Домой Армения Кто завёл «мотор войны» в Казахстане и почему нападавшие легко захватывали здания...

Кто завёл «мотор войны» в Казахстане и почему нападавшие легко захватывали здания и оружие

190
0

Кто завёл "мотор войны" в Казахстане и почему нападавшие легко захватывали здания и оружие

В начале 2022 года в «горячую точку» неожиданно для многих превратился соседний с Алтайским краем Казахстан. Всё началось 2 января с акций протеста против двукратного повышения цены на газ в городах Жанаозен и Актау, после чего волнения вспыхнули практически по всей республике. Судя по всему, в самое ближайшее время в страну будут введены миротворческие силы ОДКБ (организации Договора коллективной безопасности, её членами являются шесть государств: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан) – помощи этого военного блока 5 января запросил президент Касым-Жомарт Токаев. В чём причины разгоревшихся столкновений, как будет развиваться ситуация дальше и может ли что-то грозить проживающему на территории Казахстана русскоязычному населению, разбирался журналист amic.ru Андрей Магас.

ОДКБ берётся за ружьё

События в Казахстане дадут возможность увидеть боевую мощь ОДКБ в действии. Ещё недавно, в ходе конфликта между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах, эта структура (а заодно и Россия как главная движущая сила) подвергалась жёсткой критике за неспособность погасить конфликт между двумя своими участниками. Так что от успеха предстоящей миротворческой миссии во многом будет зависеть её репутация, считают эксперты.

Участие сил ОДКБ в казахстанских событиях было согласовано в ночь на 6 января. По словам председателя Совета коллективной безопасности, премьера Армении Никола Пашиняна, контингент ОДКБ будет находиться в республике до стабилизации ситуации. Сейчас по всей территории Казахстана действует режим ЧП, многие административные объекты находятся под усиленной охраной, в Нур-Султан, Алма-Ату и другие города введены военные и бронетехника. В Алма-Ате протестующие взяли штурмом мэрию, основательно разграбив кабинеты чиновников и проведя «изъятие» бытовой техники и различных ценных предметов. Также были захвачены здания некоторых силовых ведомств (в том числе КНБ – Комитета национальной безопасности), опустошены оружейные комнаты. Часть оружия участники беспорядков отняли в столкновениях с полицией. Впрочем, как свидетельствуют местные масс-медиа, некоторые правоохранители переходили на сторону протестующих и передавали им вооружение и боеприпасы. Конечно, не обошлось без погромов магазинов и торговых центров, товары из которых, как пишут местные телеграм-каналы, вывозились машинами.

Бурлящая Алма-Ата и тихий Нур-Султан

Центром волнений стала Алма-Ата, ранее являвшаяся столицей Казахстана. Именно этот город подхватил огонь протеста, вспыхнувший в городе нефтедобытчиков Жанаозене. Как сообщил amic.ru старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин, после утраты столичного статуса Алма-Ата стала в значительной степени местом концентрации различных оппозиционных сил. При этом о возможной угрозе для русского и русскоязычного населения республики эксперт высказывается осторожно.

«Пока националистических призывов из уст участников волнений не звучало, однако в дальнейшем они могут быть использованы для канализации негативных настроений. К тому же надо учесть наличие массы людей с оружием в руках, подобного рода мотивы вполне могут появиться. Причём угроза есть не только для русских – можно вспомнить события в Кордайском районе в феврале 2020-го, когда острие массовых беспорядков было направлено против дунганского меньшинства», – напомнил собеседник.

Кто завёл "мотор войны" в Казахстане и почему нападавшие легко захватывали здания и оружие

По словам политолога, обозревателя портала «Свободная пресса» Сергей Аксенова, географический центр происходящих событий вовсе не является случайностью. «Как ни крути, Алма-Ата – это мегаполис и в значительной степени – центр политической жизни Казахстана, – заявил он amic.ru. – Именно в таких городах и происходят крупные протестные акции, влияющие на жизнь страны. Кроме того, там немало объектов, привлекательных для потенциальных погромщиков, которые часто присоединяются к массовым волнениям ради своих корыстных интересов, что мы и наблюдаем в Алма-Ате».

