Главное преступление Алиевых

97

112Одним из главных преступлений Гейдара и Ильхама Алиевых явилось создание нации, начисто лишенной второго составляющего термина homo sapiens, то есть умения мыслить. Сегодня мы все являемся, и пишется это исключительно в силу констатации факта, свидетелями ускоренного возврата на территории отдельной республики человека разумного к палеоантропу, что, кстати, не противоречит теории Дарвина. В регрессе от человека разумного к палеоантропу естественный отбор имеет столь же важную роль, что и в эволюции палеоантроп – человек разумный. Ибо эволюция не означает только прогресс, эволюция может быть и с отрицательным знаком. И именно подобной эволюции в среде закавказских турок мы являемся свидетелями.

Если согласиться, что труд превратил обезьяну в человека, то Алиевы целенаправленно возвращают закавказского турка к исходному состоянию. Мы являемся свидетелями глобального и убедительно успешного опыта на отдельно взятых тюркских племенах, волею климатических обстоятельств оказавшихся в нашем регионе. Алиевы, в некотором роде, оказались в роли булгаковского доктора Преображенского, осознавшего, что собака человеком стать не может, и проделавшего операцию по возвращению Шарикова в первоначальное состояние. Разница лишь в том, что Преображенский сам превратил бродячего пса в человекообразное существо, а Алиевы, не имевшие отношения к превращению палеоантропа в турка, сами осознали безнадежность этого эксперимента, и теперь целенаправленно возвращают турка в прежнее состояние. Ибо человек отличается умением самостоятельно мыслить, а Алиевым нужны особи, способные умело кривляться и бездумно повторять их изречения.

Надо сказать, что эксперимент Алиевых проходит достаточно успешно, и уже сегодня мы имеем удовольствие лицезреть лишенных возможности самостоятельно мыслить закавказских турок. И хотя среди них пока еще существуют реликты, сохранившие умение строить слова в предложения, можно уверенно сказать, что данные особи также обречены на вымирание, ибо выжили они единственно в силу способности угождать Алиевым. Внешне они выглядят совсем как прямоходящие особи – homo erectus – но по умению ползать и извиваться реликты закавказских турок ничем не уступают красному калифорнийскому червю. Сходство с червем усиливается еще и тем, что упомянутые реликты, будучи духовными гермафродитами, и сами размножаются делением, и статьи свои множат тем же способом.

К примеру, директор Института (в стане Алиева, выясняется, есть институты!) археологии и этнографии НАН (и даже Академия наук!!) Азербайджана Маиса Рагимова заявила о найденных останках мертвых людей: «Антропологические исследования подтвердили, что эти люди – мусульмане». Не успело умолкнуть эхо хохота цивилизованного мира, как в возглавляемом Маисой институте начались исследования о генетических христианах и расовых мусульманах, а также о непосредственной связи густоты волосяного покрова на лицах людей с исповедуемой ими религией. Теперь в Азербайджане арестовывают и насильно обривают всех бородачей, ибо ученые мужи и дамы неопровержимо доказали, что борода – первый признак ваххабизма.

Более всего в ногу в Азербайджане шагают журналисты. Задача у них простая и сложная одновременно. Необходимо ежедневно читать армянскую прессу, а затем высказать о ней свои «суждения» в согласии с установками дрессировщиков, то бишь одного из Алиевых. «Суждения» этих особей, пребывающих в стадии эволюции с обратным знаком, соответствуют интеллекту, не поднимающегося выше тщательно вылизываемых ими туфель хозяев. Иногда, как правило, по незнанию, они пытаются задрать голову, но тут же слышат барственный окрик: «Суди дружок, не свыше сапога».

Но это касается лишь внутриазербайджанских проблем. Зато по части Армении и армянского народа в целом журналисты-палеоантропы вольны судить совершено свободно: на уровне собственного интеллекта. Здесь они кривляются и юродствуют совершенно бесконтрольно, в меру своего ущербного интеллекта. Не оправдать, но объяснить их поведение может лишь то, что родились они на несколько десятков тысячелетий позже близких им по интеллекту палеоантропов, затем советская власть, словно профессор Преображенский, попыталась сделать из них людей, а ныне Алиев возвращает их в естественное состояние.

Один из таких реликтов палеоантропа на днях взялся за оскорбление армянской культуры. В Азербайджане это ценится, особенно если реликт пока еще способен вспомнить пару имен и некоторые достижения армянского народа, а затем, в меру своего интеллекта, постараться принизить их вклад и значение в общемировой культуре. Указанный реликт оказался в состоянии вспомнить целых пять армянских имен, да еще варварски уничтоженные его соплеменниками хачкары. Не реликт, а гений племени черных баранов. Так и хочется бросить ему кусочек сахара за умело выполненную роль. И уже язык не поворачивается вчинить ему нагоняй за незнание имен царя Артавазда, Месропа Маштоца, Анания Ширакаци, Григора Нарекаци, Фрика, Наапета Кучака, Тороса Рослина, Комитаса, Туманяна, Исаакяна, Севака, братьев Орбели и Алиханянов, Сисакяна, Амбарцумяна, Гурзадяна…

Как объяснить резвящемуся в вольере палеоантропу, что Виктор Амбарцумян, например, являлся не только президентом Международного Астрономического Союза, но и дважды избирался президентом Международного Совета научных советов? Возможно ли научить палеоантропа замечать звезды (и не только астрономические)? Как заставить поднять голову тварь, умеющую лишь орудовать языком и наслаждаться собственным отражением в им же вылизанных ботинках хозяина? Наконец, как втолковать реликтовой твари, что гений Тиграна Петросяна заключался не в его носе? Будь это так, Ильхам Алиев, со своим колоссального размера коромыслом на лице давно бы стал чемпионом Вселенной по шахматам, шашкам и всем интеллектуальным играм. А пока он способен лишь выжимать носом дольки лимона в грушевидном стакане с чаем.

Читая сочинение реликтовой твари, невозможно отречься от мысли, что он беспощадно точно характеризует себя и свое племя. Не потому, что в нем заговорила справедливость – у палеоантропов говорить умеет лишь утроба. Зависть, черная зависть, вот что движет палеоантропом, по прихоти судьбы родившимся в наше время. Зависть к чужой славе, науке, культуре. Зависть к воинам, способным отстоять свою Родину от полчищ трусливых шакалов.

С реликтовой тварью можно согласиться лишь в одном, с процитированной им поговоркой, по старой воровской привычке закавказских турок преподнесенной как «азербайджанская»: «Если кошка не в состоянии дотянуться до мяса, то она говорит, что мясо это тухлое». Отсутствие мозгов в дыневидном черепе не позволило ему понять, насколько точно эта поговорка характеризует инстинкты его племени. Именно инстинкты, ибо палеоантропы, в отличие от homo sapiens, мыслить просто не в состоянии. Даже те, кого в школе учила читать и писать армянка Эльвира Аветисовна.

«Армяне оскорбляют нас, называют закавказскими турками», — скулит он при свете луны. Хотел было ответить, что оскорбить духовных гермафродитов невозможно, но вдруг подумал: а ведь действительно, какие они закавказские? Стоит ли всякий пришлый сброд оборванцев, два с половиной поколения кочевавших в чужих горах, связывать с Кавказом? Они не закавказские, они просто не сумевшие стать людьми турки. Ныне целенаправленно возвращаемые Алиевым в присущее им состояние.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН
Источник: «Восканапат»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here