Домой Армения Пасечники Алтая вновь жалуются на отравление пчёл, а эксперт предупреждает о новых...

Пасечники Алтая вновь жалуются на отравление пчёл, а эксперт предупреждает о новых бедах

109
0

Пасечники Алтая вновь жалуются на отравление пчёл, а эксперт предупреждает о новых бедах

С июля 2021 года вступила в силу поправка в федеральный закон «О пчеловодстве», согласно которой аграрии обязаны предупреждать пчеловодов об обработке полей не позднее чем за три дня до её начала. Нововведение должно защитить пчёл от отравления пестицидами. Однако владельцы полей не спешат выполнять новые предписания: так, в селе Устьянка Локтевского района Алтайского края в конце июля погибло больше 30 тысяч пчёл у семи пасечников. Пчеловоды уверены: насекомые отравились на полях, об обработке которых никто не предупреждал. Возмещать убытки тоже никто не спешит – даже полиция отказала в возбуждении дела. Amic.ru разбирался, почему закон есть, но его никто не исполняет, как юристы «учат» пчёл летать по полям и почему алтайских пасечников в 2022 году ждут ещё более суровые испытания.

Рапс – убийца алтайских пчёл?

Михаил Ушков – пасечник с 13-летним стажем. Год назад оформил документы как владелец крестьянского фермерского хозяйства (КФХ), зарегистрировался в электронной базе в качестве пчеловода, а в системе «Меркурий» отметил, на каких полях размещает свои пчелосемьи. Ежегодно оформляет лицензию на продажу мёда – то есть бизнес у него «белый», официальный.

22 июля 2021 года почти сразу же после первой качки мёда Михаилу позвонил встревоженный знакомый (он и ещё пять пчеловодов держат пасеки на одних полях возле посёлка Устьянка Локтевского района) и сообщил: пчелы прилетают с полей, кружатся и падают замертво.

«Когда я приехал и оценил ситуацию – понял, что пчёл траванули. У нас в общем счёте погибло примерно 300 пчелосемей на семи платформах. Полегли даже самые сильные особи. Остались только хилые, которые редко выбираются на поля. Мёда от них немного. Надежда только на будущий расплод. Но тут вопрос: выживет ли он без старших пчёл? Спорно. Так что в этом году мёда уже точно не будет», – рассказывает amic.ru Михаил Ушков.

Пасечники Алтая вновь жалуются на отравление пчёл, а эксперт предупреждает о новых бедах

Пчеловоды стали выяснять, где насекомые могли отравиться. Оказалось, что владелец рапсового поля потравил его без предупреждения. От пасек до него всего четыре километра и именно оттуда идёт основной медосбор. Когда агрария спросили, почему он не оповестил соседей, как это положено по закону, тот, по словам Ушкова, ответил: думал, до пчёл не достанет.

«Когда мы позвонили агроному, он сказал, что вчера потравил рапс, и добавил: сваливайте быстрее. А куда уже было сваливать? Все уже погибли. Если бы он предупредил заранее, мы бы сразу собрались и уехали, и пчёлы остались бы живы», – говорит Михаил Ушков.

Зачем рапс травят химикатами?

Рапс – самоопыляемая культура, из которой получают масло и корм для скота. Считается медоносной культурой. По данным различных источников, с каждого гектара рапсового поля пчёлы могут собирать от 30 до 100 кг меда, к тому же и цветёт он очень долго, поэтому весьма привлекателен для насекомых. При этом рапсу грозят множество опасных вредителей. В их числе капустная и рапсовая моль, пилильщик, разные виды тли и другие. Чтобы защитить посевы, аграрии используют пестициды, которые смертельны не только вредителям, но и пчёлам. Возмещать убытки (один только Михаил потерял около 500 тысяч рублей) владелец поля, по словам пасечников, отказался. Тогда они обратились в районную администрацию, Россельхознадзор, написали заявление в полицию и прокуратуру. И везде получили только отписки и отказы. Все от этой ситуации открестились.

