Домой Армения «Изменённое сознание». Зачем ковидных больных на Алтае связывают и почему это нормально?

«Изменённое сознание». Зачем ковидных больных на Алтае связывают и почему это нормально?

92
0

"Изменённое сознание". Зачем ковидных больных на Алтае связывают и почему это нормально?

В октябре 2021 года фиксация пациентов в медучреждениях Алтайского края стала предметом ожесточённых споров в соцсетях. Пенсионерка из Рубцовского района пожаловалась в полицию на медиков, которые якобы издевались над ней в ковидном госпитале. Чтобы пресечь попытки женщины снять кислородную маску, её привязали к больничной койке. Теперь алтайский Следком проводит проверку по факту случившегося. В крайздраве тем временем уверены, что врачей наказывать не за что: они «действовали в интересах жизни и здоровья пациента».

Привязывать больного к койке – нормально, в один голос говорят amic.ru врачи с многолетним стажем. По их словам, иногда это единственный способ оказать человеку помощь. Объясняем, почему медики не видят в фиксации ничего криминального, как это помогает спасти жизнь и что об этом всём говорят юристы.

Вынужденные меры

Пенсионерка, которую привязали к койке в Рубцовске, сравнивает медиков с фашистами. Инцидент произошёл ещё в сентябре. 86-летнюю жительницу алтайского села Самарка с высокой температурой привезли в ковидный госпиталь Рубцовска. По словам пациентки, из-за низкой сатурации на неё надели кислородную маску. Но женщина решила снять аппарат, поскольку он ей мешал. Тогда, объяснила она, на неё «набросились» санитары, которые связали её и отобрали телефон. Родственники забрали старушку из больницы на следующий день, а чуть позже написали заявление в полицию.

11 октября Следственный комитет возбудил уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 238 УК РФ («Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей») и п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ («Незаконное лишение свободы человека с применением насилия»). Расследование всё ещё продолжается.

Но в алтайском Минздраве, после того как разгорелся скандал, прояснили ситуацию: никаких нарушений в работе госпиталя нет, а медики действовали «в интересах жизни и здоровья» пенсионерки. У женщины была очень низкая сатурация, поэтому кислородная маска была ей жизненно необходима. По мнению ведомства, фиксация – вынужденная мера, без которой помочь пациентке не получилось бы.

«Любое заболевание или перенесённая операция может осложниться развитием психомоторного возбуждения, во время которого больной может нанести себе тяжёлое повреждение или увечье: упасть с кровати, удалить катетер или интубационную трубку, разбить стеклянный предмет и осколками нанести себе рану. Особенно часто психотические состояния возникают у пожилых и стариков, что связано с возрастными изменениями центральной нервной системы. Это заставляет прибегать к мягкой фиксации конечностей больного к кровати: руки и ноги пациента обёртываются мягким материалом (полотенце, простыни) и с помощью вязок обездвиживаются. Решение о фиксации больного принимает лечащий врач, он же контролирует его состояние», – пояснили amic.ru в крайздраве.

В ведомстве добавили, что в теории «успокоить» буйных пациентов можно и с помощью седативных препаратов. Но иногда психомоторные нарушения продолжаются более пяти суток, из-за чего были бы нужны слишком большие дозы препаратов. А передозировка слишком опасна: она может вызывать угнетение дыхания и кровообращения, усугубить неадекватность поведения и оборвать контакт больного и врача. Так что фиксация остаётся единственным подходящим вариантом, убеждены медики.

А вообще методика «мягкого» связывания давно общепринята и применяется в различных областях клинической медицины, подчеркнули в Минздраве.

"Изменённое сознание". Зачем ковидных больных на Алтае связывают и почему это нормально?

Минздрав прокомментировал слова пенсионерки об издевательствах в больнице Рубцовска

Спасают от самих себя

COVID-19 не меньше других заболеваний приводит к нарушениям психики, уверены врачи. Из-за болезни у пациентов развивается гипоксия (кислородное голодание), при которой пациент может вести себя неадекватно. Об этом изданию «Спутник» рассказал профессор Виктор Кожокару, который заведует клиникой анестезиологии и реанимации клинической больницы Кишинёва. Если таких больных не привязывать, закончиться всё может очень печально.

«Что касается коронавируса. Как известно, он приводит главным образом к гипоксии, то есть к кислородному голоданию. А это известный феномен, он также влияет на поведение человека. Уже не секрет, что многие заражённые COVID-19 покончили с собой», – рассказал медик. 

Специалист отметил, что нарушить сознание пациента могут и препараты, которые используют в отделениях интенсивной терапии. Почти две трети лекарств, которые там применяют, – наркотические.