Эксперт убеждён, что в официальной столице такого рода выступлений ожидать трудно: «Я несколько раз бывал в Казахстане и всякий раз, посещая Нур-Султан (в ту пору город назывался Астаной), удивлялся его безлюдности. Его пустота, свойственная для некоторых наших провинциальных городов, нередко поражает приезжих. В нынешней столице местное население, можно сказать, составляют либо чиновники и их семьи, либо лица, так или иначе связанные с ними. И бунтовать там, по большому счёту, некому. Оттого город остался в стороне от серьёзных массовых выступлений, прокатившихся по стране».

Аксенов добавил, что проведённые не так давно опросы общественного мнения показали, что наибольший процент граждан, готовых к участию в акциях протеста, живёт в Алма-Ате и Актау, в то время как в Нур-Султане к таким акциям готовы менее одного процента жителей.

В то же время Алма-Ата остаётся центром притяжения для молодых жителей небольших населённых пунктов, преимущественно сельских. В Казахстане их называют «мамбетами». Именно «мамбеты», как пишет телеграм-канал Readovka, и являются движущей силой вспыхнувших волнений.

В поисках поджигателей бунта

Что касается определения организаторов, то политики и эксперты пока не пришли к единому мнению. Президент Токаев, когда обратился за помощью к ОДКБ, упирал на то, что за бунтом стоят «террористические банды <…> прошедшие подготовку за рубежом». Казахстанский политолог Марат Шибутов не верит, что они были инспирированы извне. «Тут нет внешних заинтересованных сторон. Наоборот, страны, которые вкладывались в Казахстан, могут потребовать стабилизации ситуации и своего участия в этом», – заявил он прессе.

Кто завёл "мотор войны" в Казахстане и почему нападавшие легко захватывали здания и оружие

Сомневается в активном иностранном участии и Станислав Притчин: «Если оно даже имеет место, то не слишком значительно – до настоящего времени казахстанская многовекторная политика устраивала все стороны».

По словам Сергея Аксенова, истинные зачинщики беспорядков пока остаются за кадром, но одной из ключевых причин волнений может стать двоевластие: «Для людей в погонах ситуация, когда в стране есть президент, он же главнокомандующий и председатель Совбеза, бывший глава государства, является очень сложной. Они подчас не могут понять, чьи указания следует выполнять, помимо прямых приказов есть различные инструкции, распоряжения».

Эксперт заметил, что недаром одним из первых решений президента Токаева в текущей ситуации стало принятие на себя функций главы Совбеза. Он также обратил внимание на странности, имевшие место в действиях силовиков при атаках протестующих толп:

«Создаётся впечатление, что имела место банальная сдача объектов – мэрии, КНБ, других структур. Не было организованного отпора или его попыток, как, скажем, у нас в октябре 1993-го. Слишком легко люди брали штурмом здания, в том числе и те, где имелось оружие».

Интересно, что совсем недавно отмечалось 35-летие массовых волнений в Казахской ССР, произошедших в декабре 1986-го. В связи с этим вспоминается разговор начала 2000-х с одним из авторов аналитической записки в ЦК КПСС по поводу тех бурных событий. Собеседника автора этих строк уже нет в нашем мире, поэтому называть его имени не стану. В аналитической записке он указывал, что мотором для протестных выступлений в конце 80-х стали противоречия казахских кланов. При этом отмечал, что отношения внутри кланов республики «стоят выше политических пристрастий, партийной и должностной дисциплины». Записку аналитика «в верхах» прочли, но доводы отвергли, заявив, что «у нас тут давно не средневековье и всякие разборки между родами, семьями будем жёстко пресекать».

«В общем, не захотели тогда партийные руководители реально взглянуть на ситуацию, – досадуя заметил тогда в разговоре аналитик. – Но, кто знает, может, нам ещё придётся с этим явлением столкнуться. Это сейчас пограничный Казахстан спокоен. А дальше – кто знает…»