«Всё без толку. Провели только экспертизу, которая установила отравление пчёл ядом, каким именно – не установлено точно. Дело заводить в полиции отказались, из прокуратуры районной также пришёл отказ. Выхода из этой ситуации найти мы пока не можем», – добавил Ушков.

По его словам, владелец поля, на котором была проведена обработка, позже и вовсе начал отрицать то, что пчёлы отравились у него.

«Да и вообще, рапс этот посадили у деревни впритык, а это стопроцентно риск для пчеловодов при обработке полей. Рапс нужно обязательно травить, потому что его сильно едят насекомые. А нам-то что делать? Все об этой проблеме молчат, боятся травли. А мы не боимся теперь, нам уже нечего терять, пчёл не вернуть, и как будем восстанавливать популяцию – не знаем», – возмущается Михаил.

«Оповещение работает только на бумаге»

Это не первый случай массовой гибели пчёл в 2021 году. В июне СМИ писали о подобных инцидентах в Смоленском районе. Сразу несколько десятков пасек лишились пчёл. Их владельцы тоже винят в этом химическую обработку полей.

К слову, такая тенденция сохраняется в регионе уже несколько лет. В 2019 году от отравления ядохимикатами вымерли пчелы в семи районах, пострадала 81 пасека. И это только в Алтайском крае.

Региональные Минсельхоз и Россельхознадзор подтвердили, что мор пчёл произошёл из-за неправильной обработки полей, в частности рапсовых, где заводится больше всего насекомых-вредителей. А поскольку рапс стал очень востребованной культурой (по данным федерального Минсельхоза, за последние 10 лет посевы рапса увеличились на 80 % и продолжают расти), растут и масштабы токсичных обработок.

В 2019 году тревогу забили 23 региона страны, в которых погибли пчёлы. Аграрии тоже схватились за голову: опылять поля стало некому, страдал урожай. Тогда в очередной раз вспомнили о разработке федерального закона «О пчеловодстве». Сейчас часть статей уже вступили в силу, но основной документ начнёт действовать со следующего года.

Среди вступивших – требование предупреждать пасечников, находящихся в пределах семи километров до посевов, о предстоящей обработке полей. И делать это нужно не позднее чем за три дня до её начала. Предполагается, что этого времени хватит, чтобы переместить пчёл в безопасное место.

«При получении информации о предстоящих обработках посевных площадей вблизи пасеки пчеловоду важно принять исчерпывающие меры по сохранению пчелосемей, в числе которых перевозка пчелосемей в безопасное место или ограничение лёта пчёл на период действия ядохимиката. Пчеловодам рекомендуется взаимодействовать с районным органом управления АПК и растениеводческими предприятиями для выстраивания взаимодействия и оперативного получения информации»,   пояснили amic.ru в региональном Минсельхозе.

Пасечники же утверждают, что норма на практике соблюдается далеко не всеми.

«Ну и что, что они на бумаге должны нас письменно оповещать, через СМИ или приложение для пчеловодов? По факту толка от этого ноль, как они молча травили, так и травят», – отметил Михаил Ушаков.

«Убрали пчеловодов из закона о пчеловодстве»

Руководитель общественной организации «Союз пчеловодов Алтая» Сергей Тастан уверяет, что в Алтайском крае система оповещения пасечников работает уже давно. У нас с 2010 года действует региональный закон «О пчеловодстве», содержащий все нормы, которые только пытаются сейчас ввести на федеральном уровне.

Единственная проблема: оповещение срабатывает через мобильное приложение. А интернет во многих районах Алтайского края существует только в отчётах властей. А это значит, что пасечники, несмотря на то, что мы впереди планеты всей, по-прежнему лишены важной информации.  

«Алтайский край стал первым регионом в стране, где активизирован процесс цифровизации пчеловодства. Действует система оповещения через приложение «Мобильная пасека». Однако распространение данной программы идёт достаточно медленными темпами ввиду ряда причин, среди которых отсутствие интернет-соединения в ряде сельских поселений, наличие устаревших мобильных устройств у пчеловодов, особенно пенсионного возраста», – подтвердили слова Тастана в краевом Минсельхозе.