Согласен с этим и барнаульский врач с многолетним стажем Игорь Червяков. По его словам, неадекватный больной может одним неосторожным действием «обнулить» всё лечение или, того хуже, навредить себе и другим.

«Человек в изменённом сознании – что характерно и для ковида – способен на многое. Это может быть резкий прилив сил, в таком состоянии он может причинить вред как себе (выдернуть капельницу, например), так и другим пациентам. Понятно, что фиксация в рамках допустимого – это нормальная медпроцедура, которая появилась и применяется давно. Речь не идёт, к примеру, о насильственном кормлении, как в тюрьмах. Это совершенно не так, это сложившаяся медицинская манипуляция», – убеждён Червяков.

При этом медики уверяют: всех поголовно в госпиталях к кроватям не привязывают. По каждому пациенту решение принимается отдельно. Фиксируют только тех больных, которые могут непреднамеренно ухудшить своё состояние.

О том, насколько важно для пациента с низкой сатурацией не снимать кислородную маску, корреспонденту amic.ru летом 2021 года рассказывали врачи барнаульского ковидного госпиталя. С началом пандемии кислород из расходного материала превратился в лекарство, которое в разы увеличивает шансы ковидного больного на благоприятный исход. Но многие пожилые пациенты то и дело норовят снять маску. Им кажется, что они не могут дышать именно из-за неё, а не из-за низкой сатурации.

Вяжут с малых лет

По словам Червякова, фиксацию уже давно применяют в самых разных областях медицины для множества категорий больных. Например, иногда медикам приходится привязывать детей: по-другому их вылечить просто не получится.

«Как можно поставить ребёнку укол, если хорошо его не зафиксировать? Это же относится к капельнице и клизме, даже элементарно – удалить соринку из глаза. Потому что ни один ребёнок не будет терпеть и не шевелиться по два часа подряд. А что ещё остается, наркоз? Это очень вредно, тем более для детского организма», – объясняет специалист.

Медик согласен, что такой способ помочь пациенту – не самый приятный. Но всё это делается для его же безопасности.

«Задумывались ли вы, сколько людей в стационарах падали с коек, сколько из них получали травмы? А ведь если собрать все эти случаи вместе, то статистика будет внушительная. Врачи между тем делают своё дело: помогают и спасают, но есть такие, может быть, неприятные способы», – подчёркивает Червяков.

При этом родственников рубцовской пациентки врач тоже понимает. По его словам, далекие от медицины люди видят только «верхушку айсберга»: своего привязанного родственника. В растерянности близкие начинают думать, что над пациентом издеваются, и обращаются в правоохранительные органы. Хотя других целей, кроме как обезопасить и спасти больного, у медиков нет, настаивает Червяков.

Границы свободы

О том, законно ли медики привязывают пациентов к кровати, у юристов единого ответа нет. По мнению экспертов, каждый конкретный случай нужно разбирать отдельно: говорить о проблеме «в общем» нет никакого смысла, пока нет нормативной базы. Трактовать действия врачей следователи и медики могут по-разному.

Например, кандидат юридических наук Алексей Рязанов убеждён, что медики имеют право на фиксацию «в определённых случаях»: когда пациент потенциально опасен. Но юрист подчёркивает: всё это должно быть регламентировано чёткими нормами и документами, как на уровне больницы, так и на уровне Минздрава. Тогда таких скандалов, который разгорелся из-за случая в Рубцовске, будет намного меньше.

«Медики имеют право на такие действия в определённых случаях, но больницы в идеале должны иметь различные регламенты, разработанные совместно с органами власти и организациями по правам человека. Тогда спорных ситуаций возникало бы меньше, равно как и уголовных дел», – объяснил Рязанов.

При этом юрист допускает, что эти действия могут квалифицировать как незаконное лишение свободы и даже как пытки, если врачи не смогут их объяснить. И всё это – из-за отсутствия чёткого регламента. В алтайском Минздраве amic.ru пояснили, что официальных нормативных документов по технологии фиксации в регионе нет.

Доктор Червяков уверен, что к каким бы выводам ни приходили правоохранители, правда здесь на стороне медицины.

«Уголовное дело? Но здесь нужен мотив. Какой он? Незаконное лишение свободы или удержание? Глупости. В стационаре пациент (а тем более ковидном, где запрещено перемещаться между палатами и этажами) и так априори не имеет свободы, по факту он её лишен» – напоминает медик.

Врач убеждён, что во всех рассуждениях о правах и свободе, главное, помнить одно: если человеку требуется экстренная помощь, медики должны сделать всё, чтобы её оказать. Даже если для этого приходится прибегать к довольно жёстким мерам.