Ирано-курдская перспектива

83

2Турецкие эксперты, буквально, заполнили эфир тезисами об угрозах, исходящих от курдов, пытаясь представить курдские амбиции как главную угрозу Ирану. При этом, активно используются издания, которые просто по определению публикуют данные материалы исключительно в связи с денежным интересом.

На протяжении трех десятилетий, несмотря на попытки Ирана абсорбировать курдских политиков, прежде всего, в Ираке, этого не удавалось сделать, и курдские движения продолжали занимать анти-иранские позиции. В условиях конфронтации США и Ирана, американцы считали недопустимым сближение курдов и Ирана, и такого же мнения придерживались Турция и Израиль, а также Саудовская Аравия.

Курды имели многие аргументы и основания не предпринимать усилия сближаться с Ираном. Сейчас, в результате появления суннитского просаудовского движения в Месопатамии, курды и Иран оказались в условиях объективного партнерства и сейчас вынуждены разрабатывать новые предпочтения в отношениях друг с другом. Несомненно, это сближение будут поддерживать США и европейские государства, в условиях, когда так называемое исламское государство Ирака и Леванта предпочитает и развертывает реальные партнерские с Турцией.

От отношений курдов с Ираном во многом зависело и теперь может быть обусловлено геополитическое противостояние и позиции ведущих государств Ближнего Востока. В регионе превалировать будут те государства, которые сумеют обрести партнерские отношения с курдами.

С конца 19 века Россия пыталась абсорбировать курдов, прежде всего, в Турции, и тем самым уйти от необходимости делать ставку на армян, которые рассматривались русскими как тупиковый путь в их политике на Ближнем Востоке. Русские разведчики и члены географического общества неоднократно сообщали генеральному штабу и правительству России, в начале 20 века, что ставка на армян не имеет никакого смысла, тогда как в этом же регионе проживают курды, якобы, стремящиеся к партнерству с Россией.

К Первой мировой войне России так и не удалось, даже отчасти, воспользоваться услугами курдов, которые сыграли большую роль в защите интересов Турции. На протяжении нескольких десятилетий Турция смогла нейтрализовать возможные отношения России с курдами, что произошло и в 80-тых годах, к началу курдских восстаний, и в самое последнее время. Россия полностью лишила себя возможности сотрудничества с курдами, и для курдов нынешняя Россия — это не просто нейтральная страна, а противник, так как курдским лидерам хорошо известно, насколько Турция и Россия тесно сотрудничают по курдскому вопросу. То есть, практически, Россия рассматривает курдов в Турции таким же образом, как и армян на рубеже 19 и 20 веков.

Сейчас возникает вопрос, насколько данная «модель», то есть, замена армянского фактора курдским, может быть применена Ираном. В какой-то мере это вполне реально, хотя нужно отметить, что Иран давно имеет отношения с курдами Анатолии, и это никак не повлияло на иранско-армянские отношения. Но с образованием курдского суверенного государства интересы Ирана и его внешняя политика, так или иначе, могут быть скорректированы.

Вместе с тем, при любом раскладе сил в регионе, Иран рассматривает курдов как весьма самостоятельную и амбициозную силу. Несомненно, вскоре предстоит увидеть в регионе большое государство, тесно связанное с Западным сообществом и имеющее огромные территориальные претензии.

В Иране проживает не менее 6 миллионов курдов, причем, большей частью они проживают компактно, и эта территория официально именуется Курдистан. В Иране, как в универсальном государстве, этноним и топоним Курдистан распространен во многих городах в названиях улиц, наличие курдского народа вполне признано как реальность.

Тем не менее, в перспективе курды будут претендовать как минимум на территорию Иранского Курдистана. То есть, проблемы между Ираном и курдами останутся, и Иран по-прежнему будет нуждаться в партнерах в регионе. Кроме того, если США сделали ставку на Иран, как на ключевого партнера на Ближнем Востоке и в других регионах, вряд ли можно ожидать от американцев поддержки курдов в Иране.

Сейчас, Турция пытается «мобилизовать» все возможные силы в арабском мире, которые заинтересованы в противостоянии амбициям курдов. Однако, арабы чрезвычайно заняты внутренними проблемами, и им явно не до курдов, тем более, в контексте возможного сотрудничества с Турцией.

Однако сейчас только альянс США – Иран – курды способен противостоять агрессии суннитских радикалов, и создание этого альянса, бесспорно, станет реальностью, если уже не стало. Данное обстоятельство приведет Ближний Восток и соседние регионы к совершенно новому состоянию, когда ряд крупных держав, которые десятилетиями играли важную роль в регионе, утратят свое значение, и прежде всего, Россия.

Роль России в данном регионе исчерпана, и навсегда, она никого не интересует, потому что не имеет твердой позиции и ограничивается пустыми заявлениями. Россия так и не сумела воспользоваться даже фактором христианского присутствия в регионе.

Роль Турции в регионе, по целому ряду причин, будет снижаться, и она также утратит роль региональной макродержавы. Турция не в состоянии отказаться от своих амбиций, и это связано с ее внешнеполитическими и внутренними задачами. Экспансия — это основное условие существования новой турецкой модели. Но этого никто не собирается терпеть или переваривать. Данные задачи не имеют ничего конструктивного.

Утверждать то, что США имеют полный набор рекомендаций и разработок по курдам, было бы весьма необоснованным. Таких завершенных разработок все еще нет, и американцы будут примеряться по условиям и событиям, как и по многим другим проблемам. Но, так или иначе, курдская тема будет разработана американцами и их европейскими партнерами, очень детализировано и в различных вариантах. В дальнейшем политика ни одного государства региона и Запада не сможет осуществляться без учета курдского фактора.

Игорь Мурадян
«Лрагир.Ам»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here