О мрази по фамилии Сафонов

121

Vladislav Safonov mrazСуществуют на свете люди, с первого же взгляда внушающие стойкое омерзение. Вся их жизнь и деятельность, все их деяния словно вопиют: «Я – подлец!» Одним из подобных типажей являлся бывший генерал-майор Владислав Сафонов, который в годы национально-освободительного движения арцахских армян был военным комендантом района чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной области и прилегающих районах.

Именно типаж, потому что назвать это существо человеком невозможно даже с большой натяжкой. Нескрываемо жадный до мзды, отягощенный многочисленными пороками, включая неудержимую тягу к алкоголю и чревоугодию, не имеющий ни совести, ни офицерской чести, ни моральных принципов, этот подонок в погонах просто идеально подходил на роль першего друга закавказских турок. А уж что-что, но эти ребята обладают уникальным чутьем к безошибочному вычислению в рядах многочисленных военных и гражданских чиновников, политиков, журналистов и проч., беспринципных особей наподобие Сафонова. В те годы компания проводников азербайджанской геноцидальной нацполитики в отношении армян Арцаха подобралась дивная: Поляничко, Войко, Кондратьев и прочая шушера, из кожи вон лезшая, чтобы угодить своим бакинским спонсорам, не гнушаясь при этом никакими преступлениями.

Назначенный на свою должность и заваленный деньгами, подарками и подношениями золотозубых посланцев Каспия, типаж в погонах, наделенный безграничной властью при полном отсутствии контроля со стороны генералитета горбачевской эпохи, в короткое время превратил Арцах в настоящее подобие одного огромного концлагеря, где систематически и массово нарушались национальные, гражданские и человеческие права коренного армянского населения, где нормой стал государственный террор, сопровождаемый вопиющим произволом, арестами без суда и следствия, похищениями людей с целью выкупа, издевательствами, в том числе над женщинами и детьми, пытками, расправами, расстрелами и убийствами средь бела дня. Где замечательно чувствовало себя лишь вооруженное отребье, облаченное в форму азербайджанского ОМОН-а. А суд вершил только он – комендант Сафонов. И вовсе не удивительно, что за свои многочисленные преступления против армянского народа палач в погонах был избран делегатом 28-го съезда КПСС от Азербайджана, составив компанию своим друзьям-подельникам — председателю республиканского оргкомитета по НКАО В. Поляничко и председателю областного управления КГБ Е. Войко.

Вот как характеризовал Сафонова честный советский офицер Виктор Кривопусков, проходивший службу в Арцахе и написавший впоследствии книгу «Мятежный Карабах» — сборник воспоминаний о том времени.

«Комендaнт рaйонa чрезвычaйного положения генерaл Сaфонов со слепой предaнностью служит Поляничко, a, знaчит, исполняет любые поручения Бaку. Между прочим, известно, что генерaл изрядно зaдобрен aзербaйджaнским руководством дорогостоящими подaркaми. Глядя нa них, стaрaются не отстaвaть и многие их подчиненные».

Или еще вот такой красноречивый момент:

«Почему комендaтурa не пресекaет действия незaконных aзербaйджaнских формировaний нa территории рaйонa чрезвычaйного положения?» — спросил я полковникa Шевелевa.

Последовaл многознaчительный кивок в сторону кaбинетa генерaлa Сaфоновa».

При всем при этом, несмотря на огромную власть и неограниченные военные возможности, гнида и шагу не могла ступить по армянской земле без многочисленной охраны, проживая в бывшем доме приемов Нагорно-Карабахского обкома КПСС за тройным военным кордоном.

Но все на свете, и хорошее, и плохое, рано или поздно заканчивается. И в конце ноября 1990 года с освобождением от обязанностей коменданта района чрезвычайного положения закончилась и эра сафоновского правления в Арцахе. А после потери должности не нужен оказался Сафонов и закавказским туркам.

Однако, как признавался сам военный преступник Сафонов, «армяне никогда не забывают тех, кто делает им зло».

8 апреля 1991 года в Ростове-на-Дону прозвучали короткие автоматные очереди, сразившие наповал подполковника внутренних войск МВД СССР Блахотина. Однако стрелявшие ошиблись: пули, предназначавшиеся карабахскому палачу Сафонову, не достигли адресата. Сам Сафонов, прекрасно понимавший, что на месте Блахотина должен был оказаться он, слезно истребовал себе дополнительную охрану и перестал выходить из дома. Однако прошел год, второй, все было тихо, и заячье сердце Сафонова стало понемногу успокаиваться: а вдруг все закончилось, и о нем забыли? Однако в августе 1993 года до военного преступника дошли вести о приведении в исполнение смертного приговора его першему другу и другому любимцу золотозубой бакинской публики — Виктору Поляничко. Кортеж Поляничко был расстрелян 1 августа 1993 года в горах Осетии.