Впрочем, по словам главы Союза пчеловодов, вскоре алтайские пасечники могут столкнуться с такими проблемами, перед которыми всё происходящее сейчас покажется мелочью: региональный закон могут перекроить и подстроить под федеральные нормы, а это, говорит Тастан, путь в кризис отрасли, потому что ФЗ ещё недостаточно проработан.

Так, согласно новому закону, пасечником будет считаться только юрлицо или ИП, в то время как сейчас 92% пчеловодов в стране – физлица. Также в документе не отражены и общественные организации, то есть тот же Союз пчеловодов уже в следующем году лишается своих полномочий.

«Мы по факту теперь никто и не имеем права предлагать какие-то инициативы и улучшения. Это то же самое, если бы водитель не имел права водить, пока не станет юрлицом, а доярка не могла бы доить коров, пока не станет ИП», – возмущается Сергей Тастан.

Помимо этого, по новым нормам, разрешение на размещение пасек люди смогут получить только в региональном Минсельхозе. А это огромная потеря времени как для пасечников, так и для аграриев.

«В Алтайском крае хотят внести изменения: принимать решение о размещении пчёл должен только министр сельского хозяйства. Если такая поправка появится, будет проблемно в целом разместить пасеку на полях – на это будет уходить очень много времени. Страдать будут не только пчёлы, но и аграрии – без опыления урожайность резко снизится», – предупреждает эксперт.

«Сейчас федеральный закон не соответствует ни СанПиНу, ни даже Конституции РФ. Он сырой, а мы пытаемся сейчас под него равняться, когда у нас в регионе сделано гораздо лучше и с нас берут пример. Вместо этого мы начинаем разрушать хорошее в пользу худшего», – подчёркивает руководитель Союза пчеловодов Алтая.

«Научите пчелу летать по закону»

Общественники не теряют надежды сохранить проверенное временем краевое законодательство в сфере пчеловодства. Время ещё есть – федеральные нормы полностью вступят в силу не раньше марта 2022 года. Пчеловоды спорят с депутатами и пытаются продвинуть свои, по их мнению, более профессиональные инициативы.

В частности, пасечники предлагали создать в регионах единую план-карту перемещения пчёл по полям. Отметить все места, где расположены пасеки, зоны, которые обрабатывают пестицидами, и «буферную» территорию в радиусе семи километров от пасек. Обработка на этой территории была бы допустима только биопрепаратами, безопасными для пчёл.

Также в первом чтении в федеральный закон вносили запрет на применение химикатов первого и второго класса опасности, но в окончательную версию это не вошло. Однако именно этот пункт мог бы стать самым значимым – он устраняет главную причину мора пчёл – ядохимикаты. Сейчас общественники предлагают ввести эту норму хотя бы на местном уровне. Но пока все инициативы пчеловодов депутаты отметают.

А что же делать с гибелью пчёл сейчас?

Сейчас доказать, что пчёлы погибли из-за отравления ядами на этом конкретном поле – очень сложно, говорят опытные пасечники, даже несмотря на закон. Некоторые химикаты распадаются за считанные часы и не оставляют следа. Экспертизу необходимо проводить оперативно, чтобы получить шанс доказать свою правоту.

Но даже при наличии доказательств далеко не все пасечники могут рассчитывать на компенсацию от владельца протравленного поля. Если пчеловод не зарегистрирован как КФХ, не имеет документов на пасеку, и его пчёлы не отмечены в системе «Меркурий» – надеяться ему не на что.

«Если пчеловод не зарегистрирован, не имеет документов и программы в телефоне – тогда он никто сейчас. Никто его отдельно не будет оповещать, если у него не установлено мобильное приложение. Если пчеловод через электронную систему не прикрепил местонахождение своей пасеки, его просто не увидят», – объясняет Сергей Тастан.

У Михаила Ушкова бизнес официальный, но и он не может добиться возмещения убытков, даже с наличием всех бумаг и приложений на телефоне. Сейчас Михаил и его товарищи по несчастью обратились в региональный Минсельхоз и Россельхознадзор и собирают документы в суд в надежде отстоять свою правоту, пока другие пасечники пытаются не допустить изменения алтайского закона «О пчеловодстве».