Домой Аналитика Иран и ИГИЛ

Иран и ИГИЛ

5648
0

igil-3На словах и на деле тактика террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), сформированной на базе идеологии такфиризма, не только представляет угрозу для региона Ближнего Востока и мира в целом, но и является серьезным вызовом политике Исламской республики Иран. Эта угроза, конечно, не подвергает опасности сущность сложившегося в Иране политического строя, однако создает риски для политического влияния Исламской республики и усложняет ее ситуацию в плане безопасности.

Тем не менее, складывается впечатление, что своими действиями террористическая группировка ИГИЛ также создает и ряд благоприятных условий для увеличения влияния Ирана. Все же для начала попробуем разобраться, чем ИГИЛ угрожает Ирану.

1. Угрозы безопасности

Несмотря на то что группировка ИГИЛ не в состоянии бросить серьезный вызов безопасности Исламской республики, у нее все же есть некоторые ресурсы в плане использования мягкой силы. Нет никаких сомнений, что ИГИЛ не сможет проникнуть на территорию Ирана, потому как не может соперничать с ним ни в разведке, ни в военной сфере.

Единственной существующей в связи с этим угрозой является то, что террористы могут использовать некоторые недовольства социального, национального и отчасти экономического характера в западных регионах Ирана и таким образом создать там основу для своей деятельности.

ИГИЛ ставит на то, что западные районы Ирана населены преимущественно суннитами, которые, как считают лидеры террористов, не довольны шиитской властью Исламской республики. Опровергая данное мнение, необходимо подчеркнуть, что, во-первых, еще раньше существовали такие же предположения о сотрудничестве населения западных районов Ирана с террористической группировкой «Пежак» для сопротивления властям.

Главная проблема «Пежак» состояла в том, что ее члены не смогли создать для себя социальную базу на западе Ирана. ИГИЛ столкнулось с такой же трудностью. Не располагая социальной базой, эта группировка не может ничего предпринять. Во-вторых, большинство иранских суннитов относится к шафиитскому течению, которое не имеет ничего общего с ханбализмом (другой правовой школой суннитского ислама) и разным образовавшимся на его базе еретическим движениям. По своим убеждениям сунниты шафиитского мазхаба ближе к шиитам.

В частности, им чужды представления о том, что, убивая шиитов, можно попасть в рай. В целом, ИГИЛ с его идеологией не может иметь какое-либо влияние в Иране, и все же от спецслужб Исламской республики требуется проявлять крайнюю бдительность.

2. Политические угрозы

Исламское пробуждение в ближневосточном регионе способствовало увеличению идеологического влияния Исламской республики Иран. Идейная составляющая Исламской революции, произошедшей в стране в 1979 году, включает в себя представления о религиозной демократии и борьбе с мировым империализмом.

Революционные процессы, охватившие население ближневосточных стран, также ведут к реализации этих двух принципов, которыми оправдана борьба народных масс с Хосни Мубараком, Муаммаром Каддафи и Зин аль-Абидином Бен Али. Авторитарное правление в Египте, Ливии и Тунисе уничтожало всякую возможность установления религиозной демократии.

С другой стороны, при отсутствии у диктаторов этих стран социальной базы они добивались своей легитимности с опорой на крупные иностранные державы, что и являлось основой их зависимости от Запада. В подобных условиях народы региональных государств и начали свои протесты и в очередной раз возродили идеалы Исламской революции.

Многие аналитики убеждены, что в последних событиях на Ближнем Востоке Запад утратил свои позиции, потому как зависимые от него правительства были свергнуты, а сменившие их власти были основаны на воле и чаяниях народа.

Из-за прошлой колониальной зависимости региональных стран от Запада, их население придерживается довольно ксенофобских взглядов. В случае формирования народных правительств западные государства не смогут вернуть себе утраченные позиции, а новые национальные лидеры, оказавшиеся у власти, будут проводить независимую от Запада политику.

В целях сохранения своего влияния в восточных странах, Запад спровоцировал начало кризиса в Сирии, чтобы путем свержения правительства Башара Асада частично компенсировать свои потери. Когда же западные политики осознали демократическую позицию сирийского президента и тот факт, что им не удастся так просто свергнуть его правительство, они стали поддерживать различные террористические группировки, претендующие на приверженность исламу.

Между тем, Саудовская Аравия и Катар, наблюдая за ростом влияния Исламской республики в регионе, перешли на сторону Запада. Несмотря на свою победу в Египте и свержение правительства Мухаммеда Мурси, в Сирии, где кризис продолжается уже более трех лет, Башар Асад все еще остается президентом страны, получив благодаря народному голосованию еще больше власти.

