безопасности, расценили эту версию как возможную, но не единственную в американо-турецких отношениях. По их мнению, данная реальность является, скорее, продуктом объективного развития событий, а не определенных американских действий, когда США могли бы умело оперировать в этой ситуации.

Помимо «турецкой темы», данная группа политологов, которые не являются специалистами непосредственно по Турции, а занимаются проблемами России и Новых независимых государств, проблемами глобальной и европейской безопасности, отношениями между Францией и Германией, вопросами развития внешних политических интересов Европейского Союза, представляет интерес в части оценок региональной политики.

По их мнению, Франция и Германия, а также большая часть европейских государств, в том числе и Великобритания, не проявляют большого интереса к проблемам Кавказа, включая проблемы Грузии и грузино-российских отношений. Европейские государства убедились в тщетности построения в Грузии «отличительного» от иных стран региона демократического, правового государства, в также и в том, что Грузия неверно истолковала и трактовала сигналы о поддержке ее со стороны Западного сообщества.

По образному выражению одного из экспертов, Н.Саркози «умыл руки», и Ф.Олланд не имеет энтузиазма заниматься грузинскими проблемами.

Интересы Франции и Германии в бассейне Черного моря и региона Кавказа весьма ограничены и, хотя нынешний уровень региональной безопасности недостаточен и не может удовлетворять европейцев и развитие их бизнеса, но они не намерены развертывать в этих регионах каких-либо новых инициатив.

Франция и Германия рассматривают развитие отношений с кавказскими государствами через призму принятой программы «Восточное партнерство» и ранее декларированного проекта «Ближние соседи», когда Европейский Союз предпочел постепенную интеграцию региона. Вместе с тем, несомненно то, что «Восточное партнерство» представляет собой весьма «одностороннюю» инициативу Польши и Швеции, при направленной политике США.

Ни Германия, ни Франция не восприняли этот проект с должным энтузиазмом, но при этом возникает довольно странное обстоятельство. Ни Франция, ни Германия ни в какой мере не против развертывания этого проекта, но характер начальной инициативы, связанной с интересами США, несколько подорвал доверие европейского «большого тандема» к программе «Восточное партнерство».

В настоящее время Франция и Германия пытаются форсировать свое участие в проекте, с большой охотой одобряют намерения по сближению Европейского Союза со странами Восточной Европы. Германия в особенности с большим интересом относится к абсорбции Восточной Европы.

Так или иначе, Россия воспринимает эту инициативу, конечно, не так, как ГУАМ, но, в любом случае, если не враждебно, то с большой настороженностью. Франция и Германия очень хорошо понимают настроения и позицию России — своего важнейшего партнера в Европе, но, тем не менее, продолжают развитие проекта.

Французские эксперты настроены к данной позиции Франции и Германии по созданию некого проевропейского пространства в Восточной Европе с точки зрения сближения с Россией. Франция и Германия пытаются продемонстрировать России свои намерения «перехватить» инициативу в программе «Восточное партнерство», то есть, практически, «перехватить» инициативу у США и их партнеров в Европе, в целях представить ее вовсе не как антироссийскую.

Европейцы надеются, что это будет верно истолковано и трактовано в Москве. Кроме того, Франция и Германия хотели бы деполитизировать проект и не допустить в будущем политизацию его, при этом, целью является не только «умиротворить» Россию, но и противостоять политике США, которые продолжают попытки формирования в Восточной Европе геополитического барьера, разделяющего Россию от Германии и Франции.

В этой игре очень активную роль играет Великобритания, которая рассматривает восточно-европейский блок государств как важнейший рычаг для дезорганизации политики солидарности «большого тандема» с Россией.

Одновременно стало понятным, что в конкурентной борьбе между Германией и Великобританией по усилению влияния в Восточной Европе нет места ни российскому, ни турецкому проектам. России и Турции отводиться маргинальная роль в любом проекте Запада — как в американо-британском, так и франко-германском.

Источник: «Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here