Томас Фёклер о тактике сборной Франции на чемпионате мира по велоспорту-2021

    97
    0

     

     

      Томас Фёклер (Thomas Voeckler), ставший тренером сборной Франции по велоспорту в 2019 году, после победы в групповой гонке своего подопечного Жулиана Алафилиппа сказал, что победная сольная атака за 17 км не была запланирована. Об этом Томас Фёклер рассказал после триумфального для его команды завершения групповой гонки в интервью Cyclingnews и французским журналистам.

     

    Томас Фёклер о тактике сборной Франции на чемпионате мира по велоспорту-2021

     

    Томас Фёклер о тактике сборной Франции на чемпионате мира по велоспорту-2021

     

    Томас Фёклер о тактике сборной Франции на чемпионате мира по велоспорту-2021

    Томас Фёклер о тактике сборной Франции на чемпионате мира по велоспорту-2021

     

     

      Томас Фёклер: «Мне 42 года, и я сказал своему президенту федерации, что, может, мне бросить эту работу, потому что хочу прожить подольше, а эти парни меня убьют слишком рано. Жулиан сделал не то, что я говорил, а наоборот. Он меня напугал. А Арно Демар вывихнул мне плечо».

    Затем более серьёзно Томас Фёклер рассказал о тактике сборной Франции в групповой гонке чемпионата мира по велоспорту-2021:

     

      «Давал им инструкцию начать гонку раньше, чем все ожидают, поэтому мы ехали в каком-то смысле как ненормальные. Получилось, как мы и предполагали. Атаки проредили пелотон к концу гонки. Мы хотели начать атаковать раньше всех. Если честно, думали начать атаки ещё раньше, но Реми Каванья получил прокол. На всём протяжении гонки мы хотели на шаг опережать соперников, чтобы кто-то из быстрых ребят, Бенуа Коснефруа или Арно Демар держались впереди и создавали опасные ситуации. И мы хотели сберечь Жулиана и Сенеша (Флориана Сенешаля) для финала.

      Жулиан спросил, должен ли он работать на Сенешаля в спринте. Я ответил ему «нет», что для этой работы есть Мадуа, а в спринте Сенешаль сам сможет о себе позаботиться. Я сказал ему, чтобы он ехал по интуиции, что так он выступает лучше всего. Он спросил: «Так мне атаковать или нет?» — Я ответил: «Отвечай на ускорения и контратакуй». Но в итоге я посоветовал ему полагаться на инстинкты, после чего он атаковал несколько раз.

      Мы планировали атаку за 58 км, но не сработало, потому что он в первый раз слишком долго тратил силы. Или это срабатывает, или нет, и тогда надо прекратить. Я сказал ему прекратить. Потом он подъехал к моей техничке, и мы обсудили ключевой момент.  Но мы не планировали, что он в одиночку уедет за 17 км!  

      Я уже говорил, что если мы сфокусируемся только на Вауте, то поступим так же, как и другие сборные. Ребятам сказал, что следить только за Ваутом, потому что мы в Бельгии, худшее, что можно сделать. Он лучший, и за ним будут следить много команд.  

      Мы должны были следить за бельгийской командой и Ваутом, но я запретил фокусироваться только на нём. Это как в футболе – если играешь против «Пари Сен-Жермен» и поставишь четырёх игроков следить за Мбаппе, то от этого выиграют другие.

      Бельгия была соперником, как и другие, и самой большой ошибкой было бы придерживаться плана «анти-Ван-Арт» или «анти-Бельгия». А многие, без сомнения, так и сделали.

      Я хочу, чтобы все люди, которые любят спорт во Франции, запомнили эти моменты. Осмелюсь сказать, что мой вклад был совсем небольшим, минимальным. Я смог вселить в них настрой, на таком маршруте и без радио объяснил им, где и когда атаковать. Мы хотели сделать гонку динамичной, а не просто мучиться. Мы были актёрами и получили самую прекрасную награду».