Турция: взгляд американских политологов

100

74Американские политологи уже в начале 90-х годов понимали, что Турция предпримет новации во внутренней политике, осуществит ряд социальных и политических реформ, что будет сопровождаться попытками занять более важное место в международной политике.

США сыграли определенную роль в подрыве позиций исламской партии «Рефат», овладевшей властью во второй половине 90-х годов, и поддержали традиционные политические партии, тем самым предопределив откровенно антиамериканские настроения не только в массах населения, но и в политических кругах.

США пытаются осуществлять тесные контакты с различными политическими партиями Турции, в том числе и с некоторыми радикальными и левыми организациями. Американцы предпринимают попытки радикализировать турецкое общество, заменяя свои давние приемы, когда ставка делалась на «левый проект», попытками «исламизировать» политическую жизнь в стране, конечно же, исходя из интересов своей стратегии.

США пытаются опередить события в Турции, учитывая развертывающиеся исламские настроения, привести к власти управляемых партнеров, выступающих с исламских позиций.

Нельзя рассматривать проблемы американо-турецких отношений, не учитывая степень и приемы влияния США на внутренние процессы в стране. Вместе с тем, США всегда делали ставку на контакты и отношения между военными кругами обеих стран, но этот ресурс влияния США на Турцию ослаб, и отношения между военными стали более проблемными. Таким образом, США сочетают внешние и внутренние факторы влияния на Турцию.

США не торопились и не форсировали выяснение отношений с Турцией, дожидаясь, пока ее внешняя политика, на различных направлениях, потерпит фиаско. В 2011 году произошли заметные изменения в американо-турецких отношениях, и стороны договорились по многим проблемам, прежде всего, по вопросам региональной политики. В действительности США беспокоит в региональной политике Турции только ее стремление играть в независимую игру, пытаясь уйти из-под опеки США и консультироваться с ней.

Имеются очевидные признаки того, что происходили весьма подробные переговоры и достигнуты договоренности по Черному морю и Южному Кавказу, по Ближнему Востоку и Ирану, по Европе и Центральной Азии. Вряд ли Турция привела свою политику в отношении Сирии с полное соответствие с политикой и целями США, но турки обязались не строить противоречий с США.

Проблемы между Турцией и Израилем никогда не волновали США чрезмерным образом, так как американцы не видели реальной угрозы для Израиля и не предполагали, что антиизраильская риторика приведет к созданию вокруг Турции некого блока арабских государств. США очень умело работали с Египтом, Саудовской Аравией, Иорданией и другими арабскими государствами в направлении провала турецкой политики и недопущения роста ее влияния на Ближнем Востоке.

США предприняли попытки изолировать Турцию и достигли своей цели. Турция, не просто пошла на уступки, она вернулась к старой и испытанной модели отношений с США, когда она намерена согласовывать свою внешнюю политику с американцами.

В 2013 году США предприняли «последние» попытки согласовать с Турцией не только свою политику, но и политику НАТО. Нельзя сказать, что эти попытки завершились провалом, но к нынешнему саммиту в Уэльсе противоречия между Турцией и НАТО, прежде всего, с США так и не были разрешены, за исключением некоторых моментов, например, невмешательства Турции в карабахский конфликт.

Американские специалисты по Восточной Европе и Евразии выражают оригинальные мысли по внутренней и внешней политике России, поэтому особый интерес представляют их оценки по турецко-российским отношениям. Американские аналитики, в действительности, опасались перспективы развития отношений с Россией, Ираном, Китаем и Индией, и эта возможность весьма подробно рассматривалась в ведущих аналитических центрах США. Не было какой-либо высокой степени обеспокоенности, но такая перспектива рассматривалась.

Однако, выяснилось, что ни один из данных мировых центров силы не был заинтересован в усилении Турции, в утверждении ее политического и военного присутствия в определенных регионах, прежде всего, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Турция пыталась установить более тесные отношения с Китаем и Россией, что не получило дальнейшего развития. Ни Россия, ни Китай не спешили предложить Турции свои инициативы, в особенности в сфере геополитики, так как не были уверены в продолжении «антиамериканского тренда» турецкой политики. Практически, Россия и Китай оказались солидарными с США в части блокирования и изоляции Турции, так как не желали появления нового сильного игрока в ряде регионов, в качестве потенциального конкурента.