Результатом политики Запада и некоторых региональных государств является усиление радикальных террористических группировок. Учитывая специфику ультраисламских объединений, возникших в прошлые годы, таких как Талибан, можно заключить, что они преследуют две главные цели. Первая заключается в борьбе с иностранными силами в исламских странах, а вторая – в формировании исламских правительств. Между тем, новые группировки экстремистов (в частности, ИГИЛ) своей первоочередной задачей поставили борьбу с шиитским правительством и самими шиитами.

ИГИЛ также добивается создания исламского правительства. Доказательством тому служит проникновение отрядов террористов в Ирак и зверские расправы над сирийскими и иракскими шиитами. Данное обстоятельство может стать причиной разделения региональных государств на два лагеря – шиитов и суннитов.

Шиитский лагерь включает Иран, Сирию, ливанскую «Хизбаллу», Ирак, Бахрейн и йеменских ополченцев из движения «Аль-Хуси», которые противостоят другим странам региона. Разумеется, подобная ситуация представляет собой угрозу Исламской республике Иран, которая выступает не только против расправ над шиитами.

Революционная идеология Ирана не оставляет равнодушным и суннитское население Ближнего Востока. Это особо заметно на примере активных палестинских группировок, таких как «Хамас», который, несмотря на несхожесть с Ираном в религиозном плане, ведет борьбу с сионистским режимом, руководствуясь принципами Исламской революции.

Если ИГИЛ все же добьется своих целей, существует угроза того, что идеологическое влияние Исламской республики ограничится только шиитским населением региона. Между тем следует учесть тот факт, что провозглашаемые Ираном принципы, такие как борьба с сионистским режимом, осуществимы только при единстве всего исламского общества.

Шиизмофобия, которая благодаря деятельности ИГИЛ может распространиться по всему региону, является одной из целей Запада по противодействию иранскому влиянию. Кстати сказать, этой же цели добивается и группировка ИГИЛ.

Плюсы Ирана от деятельности ИГИЛ

Самая большая польза от деятельности ИГИЛ для Ирана и всего фронта сопротивления состоит в признании легитимности правительства Башара Асада. Проникнув в Ирак, ИГИЛ доказало, что не признает политических границ и является угрозой мировому сообществу.

Действия этой группировки сделали очевидным тот факт, что Башар Асад – не простой властолюбец, а защитник сирийского народа, как и заявлял он об этом многократно. Общественное мнение в странах региона и во всем мире признало очевидность того, что сирийский кризис развязан иностранными государствами.

Западные политики считали события в Сирии продолжением арабских революций и поэтому оказывали финансовую и военную помощь группировкам внутрисирийской оппозиции. Однако неожиданно они столкнулись с ситуацией, когда их трактовка происходящего не произвела впечатления на общественное мнение.

По этой причине они уже не могут оказывать помощь ИГИЛ и другим экстремистским группировкам. В действительности, Запад столкнулся с дилеммой. С одной стороны, он стремится, поддерживая террористические формирования, подготовить почву для свержения Башара Асада, а с другой – опасается осуждения со стороны мировой общественности.

Данная ситуация оказалась выгодной для Исламской республики. Поддерживая Башара Асада, Иран многократно предупреждал другие страны об опасности, грозящей со стороны террористических группировок. Что же касается Сирии, то кризис в этой стране нанес серьезный ущерб престижу западных государств. Иран, в свою очередь, смог мобилизовать мировое сообщество против террористов.

Еще одним плюсом для Исламской республики является начавшийся процесс консолидации политических групп в Ираке. К числу главных из них относятся объединения шиитов, суннитов и курдов. После свержения Саддама Хусейна эти три центра власти так и не смогли договориться друг с другом. Существующие между ними противоречия передались и иракскому обществу.

Данная проблема создает большую проблему для правительства Нури аль-Малеки. Однако сейчас создаются условия для того, чтобы на фоне угрозы со стороны ИГИЛ разные партии внутри Ирака позабыли о своих разногласиях и вместе начали борьбу с террористами.

Кроме этого, в Ираке наблюдаются и другие процессы. Дело в том, общая угроза заставляет объединяться друг с другом шиитских и суннитских богословов. О намерении Иракского Курдистана вести борьбу с террористами заявил и Масуд Барзани (президент автономии и лидер Демократической партии Курдистана). Одним словом, вся эта ситуация крайне выгодна для Исламской республики.

Правительство Нури аль-Малики весьма близко Ирану, у которого тоже имеются собственные интересы в Ираке. Риск того, что противостояние политических группировок в Ираке нанесет урон интересам Ирана, существовал всегда. Тем не менее, рост террористической активности в Ираке создал условия для объединения в этой стране разных политических партий и сплочения ее народа.

Хоссейн Тавассоли («FARS News Agency», Иран)