С тех пор бывший карабахский военный комендант, в очередной раз тайно сменив место жительства и оборвав все связи, больше на публике не появлялся. Редкие интимные разговоры по телефону Сафонов позволяет себе лишь с шерстяными посланниками Каспия, с которыми щедро делится воспоминаниями о своих «героических» деяниях той поры. А потом эти задушевные беседы в виде интервью находят место на азербайджанских пропагандистских сайтах, в которых продажное существо неизменно фигурирует в роли «бескомпромиссного и неподкупного» стража территориальной целостности Азербайджана.

Давайте послушаем хвастливые откровения волгоградского затворника. Тоска по «хлебным» должностям, героикообразное вранье, ничем не маскируемые армянофобия и расистская идеология, развязный полублатной тон – все это многое говорит о моральном облике советского генерала, по собственной воле ставшего военным преступником. От комментариев его откровений, пожалуй, откажусь. А выводы оставляю делать вам.

«Я всегда чувствую радость, когда мне звонят с Баку. Азербайджанцы – это прекрасный, добрый народ. А они (армяне – П.) даже не пытались дать мне взятку.

Я отдал Азербайджану часть своей души, часть сердца. Я даже предложил Муталибову назначить меня заместителем министра внутренних дел Азербайджана, я готов был остаться в Азербайджане и всеми силами помогать республике в Нагорном Карабахе. Но мое предложение не прошло. Все должности уже были расписаны, кому и как они достанутся.

На съезд (I съезд азербайджанцев мира, проходивший в Баку – П.) пригласили меня и генерала Войко. Нас принял сам Гейдар Алиевич.

Главком ВВ МВД СССР генерал-полковник Шаталин был женат на армянке. Этим и объяснялась его позиция в Карабахском вопросе. Его указания, распоряжения и действия были направлены в пользу армян.
Мне и Поляничко удалось достичь определенных успехов.
Ханкенди (Степанакерт – П.) – это азербайджанский город, Нагорный Карабах – это территория Азербайджанской ССР, и это не подлежит никакому сомнению.

Однажды мне сообщили, что неподалеку от Шуши найдено изуродованное тело азербайджанского мальчика. Я взял ребенка на руки и повез его в Шушу, к медикам (надо полагать, отвезти мифического мальчика в больницу до приезда Сафонова никто не сообразил – П.). Приезжаем в Шушу, а там уже толпа азербайджанцев. У кого-то в руках топор, у кого-то прутья. Я понимал их состояние и поэтому обратился к ним с просьбой расступиться и дать мне возможность пронести ребенка к медикам. Люди расступились, и я внес ребенка в больницу. К счастью, врачам удалось спасти мальчика, и азербайджанцы не пошли громить армянское село.

Или однажды мне сообщают, что со стороны Армении прилетел вертолет. Выяснилось, что прилетела депутат Верховного Совета СССР Галина Старовойтова. Я понял, что приехали мутить в области. Спрашиваю у нее, почему она прилетела со стороны Армении, с какой целью она нарисовалась, и дал ли Баку разрешение на ее приезд. Старовойтова в ответ стала кричать, что она, мол, депутат союзного парламента, и Баку ей не указ. Тут я беру ее за шкирку, впихиваю в свой УАЗик и везу в комендатуру. Всю дорогу она кричала и грозилась снять с меня погоны и отдать под суд. Привез я ее в комендатуру, завел в свой кабинет. Смотрю, побледнела вся. Так я ее не пустил в Карабах.

Много крови попил мне и тогдашний командующий Внутренними войсками МВД СССР Шаталин, женившийся на армянке.

Меня «заказали». Из Ливана должны выехать киллеры для моего устранения. Целый месяц в моей квартире дежурили сотрудники КГБ, а дом на улице Мира охраняли военнослужащие внутренних войск».

Вот такой он, «заказанный из Ливана» мерзавец, лизоблюд и военный преступник, так и не уберегший несчастную терцелостность закавказских турок. Армянский приговор продажному существу оказался похуже смертного. Десятилетиями влачить жалкое существование, прячась под собственной кроватью, бояться собственной тени, трясясь за свою никчемную шкуру и ежеминутно ожидая пули в брюхо – разве можно было придумать лучшее наказание для трусливого и бесчестного подонка?

На фотографии из книги Виктора Кровопускова «Мятежный Карабах»«неподкупные и неподпойные» комендант НКАО Сафонов и председатель азербайджанского оргкомитета Поляничко бьются за территориальную целостность Азербайджана. В этом им помогают первый секретарь Шушинского райкома КП Азербайджана Джафаров и зампредседателя совмина Азербайджана Радуев.

ПАНДУХТ
«Восканапат»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here