Нынешние отношения между США и Турцией, когда удалось заметно снизить, или, практически, нивелировать конфронтационные отношения, вовсе не означают, что противоречия между ними преодолены. Пока американцы убедили турок, что их интересам в регионах никто не угрожает, и она могу осваивать соседние и более дальние регионы экономически и решать политические проблемы, при поддержке и при согласовании с США.

Турция не отказалась от региональной экспансии и надеется, что сумеет это осуществить при помощи США. Вместе с тем, со стороны США это не совсем честная игра, так как американцы не намерены затрачивать значительные политические ресурсы для поддержки Турции. США стремятся обеспечить партнерство с различными государствами. Например, в Евразии наиболее удобным партнером США является Россия, на которую они пытаются оказать давление с целью принудить ее сотрудничать, в особенности по проблеме коммуникаций и проблемам Центральной Азии.

На Ближнем Востоке наиболее приемлемым партнером представляется Саудовская Аравия, выступающая совместно со своими сателлитами. Если США удастся, хотя бы отчасти, снизить уровень напряженности в отношениях с Ираном, то это приведет к еще большему исчерпанию функций, которые выполняет Турция.

Таким образом, по наиболее принципиальным вопросам США и Турция продолжают находиться в состоянии «латентной» и откровенной конфронтации, что говорит о том, что между ними не достигнуты принципиальные соглашения, а только договоренности по различным частным проблемам. К какой категории проблем следует отнести обязательство Турции ограничить свою региональную экспансию, сказать трудно, но, скорее всего, ответ заключается в том, что пока Турция пытается понять, что она может получить от согласований с США по региональной политике.

В настоящее время США пытаются заинтересовать США задачами и перспективами в Центральной Азии. Эти намерения США нужно рассматривать исключительно как игровую версию, то есть, американцы не сомневаются, что турецкая экспансия в Центральной Азии в очередной раз будет провалена. Вместе с тем, американцы пытаются отвлечь Турцию от целей и амбиций на Ближнем Востоке.

Но относительно центрально-азиатского направления политики Турции можно отметить, что задачи Турции вовсе не ориентированы на планы США. Американцы только на уровне политологических разработок направляют Турцию в этот регион, хотя эти политологи являются интегрированными в американский истеблишмент.

Турция действительно активизировала свои усилия в Центральной Азии, что во многом вызвано провалом доктрины «неоосманизма». Турция пытается вернуться к «подзабытой» доктрине пантюркизма, причем разворачивает эту задача заново, рассчитывая на новые приемы и подходы.

США довольно ревностно рассматривают Южный Кавказ, и, несмотря на снижение активности в этом регионе, вовсе не снизили свою заинтересованность в этом направлении. США всегда рассматривали Южный Кавказ как часть европейского политического и экономического пространства, тогда как Турцию — как страну Ближнего Востока. Но в настоящее время США пытаются дистанцировать Турцию одновременно и от Южного Кавказа, и от Ближнего Востока, отводя ей место более изолированного государства, не осуществляющего экспансию в регионах.

С точки зрения и представлений американцев, Турция не должна участвовать в решении конфликтных и иных дискуссионных политических вопросов, так как это приводит к возникновению новых факторов нестабильности и конфронтации. Южный Кавказ настолько важен для США, и они так заинтересованы в стабильности и безопасности в этом регионе, что американцы не допускают даже определенной несогласованности между Турцией и Россией, что может привести к росту напряженности.

В настоящее время ситуация в регионе вполне устраивает США, и они не имеют намерений предпринимать шаги по каким-то радикальным изменениям в сложившемся балансе сил. Во всяком случае, такая позиция США будет наблюдаться до очередного поворота в их внешней политике.

Наиболее высокие риски и угрозы в Южном Кавказе исходят из зоны карабахского конфликта. Грузинские конфликты находятся под контролем и не рассматриваются как источники актуальных высоких рисков. Вместе с тем, сотрудничество и согласование между США и Турцией обусловило более предсказуемую ситуацию в регионе, прежде всего, снизило вероятность возникновения военных действий между Арменией и Азербайджаном.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here